August 25, 2017, 3:20 PM

Кинопрогноз: Крым, футбол и патриотические комедии

Ежегодно в конце августа кинематографисты России отмечают профессиональный праздник. Отрасль сегодня откровенно лихорадит. Что не так в отечественном кино, не слишком много ли в нем стало государства и какие бюджеты осваивают сегодня мастера культуры, – в авторской колонке сценариста и редактора Татьяны Андрияновой.

На прошлой неделе имя Никиты Михалкова в очередной раз замелькало в заголовках многих федеральных СМИ. На этот раз скандал разгорелся в связи с его выходом из попечительского совета Фонда кино. В заявлении на заседании коллегии министерства культуры он объяснил свое решение разницей во взглядах с новым составом попечительского совета, который весной 2017-го пополнила Наталья Тимакова, пресс-секретарь премьер-министра Медведева. Михалков обвинил руководство Фонда в безответственности, а Тимакову - в русофобии и в том, что

«с ее помощью, под прикрытием демократии, идут разрушительные процессы».

В качестве примера он назвал тот факт, что она защищает Ельцин Центр. Также он выразил уверенность, что «телефонное право и подковерная политика будут в фонде решать вопросы».

Позднее председатель попечительского совета Владимир Толстой с сожалением отозвался об эмоциональном поступке своего коллеги и уточнил, что гордится прозрачностью работы фонда. «Никакого влияния на решение попечительского совета одна Наталья Александровна (Тимакова) не оказывала и не оказывает», - заявил Толстой.
На фоне произошедшего глава минкульта заговорил о необходимости введения «реального госпротекционизма в отношении нашей киноиндустрии».

Этот скромный эпизод в трех частях из истории новейшего времени, словно басня Крылова, обнажил все проблемы и несовершенства нынешней системы государственного регулирования кинематографа.

Комплекс «Левиафана»

Министр Мединский неоднократно подчеркивал, что видит задачу минкульта в поддержке выдающихся авторов, в том числе в содействии проектам на всех этапах производства, а также в предпрокатном продвижении фильмов. В качестве удачных проектов, поддержанных минкультом, он называл такие, как «Батальон», «28 панфиловцев» и прочие.

Однако, несмотря на декларируемую необходимость поддержки авторского кино, то есть кинематографа как вида искусства в целом, именно режиссёрам, снимающим авторские картины, сложнее всего выстраивать отношения с минкультом. Ни «Батальон», ни «28 панфиловцев» к авторскому кино не относятся. Зато относятся такие фильмы, как «Левиафан» Андрея Звягинцева и «Милый Ханс, дорогой Петр» Александра Миндадзе, с которыми у министра Мединского, кажется, личные счеты.

 

Несмотря на то, что «Левиафан» вышел на экраны в 2014 году и собрал премии престижнейших кинофестивалей, Мединский по сей день упоминает его в своих интервью в качестве неудачного решения, принятого подведомственными ему структурами. В дальнейшем Мединский назвал это решение

ФОНД КИНО. Основными целями Фонда являются поддержка отечественной кинематографии, повышение ее конкурентоспособности, обеспечение условий для создания качественных фильмов, соответствующих национальным интересам, популяризация национальных кинофильмов в Российской Федерации и за рубежом.

«государственным мазохизмом», так как, по его мнению, фильм оплевывает власть. Надо отметить, что «Левиафан» в свое время получил финансирование как от Фонда кино, так и от самого министерствакультуры, причем не по разу, естественно, при одобрении всех экспертных советов.

Такая же показательная ситуация сложилась в 2013 году с внезапным отказом от финансирования фильма Миндадзе, кстати, вопреки решению экспертов. Тогда со стороны минкульта звучали слова, что есть опасность в том, что «к 70-летию Победы над Германией выйдет фильм, не соответствующий нашим (то есть министерским, - прим. ЕАН) представлениям о мировой войне». В результате скандала, разгоревшегося после публикации открытого письма экспертов, голосовавших за проект, минкульт передал полномочия по выделению средств на этот фильм Фонду кино, благодаря чему он все-таки состоялся. Тем не менее сценарий фильма был переработан с учетом пожеланий министра Мединского.

Сам он не раз шутливо признавался в интервью, что будь время или полномочия, он принялся бы за цензуру сценариев многих выпускаемых фильмов, в том числе таких, как «Викинг».

Так или иначе в результате вышеописанных инцидентов была сформирована сегодняшняя политика в сфере поддержки кинопроизводства.

От государственного мазохизма к государственному протекционизму

С окончанием 2016-го, который был объявлен Годом кино, минкультом было принято несколько ключевых решений, которые в очередной раз изменили правила игры для участников профессионального киносообщества. В начале 2017-го министр Мединский заявил об ужесточении экспертизы проектов, претендующих на госфинансирование.
В связи с этим минкульт изменил условия предоставления субсидий из бюджета для Фонда кино из-за его неудовлетворительной работы. Ведомство настаивало на усилении контроля за эффективным расходованием средств и необходимости потребовать от производителей приводить в кинотеатр 1 зрителя за каждые 100 рублей государственных средств. Помимо того, был выдвинут минимальный порог кассового сбора. Теперь, если эксперты оценят этот порог в сумму менее 150 млн рублей или 250 млн рублей для кинокомпаний-лидеров, заявка на этот фильм будет отклонена.

