09:35 28.05.2018

Лидер «Ногу свело» Макс Покровский: «На Западе инакомыслящий – это потенциальный миллионер, у нас - потенциальный нищий»

Вопреки всем организационным препонам, группа «Ногу свело» выступила в Екатеринбурге. Горожане помогли Максу Покровскому и Ко спасти уже было сорванный концерт. Энергичный рокер ответил взаимностью и просто «взорвал» зал. Зрители даже собрали деньги на обратную дорогу для музыкантов, лидер группы едва успевал принимать купюры. После этого удивительного концерта журналист ЕАН зашел в гримерку Покровского. О философии песен, телевизионных шоу, Ельцине и проблеме личности и общества в России -  читайте в нашем интервью.

- Первый виток популярности группы «Ногу свело» был в конце 90-х. Во второй раз о группе стали много говорить после того, как песня «Идем на восток» прозвучала в фильме «Турецкий гамбит» по роману Акунина. Как вы оцениваете тот факт, что Григорий Чхартишвили заимствует у многих классиков идеи: например, Эраст Фандорин в «Турецком гамбите» - это копия Шерлока Холмса из романов Конан-Дойля?

- Во-первых, я хочу сказать, что я дилетант в литературе. К своему стыду, я прочел очень немного книг и поэтому не имею права судить об этом. Но все же считаю, что умных сыщиков в нашей жизни много: был и Пинкертон, и Эркюль Пуаро. Если в романе «Турецкий гамбит» Акунин какие-то вещи и заимствовал, то надо оценить, насколько талантливо это сделано. И смог ли писатель соблюсти исторические факты. Потому что фильм посвящен событию, которое является частью истории.

Плюс если вспомнить о том, какой величайший мастер слова Акунин, мне кажется, этот формальный факт присутствия сыщика в очень сложной и ответственной ситуации имеет лишь хорошее значение.

- Вы участвовали в популярной программе «Последний герой». В то время было много шоу, посвященных теме выживания. По сути все это отражало ситуацию в стране. Как вы полагаете, почему сейчас такие передачи практически исчезли?

- Я не социолог, чтобы говорить о том, насколько шоу «Последний герой» отражало ситуацию в стране.

Данная телепрограмма вышла в эфир на российском ТВ, потому что Первый канал купил лицензию у голландской компании, которая продавала возможность снимать этот продукт по всему миру.

И наиболее известная версия шоу называется «Survave» (с английского «выживание», - прим. ЕАН). Его демонстрировали на территории США примерно в то же время. Насчет вашего вопроса о том, насколько все это отражало ситуацию в стране, не могу ответить. Единственное, что я могу сказать, - что к чести нашего «Последнего героя», а почти все время им руководил человек-ядро, покойный ныне Кушнерев, он придумал очень многое сам. Сергей Анатольевич придумал массу фишек. Они были плодом его труда и его таланта. Целью проекта «Последний герой», на мой взгляд, являлось раскрытие всего лучшего в человеке, показ человека сквозь призму каждого из героев телепередачи. Это то, с чем я столкнулся и чем я пропитался.

- Первый альбом группы «1:0 в пользу девочек» был буквально начинен ироничными текстами. Есть сейчас такие вещи, над которыми вы насмехаетесь особенно остро, и превратятся ли они в новые песни?

- То, что будет дальше, я не знаю. Иногда я в принципе не понимаю, что ждет нас впереди. Мы не планируем песни. Песни приходят сами. В тех песнях, что я написал в последнее время, было много иронии. Одну из этих песен я сегодня исполнял. Это «Судак» (ее Макс Покровский спел в качестве ответа на сорванный концерт промоутером Григорием Вяткиным, - прим. ЕАН).

- В одной из новых песен под названием «Самурай» вы рассуждаете о внутренней свободе: «Твои друзья сегодня ночью ждут гостей. У них в меню жаркое из твоих костей. Им так мешает жить твоя свобода». Очень часто люди с внутренней свободой бывают одиночками, не понятыми обществом. Почему, на ваш взгляд, массы так ненавидят людей со своим мнением?

- По поводу первой части мне хочется спросить у вас: надо ли убеждать людей в том, что ты прав? Я имею в виду, что тот творческий продукт, который ты делаешь, говорит сам за себя. Это все равно, что человек выпускает песню и аннотацию к ней. Что-то ты объясняешь посредством клипа, что-то ты объясняешь посредством интервью, что-то - посредством специфики рекламной кампании.

Почему так ненавидят людей со своим мнением? Это зависит от общества.

Если говорить о человечестве как о самой глобальной форме общества, то, разумеется, одиночки в каком-то смысле - это психи, сумасшедшие, одержимые, не от мира сего. И они двигают общество, правда, не всегда вперед, а вообще куда-то. В каком-то смысле это похоже на лебедя, рака и щуку.

В западной стране, например, в одной из моих любимых – Великобритании, свободные люди имеют намного больше свободы внутри и хотя бы формально дают возможность высказаться другому. Американский народ немного другой, и я его знаю намного лучше, чем англичан. Но недостаточно хорошо, чтобы о нем судить. Западный человек терпимо относится к другой точке зрения.

 

Что касается России, то в нашей прекрасной и до предела несчастной стране подавлялось все и подавляется сейчас.

Правда, я не имею в виду все сферы. Вот смотрите, до недавнего времени даже в музыке серость и похожесть всегда приветствовались. Например, есть радиоволна, крутящая рок-музыку в нашей стране. На ее частотах звучат песни только определенного формата. Как только ты выходишь за эти рамки, ты становишься другим, тебя начинают уже какие-то масс-медиа воспринимать как чужака.

