November 16, 2020, 6:33 AM
Александр Кириллов

Чиновники получат меньше, медицина — больше: свердловский бюджет — 2021 в интервью министра финансов Галины Кулаченко

Законодательное собрание Свердловской области завтра приступает к рассмотрению проекта бюджета региона на будущий год. Информационный фон тревожный. Говорят о снижении расходов на медицину и рост «стоимости» госаппарата. У авторов проекта есть своя версия, главный тезис: «Все не так страшно». 

На чем придется сэкономить в будущем году, зачем мы занимаем деньги у Москвы и банков и последний вариант сметы Универсиады-2023 — в интервью заместителя губернатора, министра финансов Галины Кулаченко.

Галина Максимовна, мнения медиков, эпидемиологов о перспективе ковид-истории расходятся, никто не понимает, когда и как она закончится. Как в этой ситуации работается финансистам? Верстая проект бюджета, из чего вы исходили? Ведь не учитывать вирусный фактор, наверное, нельзя. Это наш первый и последний «ковидный» бюджет?

— Мы все прекрасно понимаем, что в сегодняшних условиях сложно давать прогнозы, однако надеемся на достаточно оптимистичный сценарий: проект бюджета рассчитан на основе базового варианта прогноза социально-экономического развития области, который предполагает восстановление экономической активности в целом в 2021 году.

 Предположим, что проект уже одобрен Заксо и подписан губернатором. В чем его главное отличие от бюджета-2018, 2019? Это наверняка не бюджет развития, но чего? Выживания? Тотальной экономии? Как бы вы его кратко назвали?

— Бюджет 2021 года можно назвать бюджетом приоритетов. В условиях ограниченности ресурсов это социальная помощь гражданам, оплата труда бюджетников, финансовая помощь муниципальным образованиям, расходы на подготовку к летней Универсиаде 2023 года в Екатеринбурге и расходы на здравоохранение.

Давайте о медицине. Главная тема последних дней сокращение расходов именно на эту отрасль. Об этом говорят депутаты, масса критических публикаций в СМИ. Говорят, что будет урезано финансирование борьбы с онкологией, программа развития здравоохранения. Выглядит нелогично.

 Свердловские депутаты сразу после выхода из карантина встретятся с губернатором

— Сразу расставим точки над i — средства на здравоохранение в Свердловской области не только не урезаны, а по факту будут увеличены по сравнению с прошлым годом.

То, о чем пишут в эти дни, финансируется за счет средств федерального бюджета. Сегодня мы готовим наш бюджет к первому чтению, где не прописана часть федеральных средств, которые будут уточняться позже. После того как утвердят федеральный бюджет, дополнительные средства для нашего региона будут добавляться ко второму чтению проекта нашего бюджета.  

Например, нам уже стало известно, что на заседание трехсторонней комиссии по вопросам межбюджетных отношений вынесен вопрос о распределении дополнительных федеральных средств российским регионам, Свердловской области предусмотрено еще 2,9 млрд рублей на здравоохранение. Это будет учтено в нашем бюджете ко второму чтению. Совершенно очевидно, что средства на финансирование здравоохранения будут увеличены.

Также напомним, что у нас двухканальное финансирование здравоохранения. Средства заложены как в областном бюджете, так и в бюджете ТФОМС. В казне региона на 2021 год пока предусмотрены бюджетные ассигнования в сумме 26,2 млрд рублей. Объем субвенций ТФОМС запланирован в сумме 64 млрд рублей. Итого: к первому чтению 90,2 млрд рублей предусмотрено на здравоохранение Свердловской области в 2021 году! 

То есть критики просто не разобрались?

— Закон о бюджете — вообще очень сложный документ, в том числе и для самих финансистов. Со стороны разобраться в нем очень непросто, тем более анализировать, ведь для анализа мы должны использовать сопоставимые исходные данные. 

Почему так много споров вокруг цифр? Потому что одни сравнили запланированное с тем, что уже выполнено, другие не в ту колонку цифр заглянули. Повторюсь: в проект бюджета к первому чтению не заложена часть федеральных средств, многие позиции еще будут обсуждаться с депутатами и пересматриваться. Поэтому если мы хотим проанализировать расходную часть, то можем сравнить проект бюджета 2020 года к первому чтению и нынешний проект закона. 

Кроме того, к первому чтению законопроекта мы подготовили «Бюджет для граждан», это наглядный и понятный вариант закона о бюджете с графиками, диаграммами, цифрами. Когда будет принят главный финансовый документ нашего региона, мы дополним эту брошюру всеми мероприятиями и проектами, которые будут профинансированы в нашем регионе в 2021 году.

Еще одна острая тема расходы на чиновников. Они действительно резко вырастут?

