November 23, 2018, 8:24 AM

В декорациях краха страны: «Ненастье» как очередная глава в летописи Сергея Урсуляка

На телеканале «Россия» состоялась премьера многосерийного фильма Сергея Урсуляка «Ненастье», снятого по мотивам одноименного романа Алексея Иванова. В основе сюжета лежит история ограбления инкассаторской машины афганцем Германом Неволиным (Александр Яценко). События разворачиваются на фоне становления и упадка организации ветеранов Афганистана, тесной дружбы Неволина с ее лидером Сергеем Лихолетовым (Александр Горбатов) и любовной драмы, участниками которой они оба становятся. Место действия – Урал. Время действия – 1990-е годы. Детективный сюжет по поимке грабителя, который украл 140 млн рублей, расцвечен эффектным задником в виде краха страны, идеалов и поиска новой справедливости. 

Неволин и Лихолетов знакомятся в Афгане, а позже встречаются в вымышленном уральском городе Батуеве, прообразом которого в романе безусловно был Екатеринбург. Лихолетов как харизматичный лидер собирает вокруг себя афганцев, чтобы гарантировать соблюдение их социальных прав. А после распада Союза определяет новую идеологию афганского братства. «Что для нас хорошо, то и справедливо» – формула, которая сначала служит для обеспечения интересов воинов-интернационалистов, потом для оправдания совершаемых ими преступлений и, в конце концов, становится причиной гибели не только самого Лихолетова, но и всей организации.

Однако Неволин до самого конца остается оплотом этой идеи в ее первозданном виде. Его глубокая преданность идеалам – основа их дружбы с Лихолетовым. Он отказывается участвовать в погромах, устраиваемых афганцами, и, как он сам про себя говорит, «просто крутит баранку» - возит их на выезды. Он не принимает вырождение идеи в бандитскую идеологию, но и не знает, что делать, поэтому просто соглашается с новой трактовкой реальности, предложенной Лихолетовым. А тот под его молчаливое попустительство, ошибочно принятое за лояльность, преступает закон за законом в поисках справедливости для своих.

Отношение героев к идеалам афганского братства - лакмусовая бумажка, которая позволяет Урсуляку показать срез общества и нравственную эволюцию 90-х.

 

Эта идеология претерпевает трансформацию: из идеи осознания собственной ответственности перед однополчанами, народом и страной она становится бандитским понятием, которое дает афганцам причину и оправдание, чтобы делить мир на своих и чужих и вести войну в мирное время.

Неволин и Лихолетов – две половины единого образа идеалиста 90-х годов. Неволин предан идеалам, но долгое время по-толстовски отказывается от всякой ответственности за происходящее в собственной жизни. Лихолетов, движимый именно этим чувством ответственности и необходимостью устраивать будущее, не замечает, как его организация превращается в преступную группировку. Оба они не безнадежны, и к концу декады 90-х каждый осознает собственное несовершенство и даже готов поменяться. Лихолетов становится избирательным в средствах достижения целей, а Неволин понимает, что надо действовать. Однако в определённом смысле уже слишком поздно.
 

90-е подходят к концу, и то, как они прошли, - ответственность их обоих.

Урсуляк, мастер актерских ансамблей, виртуозно тасуя привычный для него костяк артистов, добивается нового уровня достоверности и витальности, создавая уникальные работы. Роли Александра Яценко, Александра Голубева, Александра Кузнецова - безусловные удачи сериала. Александр Горбатов, сыгравший Лихолетова, после окончания сериала, должно быть, проснулся в прошлую пятницу в статусе суперзвезды. При этом нельзя сказать, что «Ненастье» стало абсолютной вершиной творчества Урсуляка. Несмотря на мощную литературную основу, сценарной и актерской неудачей стала главная женская роль. Образ персонажа Тани Куделиной, возлюбленной Неволина и Лихолетова, оказался настолько плоским и упрощенным даже по сравнению с первоисточником, что трогательной актрисе Татьяне Лялиной просто нечего стало играть. Кроме того, ее роль, очевидно, пострадала на монтажном столе, так как из ее линии почти полностью пропали мотивировки.

Автор романа Алексей Иванов известен своим документалистским подходом в прозе. Создатели фильма пренебрегли стандартной кинематографической оговоркой, снимающей ответственность с авторов сюжетов, основанных на реальных событиях: «Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны». Тем не менее многие участники и свидетели происходившего тогда действительно могут безошибочно узнать себя, подлинные события и исторический контекст. К прямым свидетелям в данном случае можно отнести почти всех, кто провел 90-е годы в Екатеринбурге. Ну а в более широком смысле всех, кто провел их в России.

Однако для екатеринбуржцев этот фильм – еще и экскурс в историю родного города. Вся сюжетная перипетия основана на реальной истории создания свердловского Союза ветеранов Афганистана. Прототипом Сереги Лихолетова стал Владимир Лебедев, лидер уральских афганцев, убитый в 1998 году в Екатеринбурге. Алексей Иванов довольно подробно описывает обстоятельства и детали деятельности этой организации в своем документальном романе «Ебург». Вся история взлета и падения Лихолетова точно повторяет историю жизни Лебедева. Столкновение, связанное с захватом стихийного рынка и наложением дани на торговцев, отсылает нас к истории создания Таганского ряда, который действительно был учреждён афганцами при аналогичных обстоятельствах. Даже захват жилых домов и перекрытие железной дороги – документальные эпизоды из жизни афганцев, свидетелями которых были все горожане в 1992 году. Когда в 1998 году Лебедева застрелили, никто не сомневался, что причиной стали его попытки снова взять под контроль рынок. Кто же остальные менее известные широкой публике прототипы персонажей, особенно выживших в этом ненастье 90-х, остается только догадываться.

Пока кинофорумы и личные блоги вскипают от зрительских впечатлений и частных воспоминаний о том, какими были реальные афганцы, кто крышевал рынки и когда из моды вышли капоры, Урсуляк закономерно приобретает репутацию летописца. Последние 15 лет его фильмографии – это попытки разобраться в коллизиях российской истории в ее трагические моменты. Фильм, который притворяется притчей об афганском братстве, на поверку оказывается еще одной главой в летописи Урсуляка. 90-е видятся ему не эпохой, канувшей в прошлое; пожалуй, эту главу его летописи вполне можно назвать «От распада Союза до наших дней».

Урсуляк далек как от очернения 90-х, в которых было место любви, преданности и идеалам, так и от обеления эпохи, последовавшей за ними. Композиционно режиссер ставит точку в последний день 1999 года, в день ухода Ельцина в отставку и в день поимки Неволина. Но еще он позволяет нам посмотреть в замочную скважину нового века и дает понять, что в нулевые попадут не все. Туда не попадут ни отчаянные идеалисты, ни отчаянные убийцы. Зато туда попадут растерзанные агнцы, продажные правоохранители, а еще расчетливые, беспринципные, успевшие легализовать капитал и объявившие справедливостью 21 века личную наживу манипуляторы.

 

ФОТО: vesti.ru, multiport.online, www.kino-teatr.ru, www.vokrug.tv, b1.filmpro.ru

 

В новый век на черном Mercedes, как Гагарин на ракете, со словами «Поехали!»... Под закадровое ельцинское завещание, что одним рывком перепрыгнуть из серого, застойного, тоталитарного прошлого в светлое, богатое, цивилизованное будущее нельзя.