April 23, 2018, 7:27 AM

Фабрики смерти: все круги ада на земле

Концентрационные лагеря начали создаваться в фашистской Германии еще в 1933 году и были предназначены для борьбы с противниками нацистского режима. До начала Второй мировой войны в лагерях содержались 25 тыс. человек, с началом войны ситуация резко поменялась. Были отменены освобождения из концлагерей, а в число заключенных, кроме оппозиционно настроенных граждан, евреев, преступников и асоциальных элементов, стали входить арестанты из оккупированных областей и военнопленные. Начиная с 1941 года стали массово строиться лагеря смерти, главным предназначением которых служило массовое уничтожение различных групп населения. Знакомые абсолютно всем названия лагерей до сих пор внушают страх, а воспоминания их узников заставляют вновь и вновь поражаться их силе духа и несгибаемой воле к жизни.

Освенцим (Аушвиц, Биркенау)

Один из самых известных и крупных лагерей смерти, расположенный неподалеку от польского города Краков. Представлял собой целый комплекс из обычного лагеря, учреждения для принудительных работ и большой территории, предназначенной для массового уничтожения людей. Согласно официальным документам, количество замученных в Освенциме достигало 1,3 млн человек. Однако некоторые исследователи высказывают предположение, что на самом деле количество погибших достигает страшной цифры в 4 млн человек.

Освенцим начал строиться в 1940 году и быстро разрастался. Условия содержания пленных с самого начала были чудовищными: в первое время людей селили в бараки, где не было ничего, кроме небольшой охапки прогнившей соломы на несколько узников. Впоследствии стали выдавать матрасы – но из расчета один матрас на 5-6 человек. Размещались пленные в невероятной тесноте на деревянных нарах, выстроенных в три этажа. Духота, грязь, влажность, вши и брюшной тиф – вот с чем ежедневно приходилось сталкиваться пленным, поэтому смертность в переполненных бараках была невероятно высока.

Из воспоминаний Барбары Кадиной, узницы Освенцима: «Мы зашли в 13-й барак. Шли не спеша. Я оказалась на предпоследних нарах. Выше были еще 2 нар. <…> Ночью было страшно неудобно спать – переворачиваясь на другую сторону, мы таким образом будили остальных. Где-то в августе мы пошли доставать одеяла. Для этого надо было пройти 2 км от Биркенау до Освенцима. А пока надо было терпеть, лежать на этих нарах спокойно. <…>  Нас было примерно 800 человек. Барак был очень длинный. 3 месяца мы не работали, очень ослабли. В бараке было шумно, все что-то рассказывали, кто-то плакал навзрыд».

Уровень смертности неустанно поддерживали и постоянно работающие газовые камеры – перерыв в их работе составлял всего 3 часа в день. В крематориях и на специальных кострах ежедневно сжигались тела 8 тыс. человек. Каждый день в лагерь прибывали по 10 составов с людьми, в каждом поезде насчитывалось 40-50 и более вагонов, вместимость которых составляла 50-100 человек. 70% прибывающих евреев находили свою смерть в газовых камерах максимум через несколько часов после прибытия в Освенцим.

Шломо Венезия, бывший узник Освенцима: «Две самые большие газовые камеры были рассчитаны на 1450 человек, но эсэсовцы загоняли туда по 1600–1700 человек. Они шли за заключенными и били их палками. Задние толкали впереди идущих. В результате в камеры попадало столько узников, что даже после смерти они оставались стоять. Падать было некуда».

Широко практиковались в Освенциме и жестокие медицинские эксперименты. Одним из самых известных врачей лагеря был Йозеф Менгеле, прозванный Ангелом Смерти. Менгеле лично встречал каждый эшелон с прибывающими узниками и распределял их для работы, медицинских опытов или сразу отправлял в газовую камеру. На заключенных испытывались фармацевтические препараты и химические вещества, их заражали опаснейшими заболеваниями и проводили хирургические операции, молодых и здоровых мужчин и женщин часто кастрировали и стерилизовали, превращая в стариков.

