Новости Екатеринбурга

Информационное агентство

Европейско-Азиатские Новости

05 декабря 2016г. 17:42

«Джаз-Транзит» в Екатеринбурге (стенограмма пресс-конференции от 24 апреля 2009 года)

24 апреля 2009, 16:58
583
0
«Джаз-Транзит» в Екатеринбурге (стенограмма пресс-конференции от 24 апреля 2009 года) Пресс-атташе Театра Эстрады: Добрый день, коллеги! Мы рады приветствовать вас на пресс-конференции, посвященной 18 джазовому фестивалю «Джаз-Транзит». Я представляю участников нашей сегодняшней пресс-конференции. Это наши гости из Бухары коллектив «Шелковый путь» и директор Театра Эстрады Николай Головин.

СМИ: В пресс-релизе было указано, что фестиваль приурочен к саммиту ШОС. В чем это проявляется?

Н.Г.: Это проявляется в составе участников. Представлены страны-участники саммита. Кроме Китая. Как мне сказали в китайском консульстве - у них этой музыки нет. Но я не верю, она есть. Она видимо такая же, как у нас в те времена, когда говорили, что Сталин занимается джазовой музыкой.

СМИ: Чем азиатский джаз отличается от европейского и американского направления? Может быть инструментами, темпераментом?

Н.Г.: Они зачастую используют свои национальные инструменты. Но в основе американский джаз. И все же, от американской музыки ушли очень далеко. Сейчас все по-другому - современные направления в джазе и то, что игралось 20-30 лет назад. Это уже 18-ый фестиваль. Но мы как-то ориентировались на Европу и Америку, а к Средней Азии не обращались – так получилось. Хотя точно знали, что в Алма-Ате точно есть коллективы, в Киргизии в данный момент начался межреспубликанский фестиваль, на который приглашено много иностранных коллективов. У них есть плюс - всем фестивалям в Средней Азии помогают консульства стран Европы, Америки. У нас это не прижилось. Ансамбль «Мизроб», который принимает участие в фестивале - их курирует французское посольство, которое у них там находится. Между тем, у них другая беда, сами об этом говорят - правительства практически не помогают, зачастую даже на фестивальных площадках арендная плата, причем не маленькая. У них свои плюсы и минусы у нас свои. Среднеазиатский джаз развивается, судя по последним записям, не хуже чем у нас, в России. Российские коллективы также участвуют в их фестивалях. Игорь Бутман участвовал в фестивале в Бишкеке.

СМИ: А что думают по этому поводу гости?

Ш.П.: Это, прежде всего, преобладание этно-джаза. Сочетаем традиции и специфику наших народных инструментов и нашего народного пения. Фактически – импровизация - «бадеха» будет по-нашему. Это умение сочинять на ходу, произведение рождается на глазах у слушателей. Это восточная традиция была. Даже традиция записи музыки не существовала у нас в том виде, как на западе, в Европе. Была устная передача музыки в конце 19 - начале 20 века. Импровизация - нечуждая для нас форма музицирования. Она органично вошла в нашу музыкальную жизнь. Формы, которые распространены в мире, осваиваются нами – мы пытаемся сочетать традиции джаза и современную манеру музыкального высказывания. Ну и, кончено, инструментарий. Мы используем наши национальные инструменты – дутар, рубаб, сато. Дойра, тавлак – инструментарий обычный для джазовых произведений – но они пока не знакомы широкому слушателю, не выходят на большую эстраду. Но мы расширяем инструментарий. Сейчас вводим сато, гиджак – инструменты далекие от джаза. В Ташкенте, Бухаре, Самарканде вы часто можете услышать этно-джаз. Но опять же, выборочно - надо знать, к кому обратиться, чтобы такой концерт был организован. По случаю фестиваля - мы из Бухары приезжаем, когда нас приглашают на концерт, но не всегда мы можем показать, на что способны. Спасибо организаторам, которые пригласили нас на этот фестиваль. Мы просто не ожидали, что на таком уровне будет востребован этно-джаз и наша национальная музыка. Сегодня, узнав что ансамбли в основном наши – Душанбе, Бишкек Алма-Ата - мы стали срочно перестраивать свою программу, чтоб увеличить долю национальных тем. У нас была запланирована другая программа – перестроимся и увеличим количество национальных произведений. Если бы знали, привезли бы больше национальных инструментов. Пока что мы привезли только дойру и тавлак.

СМИ: Вопрос касательно инструментов – в пресс-релизе написано, что есть группа «Мизроб», к сожалению, не знаю, кто из вас кто…

Ш.П.: Коллектива «Мизроб» тут сейчас нет, здесь только «Шелковый путь», Бухара. «Мизроб» с утра выступили по телевидению, поиграли – самое главное, им дали поиграть. Там были представлены 3 инструмента. Двое у них подъедут – бас-гитарист и гитарист, 5 человек их всего. Нас четверо: фортепиано, труба, контрабас и ударные, в которые входят дойра и тавлак.

СМИ: Вы говорили, что отличия при использовании национальных инструментов нет…

ШП: Кончено есть! Смотря с чем вы сравниваете. Сама национальная музыка предполагает наличие дойры – сопровождение ритмическое. Дойра плюс рубаб плюс афганский рубаб и пение. Если это инструментальная музыка. Гиджаб, сато - там другое исполнение. Наша мелодика и гамма отличаются. Преобладают другие лады. Мажор, который распространен в Европе, у нас очень мало распространен.