При этом сам минкульт в 2017 году выдвинул следующие содержательные требования к авторским фильмам: экранизация классики, военно-исторические фильмы, фильмы о борьбе с преступностью и терроризмом, «фильмы, рассказывающие историю успеха и вдохновляющие», а также фильмы социально-нравственной проблематики. Несмотря на то, что последняя тема выглядит довольно свободной и теоретически под нее может попасть любой авторский фильм, не стоит забывать, что взгляд на социально-нравственную проблематику не должен противоречить взгляду минкульта, о чем общественности неоднократно заявлялось.

Также в 2017 году минкульт сократил поддержку игровых фильмов – финансирование получили почти в 2 раза меньше проектов, чем годом ранее. Была снижена минимальная планка субсидий для дебютантов – с 25 млн до 15 млн рублей. Увы, в кулуарах отрасли говорят, что треть из этой суммы могут попросить сразу же «откатить».


Кроме этого, минкульт закрепил за собой право вето во избежание повторения истории в «Левиафаном». В целом за последние годы размер субсидий, выделяемых министерством на кино, неизменно сокращается.

Страшно смешно

ПИТЧИНГ -Пи́тчинг (англ. pitch — выставлять на продажу) — презентация кинопроекта с целью нахождения инвесторов, готовых финансировать этот проект. Впервые в России продюсерский питчинг состоялся в 2007 году в рамках фестиваля «Кинотавр». Разместите лююой текст, возможно даже изображения

В августе были подведены окончательные итоги всех питчингов минкульта и Фонда кино и коммерческих проектов, и авторских. С удивлением можно обнаружить, что решения были приняты почти идентичные, несмотря на разность задач, стоящих перед минкультом и Фондом.

С каждым годом минкульт все больше отворачивается от содержательного кино в сторону аттракциона.

Поэтому самым финансируемым ведомствами жанром оказалась комедия. И если в случае с Фондом кино это решение ожидаемо, то вдохновляющие авторские комедии от минкульта - довольно внезапный выбор. Таким образом, в ближайшие три года нас ждет около тридцати комедий, поддержанных государством. Среди них и бесконечные франшизы вроде «Елок-6, 7», «О чем говорят мужчины-3», сиквелы «Жениха», «Супербобровых» и «Неадекватных людей», комедия про футбол в преддверии ЧМ-2018 «План Ж», патриотическая комедия из списка минкульта про отдыхающих в Крыму «Крымские каникулы».

Поскольку Фонду кино пришлось сосредоточиться на коммерчески успешных жанрах, то было принято решение поддержать с десяток анимационных фильмов. Там ситуация аналогичная комедийному блоку – побеждают успешные франшизы: готовятся продолжения «Снежной королевы», «Волков и овец», «Трех богатырей», «Царевны и дракона», «Белки и Стрелки», «Урфина Джюса», а также полнометражные «Фиксики-2».

Следующим по популярности оказался жанр триллеров, хотя почти все обратившиеся к нему кинематографисты подчеркивали, что для России этот жанр непростой. Однако очевидно, что именно жанровые картины удачнее идут в прокате, поэтому Фонд кино не оставляет попыток сформировать аудиторию для российского триллера. Итого: 7 триллеров от Фонда кино и 2 от минкульта. Любопытно, что помимо классических хорроров в блоке представлено несколько фильмов с элементами триллера, в частности, к этому жанру решил обратиться Валерий Тодоровский с проектом «Гипноз». Режиссер обещает компактную и «клаустрофобичную» историю про молодого человека, попавшего под влияние гипнотизёра, снятую в жанре психологического триллера. Режиссер Роман Каримов продолжит эксперименты в жанре и снимет фантастический триллер «Кольская сверхглубокая» про самую глубокую скважину в мире.

Несмотря на то, что все круглые даты, приуроченные к военным событиям, пока остались позади, жанр военной драмы все еще кажется экспертам перспективным, то же самое утверждают представители прокатчиков. Поэтому получили финансирование с десяток военных драм, большая часть которых посвящена событиям ВОВ. Однако, похоже, студии начинают постепенно переключаться на более свежий материал. Будет оказана поддержка фильму «Братство» компании Павла Лунгина об афганской войне и «Балканскому рубежу» о войне в Югославии, с Гошей Куценко в главной роли.

На питчингах авторы многих проектов ссылались на проснувшееся национальное самосознание зрителя, поэтому по-прежнему запланировано много фильмов, основанных на историческом материале. Из многообещающих проектов - «Союз спасения» об истории первой декабристской организации, «Сердце Пармы» по роману Алексея Иванова о покорении Перми режиссуры Сергея Бодрова. А кроме этого, одобрено несколько картин о покорителях русского Севера.