На Западе инакомыслящий – это потенциальный миллионер, а в России - потенциальный нищий. И нашей стране придется долго исправлять положение вещей. Сейчас легче, потому что часть свободы нам дает Интернет, а часть - рэп- и хип-хоп-культура. Хотя я не поклонник рэпа. Такая музыка ни в российском, ни в западном исполнении меня не будоражит, но я вижу там отсутствие примитивных рамок. Рэперам не нужно соответствовать какому-либо радиоформату.

[photos]

Переходя от этого примера к общим вещам, я могу сказать, что так же и в обществе в принципе. Человек, который мыслит иначе в России – это белая ворона, которой дают вежливо пройти. Ей даже уступят место, если она пожилая, беременная или хромая.

Знаете, мне сегодня девушка одна задала вопрос: «Что в нашей стране для мужчины - счастье?» Мне так понравился этот вопрос. Правда, я нелепо на него ответил. Сказал, что это счастье домашнего животного в самом хорошем смысле этих слов, счастье собаки.

Одиночкам намного сложнее, потому что им приходится постоянно проводить работу над собой. Человек, согласный с большинством, любит это большинство, и дай бог ему здоровья. Но человек, который не согласен внутри себя с тем, что происходит в России, должен самому себе сказать, сделать вывод, что нужно что-то менять в жизни общества.

- Ваш новый альбом «Материки моей планеты» выглядит как точка переосмысления. Название и оформление обложки вызывает массу аллюзий. Вы там представлены в виде индейца в открытом космосе. Но индейцев истребили цивилизованные люди с оружием. Закладывали ли вы такую идею? И значит ли это, что есть то, что вас истребляет?

- Я вам благодарен за то, что вы назвали мою свежую работу точкой переосмысления. Насчет вашего вопроса: думал ли я о том, что меня истребляют, он очень глубокий, и я его еще только осознал. Осознание произошло, когда вы об этом спрашивали. Для меня одноименная с альбомом песня «Материки моей планеты» - это не бормоталка, как «Хару Мамбуру», - это то, что я себе сказал в определенный момент, даже не понимая, о чем я говорю. Это какая-то инстинктивная история, и я очень этому рад. То, что мы делаем неосознанно, порой очень ценно.

- Поговорим о тенденциях в русском роке. Музыканты в данный момент разделились на два клана: один милитаризированный. Например, Сергей Бобунец, экс-лидер «Смысловых галлюцинаций», после распада выступает на различных армейских мероприятиях, экс-лидер «Агаты Кристи» Вадим Самойлов играет концерты перед военными в Сирии и на Донбассе. Второй - пацифисты: Дмитрий Спирин не стал выступать вместе со своей группой «Тараканы!» на «Нашествии», потому что там была параллельно выставка вооружений и показные стрельбы. С кем из них вы?

- Это очень сложный вопрос. Сначала по поводу фестиваля «Нашествие». В этом году наша группа там выступит, но если меня попросят сфотографироваться в чем-то, что будет носить характер милитаристской рекламы, то я это сделаю, только если буду находиться в беспамятстве. А вот, если я буду находиться в своем уме, то скажу, что пропаганда военной мощи на рок-фестивалях невозможна. Поэтому могу сказать, что мне ближе «Тараканы!» на самом деле. Но я не смею осуждать людей с другим мнением. Димона Спирина я очень уважаю.

- Динамика вашей концертной деятельности немного спала. Возвращение на стадионный формат - это надолго?

- Последние несколько лет я ушел в творчество, и поэтому так вышло. Запустил менеджмент немного. Что касается площадок, то мы сейчас больше ориентированы на залы. У нас такой тур уже прошел, и он стоил нам огромных усилий.

А почему мы выступали в Екатеринбурге в баре, вы прекрасно знаете. Мы очень благодарны этому заведению. Желаю ему процветания. Потому что концерт был под угрозой срыва.

- В 1996 году вы поддерживали Бориса Ельцина и участвовали в музыкальном туре «Голосуй или проиграешь». В нашем городе есть Ельцин Центр, и вокруг него вспыхивали ожесточенные дискуссии. Тот же Никита Михалков был очень недоволен, кто-то обвинял это учреждение в идеализировании 90-х годов и в пропаганде. Как вы к нему относитесь?

- Я там был сегодня. Это замечательное здание. Если говорить насчет поддержки Ельцина в 90-х годах, то мой ответ будет предельно лаконичен: нам очень хотелось бабла, а Ельцина было рекламировать нестремно.

- Ельцин Центр открывали Путин и Медведев, в проект были вбуханы громадные федеральные деньги. При этом нынешнюю власть часто критикуют за откат от наследия Ельцина - свободного рынка, отсутствия цензуры в СМИ, конкуренции в политике...

- Считаю, что тут нет никакого парадокса. Они не обязаны разделять его политику. Это просто просчитанный менеджерами Путина и Медведева ход. Путина к власти привел Ельцин. Вдруг там вообще была какая-то договоренность?  Может, Ельцин Центр Путин построил для того, чтобы отблагодарить Ельцина посмертно за то, что он привел его к власти?

- Заключительный вопрос: скоро в России пройдет Чемпионат мира по футболу. Часть матчей состоятся в нашем Екатеринбурге. Чиновники на время его проведения запретят уличным музыкантам играть. Как вы оцениваете данное решение?

- Думаю, что так не стоит делать. Туристы бы подкинули музыкантам денег. Потом бы они могли вложиться в свое дело: записали свою музыку. В таких запретах нет смысла. Уличные музыканты – это гордость города. В том же Нью-Йорке, например. Они украшают мегаполис.

Беседовал Павел Пивоваров

Благодарим за организацию интервью Татьяну Покровскую.

Новости