August 26, 2019, 8:32 AM

Челябинск. Война за ларьки. Разбор конфликта

Конфликты являются неотъемлемой частью жизни. В политике, в бизнесе, в обществе – они скорее норма, чем исключение. Чтобы дать прогноз по поводу развития событий после острой стадии конфликта, зачастую не хватает информации и времени. Агентство ЕАН совместно с автором «Аналитического конструктора Мозолина» будет регулярно разбирать самые громкие и интересные конфликты в УрФО.

Аналитический конструктор Мозолина это методика, позволяющая быстро анализировать проблемную/конфликтную ситуацию на основе неполных данных и вырабатывать эффективные решения. Применение АК дает возможность построить модель ситуации, определить возможные направления активности участников (в т. ч. и контрдействия) и выявить слабые места в выбранной стратегии. Подход имеет достаточно универсальный характер и может быть применим для экспресс-оценки конфликтных ситуаций как в бизнесе, так и в общественно-политической сфере

Борьба с несанкционированной торговлей в Челябинске идет уже много лет. Существенных результатов городским властям пока добиться не удалось. Еще одна попытка нового руководителя города Натальи Котовой, сменившей Владимира Елистратова в июне текущего года, привела к очередному обострению в Челябинске внесистемного конфликта между ведущими элитными группами, в основе которого - многолетняя борьба за контроль над экономическими ресурсами города и муниципальными расходами.

Пока в конфликт втянулись далеко не все потенциальные участники. Однако продолжение обозначенного Котовой тренда на усиление формальных институтов в ущерб клановости обязательно приведет к изменению в соотношении ролей различных элитных групп Челябинска. Попробуем разобраться в том, как могут развиваться события, при помощи методики «Аналитический конструктор».

Описание ситуации

После отставки Бориса Дубровского и назначения в марте 2019 года Алексея Текслера врио губернатора Челябинской области в регионе начались изменения в высшем управленческом звене, которые затронули и областной центр. Глава Челябинска Владимир Елистратов, вступивший в должность в начале 2019 года, покинул свой пост уже летом. Что было вполне закономерно. В случае сохранения у власти Дубровского Елистратов должен был стать гарантом внутренних договоренностей между челябинскими и магнитогорскими элитами. С приходом нового руководителя региона все старые договоренности теряли всякий смысл. Текслер назначил врио главы Челябинска первого заместителя главы Наталью Котову.

Наталья Петровна Котова пришла на пост заместителя главы Челябинска в 2010 году в администрацию Сергея Давыдова. До этого она уже пять лет отработала на различных руководящих должностях в мэрии и считалась одним из лучших управленцев команды Михаила Юревича. Пока она не рассматривается в качестве основного кандидата на пост главы после 8 сентября. Очевидно, что в ее задачи входит не только формальное обеспечение позитивного электорального фона для избирательной кампании нового губернатора, но и исправление дисбалансов в городском хозяйстве. Неразвитость городского общественного транспорта, провалы в благоустройстве, недофинансирование социальной сферы, засилье нелегальной уличной торговли – те проблемы, в которых многие обвиняли (благодаря деятельности оппонентов, но, и, конечно же, благодаря их собственным усилиям) «магнитогорцев» Бориса Дубровского и Евгения Тефтелева.

Евгений Николаевич Тефтелев был главой города с 2014 по 2018 год. Вплоть до отставки ему удавалось балансировать интересы различных элитных групп. Однако основой этого компромисса было перераспределение городских ресурсов от группы Юревича («челябинцев») в пользу остальных. Разумеется, полностью снять таким образом конфликт не удалось. Да и управление городским хозяйством от такого балансирования не улучшилось, что в совокупности с общероссийским кризисом снижало авторитет муниципальной власти, повышало социальную напряженность.

Логично предположить, что в сегодняшних условиях выдавливания «магнитогорцев» Текслеру придется опираться на другие группы и кланы. Кто же они и каковы их стратегии? И при чем здесь ларьки?

 

«Калининцы» vs «челябинцы»

Наиболее значимой элитной группой в Челябинске остается так называемая «калининская группа» – объединение бизнесменов, политиков и общественников. Группа очень сложна по взаимосвязям. Неформальным лидером «калининцев» принято считать А.М. Аристова.