СМИ: Как у вас на родине публика принимает джазовую музыку?

ШП: С удивление замечаем, что и молодежь и люди среднего возраста и пожилые тоже с удовольствием слушают. Мы начинаем национальную тему и излагаем на джазовый манер, но есть мелодии, в которых мы почти ничего не меняем. Просто играем своеобразно. Изменена ритмика. Ритмическая сторона у нас отличается от европейской. Она сама ложится на джаз. 6/8 3+3 или 2+2+2 это уже джаз. Если вы 6/8 представляете как 3 раза по 2 или 2 по 3 на протяжении одной пьесы вы уже играете джаз, а у нас это сплошь и рядом. Наша национальная музыка - благодатная почва для джаза.

СМИ: Скажите, а какие-то собственные авторские произведения композиции вы исполните?

ШП: Композиция наша под вторым номером. Первое произведение - на стыке Европы и востока, именно поэтому оно первое. Там есть диалог восток запад. Это благодатная почва для демонстрации этой связи. Втора композиция наша. Называется «Путешествие Фурката». Фуркат - поэт востока который жил в конце 19 начале 20 века. Как раз тогда в наши края проникали европейские традиции. Он был увлечен европейской культурой, пытался изучать русский язык. Жил в Ташкенте, но вынужден был уехать, путешествовал и объехал почти весь мир. Его творчество – поэзия. У нас 40 процентов музыки написано на стихи поэтов. У нас неразрывно существуют поэзия и музыка. Фуркат очень удобен для джазовой композиции. Мы используем его мотивы. Мы проводим по странам мелодию которая нам кажется, как красная нить проходит через все произведение. Вам будет интересно узнать о Фуркате - он был во многих странах и сохранил свою самобытность и индивидуальность.

СМИ: Представьте, пожалуйста, ваших коллег и скажите, вы называетесь «Шелковый путь» – откуда и куда идете?

ШП: Великий шелковый путь - традиция, существующая в веках. История нам показывает пример мирного существования стран и, самое главное, взаимопроникновения культур. Начиная с Китая и проходя через наши края, центральную Азию, среднюю Азию, арабские страны. Вы прекрасно знаете, что поток товара шел туда и оттуда. Благодаря Шелковому пути страны общались – это был культурный обмен, прежде всего, имея в виду этот культурный обмен, мы назвались «Шелковый путь». Но начинали мы как «Барокко» - это был такой инструментальный ансамбль, куда входили кроме фортепиано, скрипки, виолончели, контрабаса и ударных - гиджак и дойра и тавлак. Патом, где-то в 96 году, стали потихоньку вкраплять джаз. Потом - 50 на 50 - классика + джаз. Так и назвали - «Шелковый путь». Начинали Баха, Моцарта, Бетховена, и постепенно через Хачатуряна переходили к джазовой музыке: Глену Миллеру, Гершвину. Слушателям очень нравилось такое разнообразия и «Шелковый путь» очень удачное название и для ансамбля и для конвертов. Представляю музыкантов: Рустам Артыков – труба (владеет дойрой и некоторые произведения будет играть на ней), Тимур Кансеров – ветеран джаза, наш ударник владеет в полном объеме ударными плюс дойра и тавлак. Еще один музыкант отошел - Рашид Шарафутдинов и фортепиано Абид Джамаев.

СМИ: А вокала нет?

ШП: Вокала нет. Но в будущем очень хотим пригласить вокалиста или вокалистку

СМИ: Вы сказали, откуда вы идете, а куда?

ШП: Мы считаем, что наша музыка идет и туда и обратно. Можем сделать упор на классику (если инструментарий позволяет) и дальше обязательно есть джаз и этно-джаз. Там есть и Глен Миллер - классика джаза, «Лунная серенада» и Гершвин и «Атласная кукла» Эллингтона - это как видите путь на запад. И сюда к нам - пожалуйста, берем темы Фурката и импровизируем на эту тему. Восток – запад и снова возвращение на восток

Музыкант: Через Екатеринбург!

СМИ: Расскажите поподробнее о национальных инструментах. Если на ваших дойрах, тавлаках исполнить, например, Гершвина, он будет узнаваем?

ШП: Сегодня попробуем исполнить Хуан Тизол «Караван» - там большая доля национальных инструментов. Само название говорит о себе, мы улавливаем подтекст. Мы считаем правомерным включение в исполнение тавлака. Вот взаимопроникновение. Мы рассчитывали на джаз ракурс – тот инструментарий: рубаб, гиджаб и прочие мы в этот раз не привезли.

Музыкант: В следующий раз, дай бог, если пригласят, мы планируем привезти русскую «Калинку» в европейской джазовой обработке с народными инструментами. Мы знаем русскую народную музыку. И было бы здорово, внедрив национальные инструменты сыграть русские мелодии в джазовой обработке.

В конце пресс-конференции, музыканты «Шелкового пути» исполнили несколько композиция на национальных инструментах.

Пресс-атташе Театра Эстрады: К сожалению, наша пресс-конференция подходит к концу. Я благодарю информационное агентство «Европейско-Азиатские новости» за помощь в организации пресс-коференции, а также благодарю Вас, уважаемые коллеги, и наших сегодняшних гостей.
Источник:
Европейско-Азиатские Новости.
Теги:
Показать\Скрыть

0 Комментария

Другие новости рубрики Пресс-центр

Ещё новости
Ликбез