March 22, 2017, 11:57 AM

Лидер группы «Северный флот» Леонтьев: «Нет лучшего лекарства, чем уткнуться в родное детское пузо»

Экс-музыкант легендарного «Короля и шута» поделился откровениями о политике, истории, жизни и духе времени.

Индастриал-метал-команда «Северный флот» бороздит пространства концертных площадок страны со своим новым концертным туром. Недавно викинги русского рока вышли на «Свободу» (концертный зал), чтобы отыграть все свои самые мощные песни, коих за четыре года существования коллектива набралось предостаточно. Перед выходом на сцену идеолог группы Александр Леонтьев дал в гримерке большое интервью корреспонденту агентства ЕАН. О том, что спасет от разочарования этим миром, о новой религии , респекте мэру Ройзману и о том, куда Александр никогда не пойдет в Екатеринбурге, - читайте в нашем материале.

- В песне «Надвигается Северный флот» в альбоме «Все внутри» есть такие строки: «И все, как встарь. Кормит воинов война». Война – понятие очень многообразное. А что является войной для вас?

- Мне кажется, что война – это совершенно определенное понятие. Люди идут и отнимают у человека все, что у него есть, убивают его детей. Это есть война. А сейчас просто воюют не государства, а корпорации за свои финансовые интересы. Кто-то в 19 веке дал определение, что на войне лично незнакомые люди убивают друг друга ради интересов лично знакомых людей, которые убивать друг друга не собираются. Ни для кого не секрет, что корпорации воюют за ресурсы. Поэтому в разных странах, которые находятся в точках преломления этих интересов, и возникают военные конфликты. Деньги — это движущие силы войн. Если вынуть из них деньги, войны не будет. Если в былые времена разжигатели войн прикрывались христианскими ценностями, то сейчас они прикрываются демократическими ценностями из разряда «давайте поможем народу отстоять свои права». Это для меня война.

- В ваших песнях вы осуждаете то, что люди живут в Интернете, а не в реале. Есть такой писатель Вадим Пересветов, и в одной из его книг есть мысль, что мы в 21 веке вернулись к пещерным наскальным рисункам, но в наше время это Instagram. Это справедливо сказано?

- Думаю, что это притянуто за уши. Разница в том, что наскальное творчество было попытками самореализоваться для людей того времени. А с Instagram люди, как павианы, которые красуются красной задницей. И отовсюду все кричат там: «Посмотрите, какой я клевый!» Если бы там имелись интеллектуальные потуги, то Instagram представлял бы из себя нечто вроде живого журнала. Но этот блог так не пошел, как Instagram, потому что там нужно делиться мыслями. Поэтому павианы и показывают красную жопу – потому что мыслей у них нет. Именно поэтому я сам очень редко что-то выкладываю в Instagram. Мне вообще кажется, что Instagram – это новая религия. Потому что раньше люди выбирали религию, чтобы верить, а теперь эту соцсеть. И интеллектуальный уровень ужасный. Взять только эту Ким Кардашьян. У нее миллиард подписчиков и куча лайков. А кто-нибудь слышал когда-нибудь от нее серьезных фраз?

- В вашем творчестве есть упоминания о скандинавских мореходах 8 – 11 веков. Одним из самых нашумевших российских фильмов прошедшей зимы стал «Викинг» режиссера Андрея Кравчука. Смотрели ли вы это кино?

- Я отечественное кино не смотрю очень давно и очень счастлив этому (смеется). В нашем кино есть одна огромная проблема. У нас нет хороших режиссеров. Даже Кончаловского трудно назвать российским режиссером, потому что он полуамериканский в хорошем смысле. Остальные режиссеры хорошего уровня вроде Михалкова снимают в последнее время что-то непонятное. Я отечественное кино не смотрю. У нас есть достойные актеры и режиссеры. Что касается «Викинга», то это тема опосредованная. Я прекрасно понимаю, что все было не так, как поется в сагах. Что война – это грязь. И люди из жесткого климата и неблагоприятных земель лазили на юг. Отнимали там у работяг последнее. Викинг – это упрощенный образ воина как такого. У скандинавов война была чуть ли не основным источником дохода. Хотя они прекрасно и овец выращивали, и землю пахали. Те, которые прибыли в Англию осели и стали работать. Я их не романтизирую, так же, как не романтизирую и войну.