Освенцим был освобожден 27 января 1945 года, к тому времени в живых осталось всего 7 тыс. пленников. После окончания войны, в 1947 году, на территории Освенцима был создан музей памяти.

Дахау

Лагерь был создан одним из первых в Германии и располагался вблизи одноименного города под Мюнхеном. Существует легенда, что место для лагеря было выбрано в качестве наказания жителям Дахау, единогласно выступавшим против Гитлера, а дым из труб крематория должен был постоянно идти в сторону города, загрязняя и отравляя воздух. Первыми узниками стали противники нацистского режима, душевнобольные, священнослужители оппозиционных взглядов, наркоманы, проститутки, гомосексуалисты и т.д.

В начале Второй мировой войны Дахау приобрел мрачную известность как место, где совершались жестокие и бесчеловечные эксперименты над людьми. Основной целью экспериментов было изучение возможности управлять поведением человека, однако больше внимание уделялось и другим жестоким опытам. Разумеется, подавляющее большинство подопытных в результате экспериментов просто погибло. Частым гостем в Дахау был Генрих Гиммлер – именно медицинский барак был предметом его особого внимания.

Пленные содержались в условиях, аналогичных другим концлагерям. Жизнь протекала в бараках с деревянными трехэтажными нарами, где размещалось в несколько раз больше узников, чем планировалось при их постройке.

Из воспоминаний Василя Володько, узника Дахау: «Режим был жестокий: подъем в 05:00, построение, перекличка. В бараке, рассчитанном на 500 человек, жили 2000 человек — поляки, французы, сербы».

Нечеловеческие условия, тяжелый труд и постоянный голод серьезно подрывали здоровье пленных, поэтому каждое утро из бараков выносили все новые тела заключенных.

Из воспоминаний Наума Хейфеца, узника Дахау: «Бежать, спастись из этого ада было невозможно — слишком хорошо была отлажена машина смерти, почти безотказно. Однако сбои все же бывали, иначе мы, выжившие, не сидели бы перед вами».

Дахау был освобожден только 29 апреля 1945 года. К этому моменту в лагере оставалось лишь 30 тыс. узников, причем охрана долго не открывала ворота. Дело в том, что по приказу в лагере не должно было остаться живых людей. Освобождали лагерь американские солдаты, которые при виде всех ужасов и зверств, творившихся в Дахау, незамедлительно расстреляли более 600 солдат СС и вермахта, входивших в охрану.

Количество узников, прошедших через мясорубку Дахау, составляет, по официальным данным, около 250 тыс. граждан различных стран. 70 тыс. из них, в том числе 12 тыс. советских граждан, навсегда остались покоиться на баварской земле.

Бухенвальд

Один из крупнейших лагерей смерти на территории Германии, действовавший с 1937 по 1945 год. Располагался в знаменитых лесах Веймара и приобрел мрачную известность. «Буковый лес», а именно так переводится название концлагеря Бухенвальд, стал первым лагерем, где убийства заключенных были поставлены на поток. За 8 лет существования лагеря через него прошли около 250 тыс. человек, 55 тыс. из них никогда не покинули его стены.

Условия содержания были бесчеловечными с самого начала существования Бухенвальда, а изобретательность комендантов лагеря не знала границ.

Из воспоминаний Леонида Царицинского, узника Бухенвальда: «Спали мало. Заставляли работать, если не могли, забивали до смерти. Были нечеловеческие условия. Все были ослаблены. Держались еле на ногах…»

Бухенвальд стал известен как место, где проводились бесчеловечные медицинские эксперименты, в частности, пытались излечить гомосексуалистов. Опыты проводились с одобрения все того же Генриха Гиммлера, который даже пригласил датского доктора Вернета, занимавшегося на родине аналогичными «исследованиями». Из 15 узников, которым ввели капсулу с мужскими гормонами, не выжил никто.

