August 1, 2019, 12:26 PM

«Дорога у нас есть. Мостов нет»: как жили погибшие на севере Урала манси

Спасатели продолжают масштабную операцию по поиску пропавших в Ивдельском округе манси – мужчины и полугодовалого ребенка. Глава округа Петр Соколюк рассказал ЕАН о том, как идут поиски, зачем женщина с детьми из семьи Пеликовых ночью отправилась по реке в другой поселок и как власти помогут оставшимся в живых.

- В аппарате свердловского омбудсмена нам рассказали, что река для манси священна, они не заходят в нее и в результате просто не умеют плавать. Случались ли подобные трагедии раньше? 

- Не припомню, чтобы кто-то из манси утонул за те 18 лет, которые я возглавляю округ. Единственная проблема в том, что они умирают раньше положенного возраста, видимо, слабый иммунитет. В каких-то преступных вещах манси не замечены, живут спокойно, мирно, обособленно.

Это из ряда вон выходящий случай, конечно. Чтобы в такую большую воду люди взяли, такой большой семьей куда-то поплыли… Я знаю, что они ездили в Вижай за продуктами. Не совсем понятно, зачем нужно было брать с собой детей – младшему ребенку всего шесть месяцев, это именно его сейчас ищут спасатели. 

- А был какой-то альтернативный и более безопасный способ добраться до Вижая из Ушмы? 

- К сожалению, нет. Дорога есть, но нет мостов, а переправляться нужно через три реки. 

 Ни один манси не умеет плавать: у пропавшей на Урале семьи не было шансов спастись 

Манси живут отдаленно и самобытно, чтобы другие люди им не мешали. В Ушме поселение состоит из 10 домов, стоящих вдоль реки. Согласно федеральной программе, мы покупаем им каждый год лодки, лодочные моторы, снегоходы – по одному-два. Все для того, чтобы манси могли спокойно жить. Поэтому нельзя сказать, что лодки для них - нечто экстраординарное. Это их стихия, жизнь. 

 Поиск пропавших на Урале манси продолжается почти неделю 

Сейчас периодически идут сильные дожди, реки у нас достаточно полноводные – с гор идут Лозьва, Ивдель, который прибавил больше метра из-за осадков. 

 А Лозьва – бурная, широкая река, когда воды много, она шириной до 100 м может быть. Когда-то, в советское время, по ней сплавляли лес. И глубиной она разная, местами до 6 м, с перекатами. Поэтому по ней очень опасно было передвигаться, маршрут серьезный, непростой для лодки.

У нас существует общественная организация, специально созданная для помощи манси, куда, наверное, можно было обратиться за какими-то продуктами. Но они взрослые, самостоятельные люди, решили ехать сами. 

- Губернатор Куйвашев сегодня заявил, что пострадавшей семье будет оказана поддержка. Не могли бы вы подробнее рассказать о мерах, которые будут приняты?

- Да, мы говорили сегодня с ним. Ситуация полностью под контролем. Исходить мы будем из итогов поисковых работ, юридических нюансов, потому что пока непонятно, чем именно нужно помочь. Разумеется, будет решен вопрос с похоронами погибших, с материальной поддержкой оставшейся семье. Но «рублем шелестеть» пока рано, нужно завершить поиски. Кроме того, им сейчас непросто, первым делом нужна моральная поддержка, а если мы сейчас будем предлагать деньги – отец семейства решит, что мы пытаемся откупиться.

 Глава погибшей на Урале семьи манси жив: подробности трагедии 

Валентина Попова