- Отталкиваюсь от предыдущей темы. Намерены ли вы посвятить песню князю Владимиру Святославовичу? Ведь именно викинги помогли будущему крестителю Руси одолеть брата Ярополка в борьбе за власть…

- Ни одному из русских князей я не могу посвятить песню, потому что, честно говоря, это были абсолютно глупые феодальные твари. Они убивали женщин и детей. Они дрались за копейки друг с другом, грызлись. И именно поэтому на Русь пришлось приглашать норманнов, иноземных людей. Все для того, что усмирить эту свору, чтобы был порядок. Здесь происходили чудовищные вещи. Брат шел на брата. Если вдуматься, то это не только красивые строчки. Тут реально резали друг друга. По большому счету, за какие-то медяки. Именно поэтому нас драли в хвост и гриву все кому не лень. Какие-то пришлые половцы, монголы и т.д. Если бы Европу тоже не раздирали внутренние конфликты, то она бы давно нас завоевала. Поэтому что им песни посвящать? Это знаешь, как в детстве я сказки Калинина читал про хорошего Володю Ульянова, который вел себя очень хорошо. Что он всегда маме помогал и вообще врать не умел и был идеальным человеком. А потом выяснилось, что он был не самым хорошим мальчиком. Дал приказ расстрелять 1,5 млн человек. Главная причина того, что история ходит кольцами, в том, что люди всегда хотят видеть только хорошее. Те же 90-е хотят видеть в хорошем свете. Да фиговое это было время. Тоскливое и страшное. В Питере каждый день кого-то мордой в снег клали, то депутата, то еще кого-то (смеется). А сейчас спроси у человека среднего возраста про 90-е годы, и он ответит: «Да круто же было, скутер был, и я был молодой».

- То есть в Ельцин Центр не пойдете?

- Естественно, не пойду. При всем уважении к Екатеринбургу. Ельцин? (Смеется.) Посмотрите любую видеозапись публичного выступления этого «великого» президента за последние два года его правления. Ну какие могут быть вопросы? А в честь него целый центр отгрохали. И представили все так, что он был красавцем. Может быть, в молодости он и был красавцем. Но когда я был юным, а он президентом, он не был красавцем нифига.

- В альбоме «Мизантропия» есть песня «Последний человек на Земле», которая пронизана разочарованием этим миром. Как жить, когда не во что верить и все ориентиры рассыпаются при их касании?

- На мой взгляд, всякие суицидальные мысли посещают тебя рано или поздно, особенно при кризисе среднего возраста. Мужчина запрограммирован так. Для этого природа тебе заранее дает выход. Ты должен заводить детей. Дети тебя спасут. Потому что для взрослого мужика, разочарованного в этом мире, когда все ему видится иначе, чем в юности, нет лучшего лекарства, чем уткнуться носом в родное детское пузо. Другого рецепта я не знаю.

- Можно сравнить вашего последнего человека на Земле с современным Робинзоном Крузо? Только затерянным не на острове, а в каменных джунглях, которые с духовной точки зрения трудно обитаемы…

- Нет, тут все гораздо страшнее. Робинзон не по своей воле попал на этот остров. А такие последние люди, которые приходят на кухню и бухают, отрекаются от мира по своей воле. И это страшно. По большому счету, это очень мучительная депрессия. Я нечто подобное периодически испытываю, но держу все это в себе. В творчество предпочитаю эти моменты не выносить. Это слишком личное. Может, я когда-нибудь напишу песню, посвященную свою детям. Поэтому создается ощущение, что я очень негативный. А все потому, что вещами, которые меня радуют, я не делюсь.

- Вы посвятили Князю песню «Любовь и время». Была ли получена какая-то реакция от него?

- Эту песню я написал в музыкальном стиле группы «Король и шут» в честь дня рождения Князя. Это не было чистым посвящением. Просто решил сделать текст в стиле «Короля и шута». Никакой ответной реакции я не ждал. Уже в это время мы находились с Андреем на разных орбитах. И, собственно говоря, я писал это скорее для себя. И это фактически просто было формой поздравления.