«Челябинская группа» – конгломерат представителей бизнеса и общественности, завязанных ранее на фигуру Михаила Юревича.

«Группа Христенко» – представители бизнес-сообщества, близких к некогда очень влиятельному политику федерального масштаба В.Б. Христенко. Группа имеет основные интересы за пределами Челябинска и участвует в борьбе очень ограниченно, в основном распределяя влияние основных игроков.

Все остальные группы, как то, например, «магнитогорцы» (группа чиновников и бизнесменов, пришедших в Челябинск вместе с Б.А. Дубровским и активно участвовавшая в процессах экономической и политической жизни Челябинска в последние пять лет), «молодогвардейцы» (группа, сформировавшаяся вокруг выходцев из «Молодой гвардии «Единой России»» – бывшего вице-губернатора Челябинской области Р.У. Гаттарова и депутата Государственной думы РФ. В.В. Бурматова), имели исключительно ситуативное влияние, перераспределяя административный ресурс, которым их наделял губернатор Б.А. Дубровский. С его уходом влияние этих групп становится близким к нулю.

Основную борьбу за влияние в Челябинске уже более 20 лет ведут «калининская» и «челябинская» группы. Интересы обеих групп представлены в одних и тех же отраслях: розничная торговля, общественное питание, транспорт, строительство, управление недвижимостью, жилищно-коммунальное хозяйство. Именно в этих отраслях сконцентрирован основной поток наличных денег, поступающих от населения миллионного города. Как известно, наличность – основа нелегальных схем и база коррупции.

На протяжении пяти лет губернаторства Бориса Дубровского позиции «калининцев» существенно усилились. В результате муниципальной реформы (введение двухступенчатой системы выборов городских депутатов и создание муниципалитетов на базе городских районов) эта группа усилила свое влияние в Калининском, Курчатовском, Металлургическом районах, оставшись ключевой в Советском районе.

Группа включает в себя несколько подгрупп, во главе которых стоят депутат Госдумы А. Барышев, депутаты Челябинской городской думы В. Рыльских и С. Овчинников. «Калининцы» контролируют администрации Советского, Калининского и Курчатовского районов, инфраструктурные МУПы и ООО, включая водоснабжение и водоотведение, городской автобусный парк и электротранспорт.

Финансовые возможности группы существенно превосходят конкурентов, так как опираются на возможности А.М. Аристова – крупнейшего бизнесмена в Челябинске, владельца Челябинского электрометаллургического комбината.

Именно «калининцы» стали основной базой поддержки «магнитогорцев» при Тефтелеве. И именно поэтому новая региональная команда вынуждена опираться в установлении политического господства на их оппонентов, которые к тому же уже меньше ассоциируются с образом «криминальных олигархов родом из 90-х». Хотя по составу и экономическим интересам «челябинская» группа даже без Юревича аналогична «калининской». Как отмечают многие эксперты, обе группы имеют давние контакты с криминалом, что определяет их высокую вовлеченность в «серые» финансовые схемы, замешанные на больших потоках наличности.

Среди всех городских элитных групп «челябинцы» пока наиболее привлекательны для политического альянса с новой региональной администрацией. Позиции группы сильны в торговле, управлении недвижимостью, строительстве, ЖКХ. И хотя активов у «челябинцев» меньше, на их стороне есть два преимущества. Во-первых, это более грамотная работа с общественностью как через собственные СМИ, так и группы гражданских активистов и блогеров. Во-вторых, это широкие контакты с чиновниками городской администрации, костяк которой сформировался в эпоху, когда городом управляла команда М. Юревича.

 Выходцы из группы Христенко (Б. Видгоф, С. Вайнштейн, например) также превращаются в естественных союзников новой региональной власти. Имея крепкие позиции в областном центре, они не столь плотно связаны с прежней командой.

Что касается остальных групп, то они могут играть только за одну из этих сторон.

Про ларьки

Вернемся к описанию конфликтной ситуации. В ее основе – энергичные действия Натальи Котовой по наведению порядка в городском хозяйстве, развернутые на фоне избирательной кампании губернатора Челябинской области и депутатов районных советов Челябинска.