— В проекте бюджета 2020 года, подготовленного к первому чтению, расходы на содержание органов государственной власти Свердловской области составили 8,6 млрд рублей. В проекте закона о бюджете на 2021 год, подготовленного к первому чтению, эта сумма составляет 8,4 млрд рублей. Как видите, говорить о том, что траты на чиновников существенно выросли, нельзя. Точнее, все совсем наоборот.

 Универсиада и коронавирус: свердловские власти объяснили, почему регион продолжит жить в долг 

Кроме того, обращаем ваше внимание на статью «Общегосударственные вопросы». В 2021 году расходы по этой статье заложены в объеме 12,9 млрд рублей. Но это не только обеспечение деятельности органов государственной власти. Это в том числе и социальные задачи. Так, 3,3 млрд рублей в этом разделе зарезервированы для оплаты труда бюджетников, предусмотренных майскими указами президента 2012 года. Также здесь заложены расходы на содержание государственных казенных учреждений Свердловской области, расходы, связанные с подготовкой и проведением выборов в органы государственной власти, переписью населения, информационными технологиями. 

Весомыми статьями раздела «Общегосударственные вопросы» являются содержание МФЦ, осуществление кадровой политики, исполнение судебных актов по искам региона, приобретение недвижимости в государственную собственность и многие другие. Так, расходы на обеспечение работы МФЦ в регионе в 2021 году запланированы в объеме 1,2 млрд рублей, резервного фонда правительства региона — 1 млрд рублей.

Если говорить именно об областных чиновниках, то в 2021 году они останутся без повышения заработной платы. Более того, фонд зарплаты министерств и ведомств будет сокращен.

Что касается всех остальных бюджетников, их доходы будут проиндексированы, а для многих из них, кто подпадает под указы президента, увеличены. 

Вернемся в год уходящий. Можно хотя бы очень приблизительно сказать, во что нам обошлась пандемия? В «недобранных» деньгах, нереализованных проектах…

— Судите сами. Снижение налоговых и неналоговых доходов областного бюджета к утвержденному прогнозу в 2020 году оценивается в 29,6 млрд рублей. В этом году как на федеральном, так и на региональном уровнях приняты антикризисные меры.

Объем недополученных собственных доходов областного бюджета Свердловской области в связи с реализацией мер поддержки в 2020 году оценивается в объеме 3,8 млрд рублей. Также за 10 месяцев 2020 года на реализацию мероприятий по предотвращению пандемии и стабилизации экономической ситуации из средств федерального и областного бюджетов направлено 13,5 млрд рублей. Расходы Пенсионного фонда и Фонда социального страхования сегодня составляют более 18,3 млрд рублей.

Вообще по разным налогам с разных отраслей вам, конечно, видно, кто реально «умирает», а кто сгущает краски. Расскажите?

— По данным статистики, в январе — августе 2020 года прибыль практически во всех отраслях экономики сократилась на 50%. Наибольшее снижение произошло в обрабатывающих отраслях экономики (на 67%), в области социальных услуг (на 61,7%).

Количество организаций, получивших убыток, за январь — август 2020 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличилось на 12%.

Ожидаемо, что убытки получили организации сферы сухопутного пассажирского и воздушного транспорта, гостиниц и предприятий общепита, издательской деятельности, в области культуры, спорта, организации досуга и развлечений.

Говорят, что в 2021 году не предусмотрено выделение денег на льготные займы малому бизнесу по линии областного фонда поддержки предпринимательства. Это правда?

— Это не так. В проекте бюджета на поддержку МСП в 2021 году предусмотрено 571,6 млн рублей, из них на предоставление субсидии фонду «Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства» на реализацию мероприятий по поддержке субъектов малого и среднего предпринимательства — 564,9 млн рублей.

Более того, мы планируем, что в дальнейшем объем помощи бизнесу будет возрастать. Так в 2022 году на поддержку малого и среднего предпринимательства предусмотрено 867,8 млн рублей, в 2023 году — уже 1,37 млрд рублей.

 «Без движения не будет будущего». Власти настаивают: Универсиада — это не «пир во время чумы» 

Понятно, что это вопрос скорее политический, но все же… Есть вероятность, что регионам когда-то будут оставлять больше денег? В ваших и в московских кабинетах это обсуждается?

— Вопрос перераспределения ресурсов между федеральным центром и регионами всегда был и остается острой темой, тем более сейчас.

Действительно, рассматриваются разные варианты поддержки субъектов, мы принимаем активное участие в их обсуждении, вносим предложения. Это в первую очередь касается вопросов реструктуризации бюджетных кредитов, компенсации затрат на Универсиаду. Среди более глобальных тема формирования базы в рамках КГН, объемов софинансирования в рамках реализации нацпроектов, выделения дотаций на сбалансированность, в том числе в части методик по их распределению.