- В феврале лидер «Кукрыниксов» Алексей Горшенев рассказал мне, что его брат и лидер «КиШа» Михаил очень любил произведения Эдгара По. Не собирается ли «Северный флот» написать по мотивам напряженных рассказов писателя песни? Фанаты «КиШа» были бы очень довольны

- Нет. Мы не «КиШ» и никогда им не будем. Если я когда-нибудь прочитаю Эдгара По, то писать или не писать по мотивам его произведений песни будет по зову души. А не для того, чтобы порадовать фанатов «Короля и шута».

Теперь же я скажу то, что для многих фанатов «Короля и шута» может стать неприятным откровением. Так вот, для нас Мишка был родным человеком, другом. Мы его не обожествляли, не обожествляем и не будем обожествлять. Это удел фанатов. И мы имеем право говорить о Горшке без придыхания, вспоминать какие-то смешные и нелепые случаи. Потому что мы были семьей. И для меня эта тема тоже личная.

И у того же Алексея в последние годы Миха на горизонте реже появлялся. Они были родные братья. В детстве они были очень близки, а потом же общение шло по-взрослому. Они редко где-то пересекались и общались. А ежедневная жизнь происходила с такими дурошлепами, как Поручик (участник группы «Король и шут», - прим. ЕАН). Мишка в свое время выпал из семьи. У него с мамой была связь химическо-ментальная. Они еще и похожи были очень.

- В одной из песен группы есть такие строчки: «Вместо жизни выбираю Интернет, где сам себе я – вождь, мудрец, неоспоримый лидер! Всем плевать, и что же остается мне? Презирать и ненавидеть всех!» Это блогерам посвящено?

- Это посвящено молодым колхозникам, которые пытаются в Интернете найти выход из своей колхозной кабины. Они не могут сказать ничего путного и поэтому несут чушь. И заканчивается все это срачем на форумах, потому что, когда колхозники сталкиваются в сетях, они начинают гнобить друг друга, и все это заканчивается всеобщей ненавистью и презрением. Постольку, поскольку колхозник не может принять чужую точку зрения, даже обоснованную.

Блогерами их назвать трудно, потому что блог подразумевает связанность речи и какие-то размышления. А тут их нет. В соцсетях люди размещают посты, а под ними оставляет очень плохие записи невероятное количество молодняка.

- К чему приведет то, что молодежь все больше живет в Интернете, на ваш взгляд?

- Сложно прогнозировать. Не знаю даже… Я не социолог. Социологи, конечно, бьют тревогу. Но на моей памяти старшее поколение всегда бьет тревогу. Всегда есть какая-то вещь, которой увлекается молодняк, и так далее и тому подобное.

- Когда же такой запретной вещью был и рок…

- Согласен, по факту так оно и было. Здесь дело в другом. Сейчас какие-то демографические закономерности могут в корне изменяться, так как давно человечество не увеличивалось в такой геометрической прогрессии. Всегда были эпидемии и войны, которые регулировали численность людей. И вот сейчас вполне возможно, что изоляция людей в соцсетях делает людей лишними, так как не может ничто их убить формально. Их чем-то занимают, чтобы они не мешали какому-то проценту тех, кто пробивается наверх. Войны случались тогда, когда появлялось большое количество мальчиков и их нужно было куда-то девать. И поводы для этого находились всегда. Сейчас мир стоит перед дилеммой. С одной стороны, все укрепляют оборону, а с другой стороны, все понимают, что если будет война, то выживших на ней не будет. Оружие достигло такого пика, когда оно же и является гарантией того, что войны не будет. Потому что только полный дегенерат нажмет на кнопку. Все же прекрасно понимают, что тогда все погибнут. Ракеты причешут весь мир навсегда. Мало кто понимает из тех, кто считает Сталина великим полководцем, что, по последним данным, СССР потерял в ВОВ не 30, а 70 млн человек. Фактически каждый четвертый-пятый из гигантской страны полег. И это нас надолго причесало. А что будет дальше, я не могу сказать. Все же по велению природы. Потому что природа мудра, и даже в таких вещах, как революция. И если природа соорудила того же «Синего кита», то уж точно для нее не будет каким-то хитрым ходом 90% населения, которое уткнется в мониторы и не будет рожать детей, просто убрать. Эта мысль может быть крамольной. Но те, кто меняют жизнь на Интернет, сами исключают себя из жизни.