Одной из тем выборной кампании Текслера стала борьба за наведение экономического порядка в городе, подчиненном интересам различных городских кланов и наиболее яркому проявлению «серых схем» (по мнению технологов кампании) – нелегальным киоскам. Отметим, что на сегодняшний день нет точных данных о том, сколько всего в городе действует ларьков и какое количество из них работает законно. Чаще всего упоминается цифра 6300, из которых более-менее легально действует 2-3 тыс.

Под лозунгом «Челябинск достоин большего» в городе произведены кадровые изменения, затрагивающие интересы различных групп влияния, в том числе и тех, что контролируют нелегальную торговлю. В июне ушел в отставку заместитель главы города по культуре И.В. Лопаткин, которому были подведомственны муниципальные учреждения, организующие торговлю в городских парках, общественных пространствах и подземных переходах. В июле после очередного объезда Н.П. Котова потребовала увольнения Сергея Шумакова – директора МКУ «Городская среда» (Шумаков входит в группу В.П. Рыльских), возложив на него ответственность за провалы в борьбе с нелегальными киосками. Позднее свой пост покинула директор МАУ «Горсад им. Пушкина» Ольга Попова, в чью компетенцию входило распределение мест уличной торговли в городских зонах отдыха и в подземных переходах на площади Революции.

СМИ, подконтрольные семье Юревича (31 ТВК, «Челябинское эхо»), активно поддержали действия Н.П. Котовой. К ним присоединились издания мэрии («Вечерний Челябинск», ресурсы медиахолдинга «Гранада»). Появилось много публикаций, освещающих связи уволенных руководителей с главами «городских кланов», прежде всего с А.В. Барышевым и В.П. Рыльских.

На действия властей ответила Ассоциация малоформатной торговли Челябинска во главе с Ириной Плещевой и сам Барышев. Через подконтрольные СМИ и ряд независимых медиа они фактически обвинили в сложившейся ситуации администрацию города, что она создала своими действиями правовой вакуум и способствовала расцвету нелегальной торговли. Так конфликт перешел в публичную плоскость.

 

Сейчас можно спрогнозировать минимум два сценария развития событий в зависимости от того, какая из сторон будет основным актором.

 Сценарий 1. Все против «калининцев»

Обострение конфликта вокруг А. Барышева может стать «первой ласточкой», за которой последует цепь действий против остальных подгрупп со стороны оппонентов, получивших в союзники главу Челябинска. Если после 8 сентября позиции «калининцев» в райсоветах существенно ослабнут, а Н.П. Котова будет переутверждена главой города, можно ожидать дальнейшую чистку администрации города и городских районов от представителей этой группы. Параллельно может начаться переназначение директоров МУПов, которые будут лояльны уже непосредственно главе города. Весь процесс может занять год-полтора в зависимости от того, какую стратегию выберут «калининцы» для своей защиты.

В конце этого периода активные действия с привлечением экологических организаций (вплоть до федерального уровня) начнутся против лидера группы А.М. Аристова. Повестку через подконтрольные СМИ и социальные медиа будут задавать оппоненты «калининцев». В данный момент все актуальные темы в информповестке (клановость городской экономики, проблемы общественного транспорта, благоустройства и ЖКХ, коррумпированность власти и т.д.) задают противники «калининской семьи» и, естественно, не в ее интересах.

«Калининцы» будут постепенно сдавать позиции, пытаясь сохранить хотя бы остатки влияния за счет кулуарных договоренностей. При этом освободившиеся места, скорее всего, будут занимать «челябинцы», поскольку у чиновников мэрии просто не будет альтернативного источника кадров.

Некоторые наблюдатели высказывают опасения, что по итогам выборов в Челябинске «группа Юревича» может свои позиции восстановить. Прочие игроки будут этому способствовать, играя на стороне «победителей». При этом участь «калининцев» будет незавидной. Даже лидер группы А.М. Аристов может утратить контроль над своим главным челябинским активом – ЧЭМК, если к игре удастся подключить федеральные элитные группы (пока этот фактор исключать нельзя). Ни о каком присутствии в Государственной думе представителям группы после 2021 года говорить не приходится. Значительные потери группа понесет и на выборах в региональный парламент в 2020 году.