Известно, за что губернатора и вас критикуют чаще всего, госдолг. При этом каждый из нас понимает, что жить человеку в долг это, может быть, не очень приятно, но нормально. А долг региона воспринимается как катастрофа. Давайте объясним простым языком, зачем мы занимаем, когда это началось и главное на что? И когда мы «обнулим» свои долги.

— Долг региона, тем более в текущих условиях, — это нормально. Сегодня Свердловская область относится к числу субъектов с высоким уровнем долговой устойчивости. Поэтому привлечение новых займов не сможет оказать особого влияния на устойчивость нашего бюджета. Резерв прочности значителен.

У нас всегда есть выбор: сократить так называемые инвестиционные расходы бюджета или сохранить их.

Мы понимаем, что государство — это такой же инвестор. Мы вкладываем ресурсы в экономику через госзаказ. В проекте бюджета на 2021 год мы закладываем на бюджет развития более 39,3 млрд рублей. А это рабочие места, зарплаты, развитие экономики в целом, в конце концов это налоги. Мы создаем инфраструктуру, социальные объекты, строим дороги. Мы создаем комфортную среду для жителей нашей области, мы вкладываемся в человеческий капитал. Собственно, отсюда и долг.

О причинах его роста, направлениях использования ресурсов можно полемизировать долго. Да, рост начался с 2012 года в связи с появлением новых социальных обязательств у регионов. За это время у нас реализованы крупные инфраструктурные проекты и программы, в том числе мы приняли чемпионат мира по футболу в 2018 году, строятся дороги, школы, детские сады, обеспечиваются социальные обязательства, причем мы ни разу не отказывались от индексации выплат.

Долг начнет снижаться тогда, когда в бюджете будет профицит. Хочется верить, что это случится в ближайшее время.

Сметы Универсиады. Почему они так скачут? То 80 млрд, то 73, то 35… Подвопрос: была информация о том, что регион готов «взять все на себя», если федералы закроют наш госдолг. Насколько это правдиво?

— Изменение расходов связано с корректировкой перечня объектов инфраструктуры универсиады.

Всего в 2019-2023 годах на ее подготовку и проведение планируется направить 41,6 млрд рублей. Часть расходов на проектирование и строительство объектов Деревни Универсиады планируется профинансировать из областного бюджета с последующим возмещением затрат из федеральной казны.

 «Не проси денег, занимайся пчеловодством, травы собирай!» — каким будет новый бюджет Свердловской области

В 2021 году расходы на проектирование и строительство объектов составят 19,52 млрд, в 2022 году 12,83 млрд, в 2023 году 6,14 млрд рублей. На сегодняшний день не по всем объектам капитального строительства имеются положительные заключения государственной экспертизы проектной документации. По мере утверждения проектной документации бюджетные ассигнования будут откорректированы.

И да, мы действительно обращались в Федерацию с вопросом о возможности проведения реструктуризации задолженности по нашим бюджетным кредитам и направления высвободившихся ресурсов на расходы, связанные с проведением Универсиады. Продолжаем взаимодействовать с федеральным Минфином по данному вопросу.  

Слышал, что не все ваши коллеги по Кабмину вовремя поняли, что пандемия это сигнал окончания «тучных» лет и начало курса на экономию. Есть случаи, когда приходится отказывать кому-то в проектах, требующих дополнительного финансирования?

— Мои коллеги по Кабмину — люди, «болеющие» за свои отрасли, мечтающие о том, чтобы все запланированные проекты обязательно состоялись. И конечно, бывает непросто выделить приоритеты, но это сегодня сделано. Кроме того, мы стараемся всегда совместно найти решение тех или иных задач, в том числе за счет активного взаимодействия с федеральными структурами и попаданиями в госпрограммы. 

Например, МЭиЖКХ Свердловской области заявил потребность в дополнительных средствах областного бюджета в объеме 802,6 млн рублей на благоустройство общественных и дворовых территорий в сельских населенных пунктах. Это связано с тем, что правила предоставления субсидии из федерального бюджета ограничивают возможность участия сельских населенных пунктов в региональном проекте «Формирование комфортной городской среды на территории Свердловской области». Мы в Минфине предложили сделать это за счет средств федерального и областного бюджетов на условиях софинансирования в рамках государственной программы «Комплексное развитие сельских территорий». 

Также благодаря этой программе в 2021 году запланированы средства областного бюджета на условиях софинансирования с федеральным бюджетом на строительство двух школ — в селе Байкалово и в поселке Пышма Пышминского ГО, — а также одного ФОКа (поселок городского типа Пионерский Ирбитского МО).  