- Вашу музыку любят байкеры. У нас в Екатеринбурге мэр Ройзман выступал за запрет байкерам ночью колесить по городу с ревом моторов. Как думаете, помогло бы?

- Я считаю, что Ройзман крайне прав. Он красавец и молодец. Я дико положительно отношусь к байкерам. Я их очень люблю. Это клевые ребята. Но основной принцип – это взаимоуважение. Надо понимать, что утром людям на работу и распушать хвост и ездить по жилым кварталам – это не очень правильно. Я люблю охоту, например. Но это не значит же, что надо брать карабин и стрелять в воздух по окну, например. Мне кажется, что нечего гонять по городу. Для этого есть загородные трассы. В Москве есть платные полигоны. Уважайте других, и вас буду уважать. А вообще я знаю очень старых и уважаемых байкеров. Они ездят неторопливо и негромко. Человек, который в себе уверен, не будет орать и гнать. Это удел пытающихся кому-то что-то доказать.

- На канале «Мир музыки» вы прекрасно учили, как играть рифы в песне «210». Нет в планах школу рока свою создать?

- Школу рока создавать не буду. Только если я стану совсем убогим. Кроме того, есть множество гитаристов, которые уровнем выше меня и нафиг им все это показывать. Кроме того, я далеко не педагог.

- Сегодня вы привезли в Екатеринбург фильм. Поделитесь, пожалуйста, подробностями его создания.

- Никакого фильма нет. Есть живой концерт и звуковая дорожка на носителях. Сыграли концерт, записали его. На самом деле работаем сейчас над новым альбомом. Он пока в работе. Чтобы в следующий тур ехать уже с ним. А вообще мы показываем этот концертный фильм и возим с собой экраны. Здесь вот нет его. А так мы ставим свой экран и показываем определенный видеоряд.

- В вашем новом альбоме поднимается тема мизантропии. Писатель Уэй Джерард пишет: отчуждение от людей позволяет сделать так, что ничто тебя не способно ранить и ты чувствуешь себя неукротимым. Вы согласны с этим?

- Не совсем. Отчуждение от людей – это крайняя форма мизантропии. Мне более близка русская форма. Когда человек начинает понимать, что человечество порочно по своей сути. И он сам в том числе. Здесь надо понимать, что ты не д`Артаньян, а точно такой же. И я в себе это понимаю. Я даже не стараюсь сильно критиковать власти предержащих. Потому что я давно понял, что власть развращает. Сильно не осуждаю людей за это. А насчет мизантропии, то никто из нас не живет затворником. У всех семьи. Это размышления, которые нас волнуют. А насчет неукротимости. В России сложно быть неукротимым (смеется). Всегда найдется более неукротимый Вася, который тебе даст, и до свидания (смеется).

- В Петербурге нет небоскребов из-за того, что город стоит на болоте. У нас в Екатеринбурге есть небоскребы Исеть и Высоцкий. Поднимались ли вы туда?

- Я в Екатеринбурге не был нигде. Хотя раньше мы тут тусили. Но сейчас нам расписание не позволяет тут тусить. Все, что успеваю, - это выспаться. Вчера у нас был концерт в Перми. Потом мы тряслись в автобусе. Приехали примерно в шесть утра. Три часа спали в автобусе. Поселились в гостиницу. Там поспали еще два часа. В 11 часов поехал на эфир на радио. После радио поспал еще 1,5 часа. Теперь вот мы с тобой разговариваем. Скажи, как успеть все? После концерта уезжаем в Челябинск. А вот на небоскребы я поднимался в Бангкоке (Таиланд). В Москве есть очень нехилый небоскреб. Я там живу уже. А в Петербурге живет вся остальная группа. Помню, как мы играли концерт у вас в цирке. И вообще меня тянет пройтись по маленьким городам. А Екатеринбург – это как Москва, только меньше, без Кремля.

Беседовал Павел Пивоваров.

Комментировать