Медицинские опыты проводились и для изучения сопротивляемости узников опаснейшим инфекционным заболеваниям – туберкулезу, сыпному тифу и др. Очень часто умирали не только подопытные, но и их соседи по бараку – тяжелые эпидемии буквально за несколько дней уносили жизни тысяч узников. Кроме того, пленных помещали в искусственно созданные условия для изучения порога их выживаемости при экстремально высокой или низкой температуре, в ледяной воде, при высоком давлении и так далее. В лучшем случае заключенные становились инвалидами, основная масса все так же погибала.

Из воспоминаний Альберта Павловича, узника Бухенвальда: «Кормили раз в день. Каждое утро по 10-12 трупов вытаскивали из бараков, снимали одежду, писали номер на груди, забирали на двуколке и увозили в крематорий. Перед тем, как сжечь, изо рта у трупов выламывали золотые зубы».

Лагерь был освобожден благодаря восстанию заключенных, которые в течение суток до прихода американских военных управляли им самостоятельно. Особенно интересна судьба Бухенвальда после окончания Второй мировой войны. Лагерь стал заграничным филиалом ГУЛАГа, здесь был организован специальный лагерь № 2 НКВД. Основным контингентом стали бывшие нацисты, однако высокопоставленных нацистских преступников здесь было крайне мало.

Равенсбрюк

Первый лагерь смерти, в котором содержались только женщины. За все время существования лагеря с 1939 по 1945 год через него прошло около 130 тыс. узниц. Точное количество погибших подсчитать невозможно – значительная часть документации была уничтожена нацистами. Называются страшные цифры – по различным данным, здесь погибли от 50 до 92 тыс. заключенных.

Из воспоминаний Бланки Ротшильд, узницы Равенсбрюка: «В Равенсбрюке нас ждал сущий ад. У нас отобрали всю одежду. Заставили нас пройти медицинское обследование, и это было… даже слово «стыдно» тут не подходит, потому что в людях, которые его проводили, не было ничего человеческого. Они были хуже, чем животные».

Одежда женщин, которую им выдавали после стрижки волос и мытья в бане при поступлении, состояла из полосатого платья и деревянных шлепанцев. В этой униформе узницы ходили в любое время года, поэтому часто умирали от обморожения и переохлаждения. Рационом на весь день служила кружка кофейного суррогата, пол-литра воды с картофельными очистками или брюквой и 200 граммов «хлеба» из муки и опилок. Жесточайшее недоедание, тяжелые условия труда (узницы были вынуждены работать по 12-14 часов в день), грубые издевательства и ужасные санитарно-бытовые условия становились причиной смерти тысяч пленниц.

Из воспоминаний Валентины Бинкевич, узницы Равенсбрюка: «В бараках были нары в четыре этажа, смонтированные из железных коек по две вместе. На двух койках должны были уместиться пять человек. <…> Женщины задыхались от жары, от испарений, от пота человеческих тел».

Поначалу массового умерщвления узниц на территории лагеря не проводили, для этих целей женщин отправляли в Освенцим и другие лагеря смерти. Однако уже в 1943 году на территории Равенсбрюка стали массово использоваться смертельные инъекции, активно заработал крематорий. А в 1944 году после визита Гиммлера в лагере были построены газовые камеры, в которых за 2-3 минуты умирали 150 женщин.

Медицинские эксперименты проводились и в Равенсбрюке. Самыми жестокими из них были умерщвление здоровых детей смертельными инъекциями и прерывание беременности на последних сроках, после чего плод, зачастую вполне жизнеспособный, немедленно сжигали.