Законодательное собрание и главы МО с кем сложнее согласовывать проект? Принято считать, что депутаты это больше про политику, а главы идут с вопросами «с земли»…

— С главами на наших ежегодных согласительных процедурах мы обсуждаем объем помощи из областного бюджета каждому муниципалитету. Отмечу, по итогам согласительных процедур, которые проходили в сентябре, оценка расходных полномочий на осуществление инвестиционной деятельности увеличена на 2021 год на 3,2 млрд рублей. В первую очередь обеспечены финансированием мероприятия в муниципалитетах по завершению строительства или реконструкции объектов капстроительства, мероприятия, которые финансируются за счет разных уровней бюджетной системы страны, а также поручений главы нашего региона Евгения Куйвашева. 

 Москва втрое урезала финансирование проекта «Эрмитаж-Урал» 

Кроме того, за счет средств областного бюджета мы обеспечили бездефицитность бюджетов местных, переложив эту финансовую ношу на областной бюджет.

Конечно, главы всегда бьются за свои территории, приходят на согласительные комиссии хорошо подготовленными, а депутаты, закономерно, скорее стараются отстоять интересы жителей своих избирательных округов, часто привлекая СМИ. Поэтому Минфину и руководителям отраслевых министерств приходится оттачивать навыки переговоров и ораторского мастерства.

И все же, какие направления в текущем году попали под «секвестирование»? Депутаты в соцсетях возмущаются снижением финансирования на сельское хозяйство, культуру…

— Еще раз оговорюсь: мы не секвестировали, а применили другой механизм — выстраивание приоритетов. Все: и главы муниципалитетов и руководители отраслевых ведомств — предложили к финансированию то, что они сами посчитали наиболее необходимым. 

Это не означает, что другие проекты будут забыты и оставлены без средств. Все «поставлено на учет», что-то будет финансироваться в 2022-23 годах, что-то дождется федеральных средств. 

Кроме того, наши финансовые расчеты не окончательны, недаром впереди согласительные процедуры с депутатами, во время которых мы самым подробным образом обсуждаем все расходы в рамках государственных программ, и ни единый объект не остается без внимания. 

К сожалению, по ряду отраслей, в том числе по сельскому хозяйству, мы не получили соответствующего подтверждения о федеральном финансировании, поэтому наши расчеты пока занижены. 

Надеемся, что после принятия федерального бюджета эти вопросы разрешатся.

Как вы вообще относитесь к общественной дискуссии вокруг бюджета? Результативна ли она?

— Конструктивная дискуссия необходима. Недаром мы ежегодно проводим бюджетные слушания, в том числе с представителями бизнеса, обязательно учитываем мнение наших экспертов — ведущих ученых региона, профессионалов сферы финансов и налогов и, конечно, депутатов. Для нас очень важно, чтобы каждый, кто критикует бюджет, понимал, что у нас у всех один кошелек. И что-то отдавая одним, мы отнимаем этот ресурс у других. А еще важно, критикуя, предлагать варианты решения задач и в первую очередь — новых источников доходов.

 Новый уральский полпред пообещал регионам финансовую поддержку 

Всегда есть противоречие между бюджетом развития и социальным бюджетом. Нужен и тот и другой, а на оба сразу денег не хватает…

— Я считаю, здесь нет противоречий. Социальный бюджет — это наше здравоохранение, образование, культура, спорт, помощь детям, ветеранам, молодым семьям. Здесь также заложен вектор развития: строятся школы, педагоги получают зарплату, люди обеспечены работой, строители — заказами, налоги возвращаются в бюджет. 

Часто, когда мы начинаем говорить про социальные расходы, многим журналистам почему-то становится скучно. А ведь это, на минуточку, около 70% расходов нашего бюджета. Расходы на социальную политику на 2021 год предусмотрены в объеме 81,2 млрд рублей, объем средств на меры социальной поддержки на 2021 год составляет 70,6 млрд рублей, что превышает расходы бюджета на 2020 год на 2,9 млрд рублей. А бюджет развития, в свою очередь, несет социальные функции. Например, это газификация, модернизация теплосетей, переселение из ветхого и аварийного жилья. Эти расходы также предусмотрены в проекте бюджета.

Последний наивный вопрос: если представить наши доходы в 259 млрд рублей пятитысячными бумажными купюрами, сколько места они могут занять?

— По месту — не скажу, а вот по весу — как-то считали с коллегами — это почти 52 тонны Но мы, конечно, никогда не видим таких денег вживую, только виртуально.

 Безработных свердловчан будут привлекать к работе в избирательных комиссиях 

Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42.

Комментировать