07 ноября 2016, 16:40

Через сэлфи к внутренним звездам: в Екатеринбурге стартовал проект на стыке современного фото и психологии

Корреспондент агентства ЕАН испытал на себе магию личной трансформации, а организатор Евгений Литвинов объяснил, почему делать Self-портрет актуально именно сегодня.

Поделитесь с друзьями

В уральской столице стартовал необычный в своем роде проект, стоящий на стыке современной фотографии и психологии. Self-портрет, по словам организаторов, - это встреча с самим собой, со своим отражением, один на один. Это история про то, кто есть ты сам, а не про то, кем тебя хотят видеть другие или как ты должен выглядеть.

Корреспондент агентства ЕАН отправился на площадку проекта, чтобы вникнуть в его суть и испытать на себе магию личной трансформации, а также пообщаться с организатором Евгением Литвиновым. Почему делать Self-портрет актуально именно сегодня, какая участь постигла фотографию в 21 веке и как смена масок стала нормальной для современного человека, – в нашем материале из первых уст.

Соучредитель студии Zoom Zoom Family, организатор Self-проекта Евгений Литвинов:

Мы здесь на территории искусств. Мы пишем, что этот проект находится на стыке современной фотографии и психологии. И здесь мы работаем как художники. Для нас это арт-проект.

Для нас деньги - способ финансирования. Если бы проект создавался в Европе, то была бы арт-институция, которая дала грант. Но у нас это, во-первых, делается очень долго. Во-вторых, с каждым годом институций, которые занимаются современным искусством, все меньше.

Все надо делать здесь и сейчас. В нынешнее время идет переопределение того, как человек себя подает, на чем строится его личность, как он взаимодействует с собой и окружающим миром.

Если ты не пришел сейчас, ты пропустил. Не потому что у тебя будет другой портрет. Просто ты будешь другой. И ты себя сегодняшнего не увидишь никогда.

Вторая история про деньги - наше взаимодействие с благотворительным проектом «Екатерининская ассамблея». И она для нас тоже строится в основном не на деньгах, а на инклюзивности.

Мы делали такой же проект для детей из ОДКБ №1. Мы снимали целый день, ведь детей оттуда вывезти невозможно. Они так же сами себя снимали, им самим давали возможность выбрать фотографии, разговаривали с ними.

Затем история продолжалась с арт-терапевтом: снимки распечатывали и давали порисовать на них. Это еще чуть-чуть дальше на шаг, чем здесь.

Одна пятая из вырученных денег будет перечисляться на создание в Екатеринбурге межрегионального центра для диагностики и лечения онкогематологических заболеваний у детей.

В медицинской системе из человека делают объект. И важно показать ребенку его внутреннюю опору, сказать, что личность тоже ценна.

Для нас все это – эксперимент. Мы не знаем, куда проект придет через месяц. Каждый пришедший сюда меняет его. Все снимки, попавшие на сайт, - не мой выбор, а выбор людей. Они сами рассказывают мне о своих впечатлениях, и на основе этих историй я тоже учусь.

«Self-портрет за 20 минут» существует уже несколько лет. В начале пути у нас появился вопрос: что такое современный self-портрет? Как снимать человека, чтобы там был человек?

Есть история, когда я фотограф, вы приходите ко мне как модель и относитесь к себе, как к вещи: располагаете свое тело перед камерой, чтобы добиться какого-то эффекта. И я, соответственно, отношусь к вам так же, как к вещи. Там мало места для проявления личности.

В нашем проекте все на своем месте. Форма идеально продумана. Все работает на конкретную цель, чтобы у вас была возможность пообщаться с собой и еще раз настроиться на диалог внутри. И то, что надо зайти несколько раз, потом отобрать снимки, которые окажутся в общей галерее, где можно посмотреть и на других, которые получили по-своему, но такой же опыт, - не просто так.

Происходящее здесь – личная история каждого. И узнать о ней можно, если человек сам о ней расскажет.

Мы не наблюдаем за процессом, человек делает это сам. У него есть кнопочка, которая дает этот контроль над ситуацией.