Поскольку страна усиленно готовится к Чемпионату мира по футболу в 2018, идеологически в том числе спущена разнарядка любить футбол.

Поэтому финансирование получили 5 проектов о футболе, включая фильм из списка минкульта с духоподъёмным названием «Футбол – это жизнь». Два фильма расскажут о советских футболистах Льве Яшине и Эдуарде Стрельцове. Данила Козловский попробует себя в качестве режиссёра в проекте «Тренер», где сам же, разумеется, сыграет главную роль.

Если говорить о блоке действительно авторского кино, то тут минкульт оказал поддержку нескольким ярким проектам относительно молодых кинематографистов. Среди них проекты Анны Меликян, Ивана Твердовского, Юрия Быкова, Натальи Мещаниновой, Оксаны Карас, Гай Германики по сценарию Юрия Арабова. Все эти режиссеры так или иначе были замечены российскими кинофестивалями, теперь наступила очередь минкульта.

Что касается режиссеров, ставших классиками отечественного кино, был поддержан только проект Андрея Кончаловского «Грех» о великом итальянском художнике Микеланджело. Фильм задуман как совместный проект и будет снят в Италии с итальянскими актерами. Новый проект Александра Миндадзе «Паркет», в очередной раз отвергнутый минкультом, в обход стандартной процедуры получил средства на разработку от попечительского совета Фонда кино на условиях 100% возврата средств.

Отдельно стоит сказать, что размер средств, выделенных на производство фильмов минкультом, до сих пор не оглашен.

Хочется надеяться, что, несмотря на решение поддержать дюжину проектов, не имеющих отношения к авторскому кино, создатели тех самых авторских фильмов получат достойное финансирование, однако возможно ли это при довольно ограниченном бюджете министерства культуры, знает только регулятор.

В качестве послесловия

Скандальное заявление Михалкова продемонстрировало три крайние позиции в отношении государственной политики в сфере кино: критика прозрачности принятия решение о государственном финансировании, государственный протекционизм на российском кинорынке и идеологизация системы отбора проектов.
Сегодня задача Фонда кино - это отстраивание системы национальной киноиндустрии от этапа производства до выхода фильма в прокат. Несмотря на то, что Фонд кино был создан в 90-е годы, такими обширными полномочиями он был наделен только в конце 2000-х гг.

Главная борьба Фонда кино – это борьба за российского зрителя.

Можно сколько угодно причитать о голливудизации российского кино, однако в настоящее время это уже свершившийся факт. За 20 лет неконтролируемого рынка выросло совершенно новое поколение зрителя, сформировавшееся на голливудском кинематографе. Даже у таких экзотических для российского кино жанров, как хоррор или фэнтези, на сегодняшний день армии фанатов, и Фонду кино не остается ничего другого, кроме как пытаться работать с существующим зрителем на условиях, которые задал когда-то Голливуд.

Сейчас мы просто меняем голливудскую жвачку на жвачку российского производства – очередная попытка импортозаместиться.

Критиков подобной системы отношений немало, к ним можно отнести Кончаловского, Арабова и многих других кинематографистов. Главный их аргумент сводится к простой формуле: если ты формируешь зрителя только как потребителя, ты утратишь зрителя как собеседника.

Именно поэтому принципиально важна поддержка независимых режиссеров с независимой позицией, с фильмами на независимые темы. Фактически произошла национализация государством российского кино как явления, как одного из мощнейших инструментов управления общественным сознанием.

У Фонда кино здесь двойственная роль, которая отчасти может привести к тому, что зритель однажды не заметит, что вместо «Елок-2018» ему покажут «Кубанских казаков-2028».

Тогда как вопрос существования независимого авторского кино находится за пределами идеалогизации пространства смыслов, это вопрос сохранения национальной идентичности. Правда, если сказать точнее, он должен там находиться. К сожалению, минкульт позицию автора не разделяет.

 

Ну и поскольку так уж повелось, что режиссер Звягинцев всегда удостаивается отдельного упоминания в разговоре о минкульте, уточним, что его последняя картина «Нелюбовь», обласканная на Каннском фестивале, была полностью создана на частные средства. Как и другой фильм-участник нынешних Канн - «Теснота», дебютный проект Кантемира Балагова, ученика прославленного Александра Сокурова.

Сейчас, после проката обоих фильмов, в обществе поднимается широкая дискуссия о наших ценностях: о современной семье, о любви или ее отсутствии, о свободе выбора, о том, кто мы и кем мы можем стать. Происходит некий существенный сдвиг нашей самоидентификации без всякого госзаказа. И не при поддержке министерства культуры и Фонда кино, а вопреки ее отсутствию.

Фото: cinemaplex.ru primorye24.ru topzvuk.com habinfo.com yeltsin.ru sxodim.ru