August 18, 2021, 10:36 AM
Игорь Чукреев

Чем грозят афганские талибы* Уралу? Мнения экспертов

По прямой от Екатеринбурга до Кабула — 2,5 тыс. км. Между нами Челябинская область, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан. Поток беженцев из Афганистана в Среднюю Азию может спровоцировать увеличение миграционных потоков в Россию, и Урал тут — самый короткий маршрут. Вторая опасность — проникновение радикальных исламистов в страну, и опять же Урал тут ближе и доступнее для них, чем другие регионы. Екатеринбургу пророчат роль прифронтового города 

Несмотря на это, эксперты уверены, что опасаться нечего. По крайней мере, первое время и если не произойдет чего-нибудь неожиданного вроде взятия Кабула, который талибы* месяц назад обещали не захватывать. Но даже в худшем случае для афганцев на Урале слишком холодно и неуютно.

Вопрос первый — увеличение числа мигрантов

Северная часть Афганистана контролируется талибами* еще с начала лета, отмечает глава Дома народов Урала Фарух Мирзоев. И большого потока мигрантов оттуда не наблюдается. В том числе и потому, что выпускать их из страны невыгодно.

«Люди — это налоги, а талибам нужно, чтобы кто-то их платил», - уточняет доцент кафедры теологии Уральского государственного горного университета, один из наиболее авторитетных на Урале экспертов по мусульманам Алексей Старостин.

Есть и еще одна причина, по которой мирное население Афганистана не стремится в Россию.

«Ожидается, что количество мигрантов может составить порядка 200 тыс. человек. Это те, кто сотрудничал с США и их союзниками. Они надеются получить убежище в Европе, Америке — странах с богатыми экономиками. А получение убежища в России такой возможности их лишает. Кроме того, они понимают, что сотрудничали с НАТО, который является геополитическим врагом России, и, соответственно, здесь их не очень ждут», - поясняет Фарух Мирзоев.

Наконец, по словам эксперта, в России и на Урале для афганцев слишком холодно.

В конечном счете, по его мнению, афганские беженцы будут стремиться в Европу, а Россию если и будут рассматривать, то лишь как транзитный маршрут.

Другой риск, связанный с мигрантами из Афганистана, заключается в том, что они могут осесть в странах Центральной Азии, прежде всего ближайшим к ним, и к Уралу, Узбекистане и Таджикистане. Тогда население этих стран в силу выросшего социального давления начнет активнее стремиться в Россию, тем более что для многих из них это привычное направление.

«Граница Узбекистана с Афганистаном небольшая и хорошо оборудована еще со времен СССР. И там широкая река их отделяет, которую просто так не переплывешь. На границе с Таджикистаном река поменьше, и Таджикистан может принять какую-то часть беженцев. Но это будет контролируемо. Сейчас правительства России и Таджикистана обсуждают строительство лагерей для беженцев, где те получат помощь, в том числе медицинскую, и где можно будет отфильтровывать экстремистов. В конечном счете людей из этих лагерей вернут обратно в Афганистан, когда обстановка там нормализуется», - уверен Фарух Мирзоев.

«Это же не вчера произошло. Все началось еще с июня, когда талибы* установили контроль над всеми погранпереходами на севере страны. И единственные, кто бежал, — это военные», - в свою очередь отмечает Алексей Старостин.

Подчеркнем основной вывод из мнений экспертов: в первую очередь потоку беженцев из Афганистана в Россию и Центральную Азию препятствуют сами талибы*, что гораздо более эффективно любой охраны границ.


Вопрос второй — исламисты

Захват Кабула воодушевил многих радикалов, согласны эксперты.

«Исламистские группы радуются. Они широко обсуждают это событие и соцсетях и между собой, шоколадки на улицах раздают. Для них это пример того, как группа единоверцев смогла победить такого монстра, как США. И риск, что пример Кабула будет вдохновлять, — он есть», - считает Алексей Старостин.

В то же время непосредственно от талибов* эмиссаров ожидать не стоит.

«"Талибан"* в отличие от, к примеру, Аль-Каиды* — это сугубо национальное движение, они никогда не стремились за рамки Афганистана и ратуют за построение эмирата внутри страны. И если они не начнут привечать у себя различные террористические группировки, то непосредственно от «Талибана»* ждать массовой засылки эмиссаров не стоит», - уверен эксперт.

Однако проблема заключается именно в том, что «Талибан»* не однороден.

«Это же не единая организация. В него входит порядка 50-60 различных группировок, включая остатки «Аль-Каиды»*», - не вполне согласен со Старостиным Мирзоев. Кроме того, он отмечает, что в рядах талибов* много выходцев из стран СНГ.

В то же время, по словам Алексея Старостина, «Талибан»* по своей идеологии имеет существенные расхождения с большинством исламистских группировок, некоторые из них данную организацию официально вообще не признают.

В конечном счете, по мнению экспертов, пока каких-то рисков для России и Урала не существует. Но Восток при этом остается непредсказуемым, и что будет дальше — зависит от того, как поведут себя новые власти Афганистана и как на деле будут реализовываться те обещания, которые они сейчас декларируют.

«Первое время ожидать проблем с этой стороны не стоит. А дальше надо смотреть. К примеру, наркотрафик: сейчас они декларируют и даже вносят в свою Конституцию смерть за производство и торговлю наркотиками. Но что будет дальше — пока непонятно. Да, талибы* сейчас станут популярным, как в свое время стали популярны российские революционеры. Эти ведь в одних калошах и с автоматами Калашникова захватили власть, и идеология у них привлекательная — они призывают к исламу и справедливости. Надо усиливать профилактическую работу, которая и так хорошо ведется и национальными объединениями, и правоохранительным органами», - считает Фарух Мирзоев.

«Есть два сценария. Первый — не полезут. Второй — что события будут развиваться по сценарию 1995 - 2001 годов. Тогда мы получим большие проблемы на наших южных рубежах. В том числе может начаться агитация среди мигрантов», - считает Алексей Старостин.

Он также считает, что в ближайшее время опасаться в любом случае нечего — талибам* прежде предстоит разобраться с ситуацией внутри своей страны.

В то же время он отмечает и ряд гуманитарных, этических проблем, с которыми сейчас столкнется Россия и весь мир.

«Очень жаль тех афганцев, кто уехал за границу, на учебу, в том числе и в Россию. У нас в Екатеринбурге довольно много таких студентов обучалось и обучается. И по возвращении на родину их ничего хорошего не ждет. (По словам экспертов, талибы* очень негативно относятся к афганцам, кто учился за границей, - прим. ЕАН). Было бы гуманно предоставить им убежище. Но пойдет ли на это наша страна — вопрос открытый», - отмечает Алексей Старостин.

В конечном счете, по мнению экспертов, на Урале годами выстраивались системы выявления радикалов и профилактической работы с мигрантами. И работа эта проводится достаточно эффективно, поэтому при развитии этого направления ожидать неприятностей от афганских событий на Урале не стоит. Но это в короткой перспективе. В отдаленной же — все будет зависеть от того, что на самом деле хотят талибы*, а также от решений, которые будут сейчас принимать и реализовывать правительства России и постсоветстких государств Центральной Азии.

*радикальная организация «Талибан» запрещена в России

*Аль-Каида запрещена в России


Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Комментировать