Здесь можно уходить в две стороны. В осознанное движение, когда ты контролируешь себя: например, думаешь, как прыгнуть, чтобы поймать себя в прыжке. Есть вариант отпустить тело, когда ты двигаешься и просто нажимаешь на кнопочку. Я не знаю, какой вариант подойдет человеку.

История про то, что все люди разные, работает. Из каждой собственной истории складывается сообщество, в котором каждый заявляет о себе.

Это способ понять, куда движешься ты и куда движется все, что вокруг нас происходит. Ты собираешь свою личность из раздробленного тела.

Каждый день мы взаимодействуем сами с собой и находимся в процессе перемоделирования себя. Раньше это называлось маской. А сейчас это норма. Ты честно меняешься, собирая и разбирая себя, как конструктор.

Телефон и даже сэлфи-палка сегодня - это часть тела человека. С точки зрения философии, ты подключаешь сущность, которая находится непонятно где.

Сэлфи - часть нашей неосознанной жизни. Это современная фотография, которой суждено быть удаленной.

Мы воспитывались в моменте, когда люди определяли себя через какие-то глобальные сущности. Когда не хочется совершать сложную внутреннюю работу и проще себя с чем-то идентифицировать – с модой, например. Если ты не следуешь трендам, тебя нельзя назвать красивым – это очень жесткая штука. Два журнала тебе заменяют тебе внутренние размышления.

Вся капиталистическая структура построена на глобальных идентичностях, вокруг которых создано определенное потребление. И через потребление ты себя определяешь.

Благо, эта история уходит в прошлое. Тоталитаризм сейчас невозможен. Ты все равно понимаешь, что у тебя фига в кармане и есть кусок собственной жизни, который к этой идее отношения не имеет.

Редактор рубрики «Стиль жизни», корреспондент агентства ЕАН Ольга Анцирева:

История, произошедшая со мной, больше про психологию, нежели про фотографию. Меня раскрошило на мелкие кусочки и собрало воедино. В результате получился новый человек. А может, и не новый – просто на него я раньше не обращала внимания.

На self-площадке, где ты остаешься один на один с зеркалом и белым фоном, тихо. Сначала выдыхаешь и думаешь: ну вот, я принадлежу самой себе, могу кривляться и улыбаться, как хочу. Нажимаешь на кнопочку на маленьком пультике. Раз-два-три, вот и готовы первые кадры.

В своем напутственном слове Марат (Марат Габдрахманов, организатор проекта, - прим. ЕАН) сказал, что я смогу выйти, когда захочу. В итоге с первого сета я вышла, когда больше уже не могла улыбаться и смеяться. Не могу сказать, что настроение упало, но я успокоилась и начала погружение в себя.

Через несколько минут начался второй сет. Не знаю, как это произошло, но я больше не улыбалась. Мое тело пыталось всячески защититься от происходящего: я закрывала себя руками, скрещивая их на груди, поджимала губы, отворачивалась от зеркала. Спустя несколько минут подступил комок к горлу, и мне пришлось выйти.

Когда я отправилась на третий сет, внутри все кипело. Было очень тяжело. Марат сказал, что я могу снять свою накидку и остаться в платье. Так я и сделала. Я также сняла с себя обувь и украшения.

Щелкнула вновь на пультик, и слезы покатились сами собой. Я тихо плакала, но продолжала фотографировать себя. Внутри одномоментно произошли апокалипсис и рождение нового мира.

После окончания третьего сета я вернулась к организаторам. С ними я выбрала два снимка, которые мне больше всех понравились и пошли на сайт проекта.

Почему на меня так повлияла эта self-фотосессия? Мой ответ прост: слезы катились оттого, что того праздника, который ты ежедневно рисуешь на своем лице, в душе нет. Первое фото – это роль. Последнее фото – ты настоящий. Но с чем жить дальше и выходить в мир, решать только тебе самому.

Ольга Анцирева, Европейско-Азиатские Новости.

Поделитесь с друзьями

Комментарии (0)

Читатели еще не оставляли комментариев.

Вам есть что сказать?

Оставьте комментарий
Дополните новость