Сценарий 2. «Калининцы» против всех

В этом случае «калининской группе» удается в основном сохранить позиции в райсоветах. После чего можно начинать переговоры с региональными властями о новом соотношении сил и позициях в муниципальной власти. Актуальной задачей для них становится максимальное усиление своих позиций в районных советах и городской думе, а через них – контроль за районными администрациями города. Если такие переговоры никто вести с ними не будет, ситуация не станет критичной.

«Калининцы» могут в короткие сроки нарастить свое участие (прежде всего финансовое) в гражданских, благотворительных проектах, выступать с инициативами по улучшению городской среды, предлагать проекты реформирования отраслей городской экономики и активно сотрудничать с городскими активистами. В помощь им будет команда депутатов ЗСО и действующий депутат Госдумы, что позволит купировать административную активность оппонентов.

Действуя слаженно, «калининцы» могут существенно замедлить процесс установления формального и неформального контроля над областным центром для новой региональной команды, оппонируя ей на местном и федеральном уровне.

Отдельный проект – работа со СМИ. Вариантом усиления собственных позиций может стать формирование пула дружественных СМИ, развитие собственных медиа, усиление работы с интернет-сообществом и блогерами. Это потребует выдвижения внутри группы на первый план лидеров, способных уверенно общаться как с массовой аудиторией, так и с журналистами и интернет-активистами. Такая активность в публичном пространстве должна помочь снять главную угрозу для калининской группы – выстраивания прочного альянса между «челябинской» группой и новой командой в областном правительстве.

 В отношениях с другими элитными группами, возможно, будет придерживаться стратегии закулисных договоренностей о разделе сфер интересов. Благо «калининцам» пока есть что предложить. При этом за лидером группы останется роль неформального внутреннего и внешнего модератора, ведущего переговоры, в том числе и в Москве. Сценарий можно успеть реализовать за полгода-год.

Как и в первом случае, развитие событий может корректировать «неизвестный фактор» в виде одной из федеральных элитных групп (ФПГ, политическая структура, «силовики»).

Сценарий 3. Трендовый

Учитывая соотношение сил и динамику процесса, можно предположить, что «калининцы» все же утратят часть позиций (прежде всего в вопросах контроля за МУПами и муниципальными ООО, исполнении муниципальных подрядов), но сохранятся в качестве наиболее сильной элитной группы.

Такой вариант возможен, если группа сумеет выстроить конструктивный диалог с новым губернатором после 9 сентября 2019 года. Сохранение позиций в райсоветах продемонстрирует реальную силу «калининцев», но не отменит необходимость договариваться со стороны региональной команды. Благо возможности для этого есть. Ни А.Л. Текслер лично, ни кто-либо из его подчиненных официально не высказывал претензий к лидерам «калининцев». При этом, безусловно, потеря мандатов может существенно снизить переговорные позиции.

Другим направлением работы станут переговоры и расторговка с менее сильными элитными группами. Параллельно с этим «калининцам» придется работать над исправлением имиджа, изрядно пострадавшего за последний год. И все это - на фоне продолжающихся информационных атак со стороны «челябинцев», использующих такой стиль воздействия уже долгие годы.

 Данный сценарий предполагает некоторое усиление «челябинцев», но без изменения стратегического баланса в их пользу. Главной задачей главы города станет построение межэлитного консенсуса на новой основе. При этом совершенно неважно, будет новый глава всенародно избираем или, как сейчас, его определит комиссия из состава региональных властей и городских депутатов. Залогом его власти будут новые межэлитные договоренности, базирующиеся на новом соотношении сил, гарантом которых будет выступать региональная власть.

При этом «неизвестный фактор» может так же, как и в предыдущих сценариях, как обеспечить, так и разрушить такой ход событий. О наличии такого фактора можно судить по ряду признаков. Наиболее значимый – приход новой команды в областное правительство, демонстрирующей равноудаленность от старых групп влияния.

Кроме того, можно отметить интерес федеральных бизнес-структур к рынку оборота ТКО, рекультивации челябинской городской свалки, энергоснабжения города, комплексного развития городской среды, транспортной системы.

Владимир Чудаев, эксперт Института системных политических исследований и гуманитарных проектов

Фото:  chelduma.ru, Андрей Ткаченко

Комментировать