Дети в концлагерях

Одной из самых тяжелых и мрачных страниц в истории концлагерей является жизнь детей. Дело в том, что в лагерях оказывалось и множество детей, которые наравне со взрослыми подвергались нечеловеческим испытаниям. Увозили их из домов вместе с родителями – кто-то попадал в концлагеря, кому-то «везло», и его отправляли на принудительные работы в Германию, Австрию, Польшу или Прибалтику. Большинство детей погибали в газовых камерах, поскольку полноценно работать они в силу возраста еще не могли.

Однако некоторых ждала еще более трагическая судьба. Над ними, как и над взрослыми, проводились ужаснейшие и жесточайшие медицинские опыты – например, известный прибалтийский концлагерь Саласпилс служил местом заключения детей, у которых в буквальном смысле выкачивали кровь для лечения раненых немецких солдат – по 500 мл ежедневно. После этой процедуры множество невольных доноров погибали очень быстро – в стенах Саласпилса всего за год закончили свою жизнь более 3 тыс. детей в возрасте до 5 лет.

О жизни детей в концлагерях, где они содержались вместе с взрослыми, рассказывается в одной из книг о Второй мировой войне: «Плакать детям запрещалось, а смеяться они разучились. Для детей не было ни одежды, ни обуви. Одежда заключенных была для них слишком велика, но ее не разрешалось переделывать. Дети в этой одежде выглядели особенно жалкими. Не по размеру огромные деревянные башмаки они постоянно теряли, за что также следовало наказание.

Если осиротевшее маленькое существо привязывалось к какой-нибудь узнице, она считала себя его лагерной матерью – заботилась о нем, воспитывала его и защищала. Их отношения были не менее сердечные, чем между родными матерью и ребенком. И если ребенка посылали на смерть в газовую камеру, то отчаяние его лагерной матери, сохранившей ему жизнь своими жертвами и лишениями, не знало границ. Ведь многих женщин и матерей поддерживало именно сознание, что они должны заботиться о ребенке. И когда их лишали ребенка – лишали смысла жизни.

Все женщины блока чувствовали себя ответственными за детей. Днем, когда родные и лагерные матери были на работе, за детьми присматривали дежурные. А дети охотно помогали им. Как велика была радость ребенка, когда ему позволяли «помочь» принести хлеб! Игрушки детям были запрещены. Но как мало нужно ребенку для игры! Его игрушками были пуговицы, камешки, пустые спичечные коробки, цветные ниточки, катушки из-под ниток. Оструганный кусок дерева был особенно дорог. Но все игрушки нужно было прятать, ребенок мог играть лишь тайком, иначе надзирательница отбирала даже эти примитивные «куклы».

В своих играх дети подражают миру взрослых. Сегодня они играют в «дочки-матери», в «детский сад», в «школу». Дети войны тоже играли, но в их играх было то, что они видели в окружавшем их страшном мире взрослых: селекция для газовых камер или стояние на аппеле, смерть. Как только их предупреждали, что идет надзирательница, они прятали игрушки в карманы и убегали в свой угол».

Если дети попадали в концлагерь вместе с матерями, их быстро разлучали, отправляя детей в отдельный барак. В ходе бесчеловечных экспериментов детей заражали опасными инфекциями, провоцируя их быстрое развитие, зимой подолгу держали на морозе, грудных малышей кормили отравленными кашами и делали им впрыскивания, от которых ребенок через несколько дней погибал в страшных мучениях. Для убийства было запрещено использовать боеприпасы, поэтому в целях их экономии детей убивали ударом приклада. В одном лишь Саласпилсе количество погибших детей достигало страшной цифры в 150 человек в день!

Рассказывать обо всех ужасах концентрационных лагерей и множестве поломанных судеб можно бесконечно. Трудно представить себе всю боль и отчаяние, пытки и унижения, которые пришлось перенести узникам лагерей. Однако об этом обязательно нужно помнить и передавать рассказы из поколения в поколение. Только в этом случае миру удастся выполнить наказ, который на 5 языках начертан на мемориале в одном из старейших лагерей смерти Дахау, – НИКОГДА БОЛЬШЕ.

Фото: pixabay.com