June 9, 2020, 7:42 AM

Два реаниматолога на весь город. Как на Урале погибают младенцы

Жительницы Тавды бьют тревогу – из-за проблем с медпомощью умирают младенцы. Об этом по крайней мере свидетельствуют рассказы двух женщин, похоронивших своих долгожданных детей. Трагедии в их семьях произошли еще до разгара коронавирусной пандемии на Урале. Но уже тогда, говорят женщины, в больницах не было мест и до реаниматологов было не достучаться.

Как рассказала ЕАН Ирина Кишкова, она была на шестом месяце беременности, когда у нее начались проблемы с почками. Появилась боль в пояснице, поднялась высокая температура. Женщина вызвала скорую, которая доставила ее в приемный покой местной больницы. Однако до госпитализации дело так и не дошло – врачи сказали, что в больнице просто не хватает мест.

Пациентку отправили лечиться дома, но температура держалась на уровне 38 градусов. Через три дня Ирина сама приехала в приемный покой. На этот раз ее госпитализировали, но не в гинекологическое отделение – оно было закрыто, а в терапевтическое, рядом с пациентами с пневмонией.

«Ко мне приходили два акушера-гинеколога, которые просто интересовались, как я себя чувствую. Сами они меня не осматривали, не прослушивали, хотя я говорила, что ребенок шевелится не так энергично, как обычно», - вспоминает Ирина.

При выписке из больницы она получила справку об осмотре акушером-гинекологом, заведующей гинекологическим отделением.

«Но осмотра самого проведено не было, и этого врача я даже в глаза не видела. То есть, по сути, это был фальшивый документ», - говорит Ирина.

После выписки она обратилась в роддом, поскольку ей показалось, что ребенок вообще не шевелится. Однако врачи заявили, что все хорошо. Еще через некоторое время женщина обратилась в женскую консультацию. Там ей сделали экстренное УЗИ, которое подтвердило смерть ребенка. Причем выяснилось, что произошла она примерно за 10 дней до этого обследования.

Ирина обратилась с заявлением в правоохранительные органы, чтобы привлечь к ответственности врачей, которые недобросовестно исполняли свои обязанности. Правда, следователи предупредили ее, что разбирательство может занять два года и доказать чью-либо вину будет довольно сложно.

 «Ребенка спасти даже не попытались»: родные обвиняют врачей в смерти беременной свердловчанкиТрагедия произошла и в семье Анны Владимировой. Она тоже рассказала, что потеряла ребенка по вине медработников. Это был ее первенец. Беременность протекала хорошо, Анна сдавала все необходимые анализы, проходила все обследования, делала положенные скрининги. Однако в день родов здоровье матери ухудшилось. Судя по всему, возникла острая почечная недостаточность (более 14 часов не было мочеиспускания, по ощущениям повысилось артериальное давление).

Анна заметила, что у нее отходят зеленые околоплодные воды, в норме же они должны быть прозрачными. По словам женщины, которая сама является медиком, такая картина свидетельствовала о нарушении дыхания ребенка. Анна просила сделать ей кесарево сечение, но врачи на это не пошли.

Через несколько часов начались потуги. Родовая деятельность была слабой, пришлось вводить специальный стимулирующий препарат. В конце концов ребенок все-таки появился на свет. Он сразу закричал, но врач-неонатолог оценила состояние как тяжелое. Потом она куда-то вышла, и младенец примерно 15 минут просто лежал на пеленальном столике, никто к нему не подходил. Отметим, что при проведении реанимационных мероприятий дорога каждая секунда.

Ребенок пытался выжить еще два часа.

«Меня тогда уже перевели в палату, а свекровь, которая носила мне пить, проходила мимо комнаты, где лежал ребенок. Она видела, как ему отсасывали зеленые воды из желудка и дыхательных путей. Когда свекровь в очередной раз шла с кружкой, ей сказали, что он уже умер», - вспоминает Анна.

Теперь она тоже намерена привлечь к ответственности медиков. Для этого она обратилась в прокуратуру, в ситуации разбираются следственные органы.

«Они не стали делать кесарево сечение, несмотря на то, что отходили зеленые околоплодные воды, что была слабая родовая деятельность. Мне не сообщали, какое у меня давление, когда меня тошнило и трясло. Говорили, что нормальное, без конкретных цифр. При этом мне поставили капельницу с препаратом для снижения давления», - перечисляет Анна свои претензии.

Кроме того, ее шокировала работа реаниматологов.

«У нас на всю Тавду два реаниматолога, нет разделения на детских и взрослых. Когда одному из них позвонили, он сначала сказал, что не поедет из-за плохого самочувствия, а потом приехал через два часа и был еще недоволен: все равно же ребенок умер. Вторая реаниматолог просто не взяла трубку. А ведь при сложных родах реаниматолог вообще должен дежурить на месте!» - говорит Анна.

По ее словам, после смерти ребенка врачи сначала написали про асфиксию теми самыми токсичными околоплодными водами, а потом вдруг появилась информация о некой инфекции. Но остается непонятным, почему тогда беременность протекала нормально и обследования во время нее никакую инфекцию не выявили. Получается, что в любом случае медики недолжным образом выполнили свои обязанности: либо до родов, либо во время них. Анна сама склоняется ко второму варианту.

В Тавдинской ЦРБ между тем отмечают, что помощь обеим пациенткам была оказана в соответствии с положенными стандартами и протоколами.

«По данным патологоанатомического исследования, проведенного совместно с областным патологоанатомическим бюро, смерть новорожденного у Владимировой А.Х. наступила от врожденного заболевания ребенка. По результатам экспертизы случая смерти ребенка у Владимировой А.Х., проводимой экспертами страховой медицинской компании «Астрамед-МС», случай был признан непредотвратимым», - уточняют медики.

Что касается второй пациентки, Ирины, в больнице поясняют, что ее поместили в терапевтическое отделение по профилю основного заболевания, причем ей была предоставлена отдельная одноместная палата. Показаний для лечения в гинекологическом отделении на момент осмотра выявлено не было.

 «Буду добиваться реабилитации»: дело гинеколога из Новой Ляли, спасшего пациентку от невыносимой боли, прекращено 

Впрочем, такого отделения в больнице все равно нет.

«Гинекологическое отделение было расформировано по программе оптимизации здравоохранения в 2015 году и на момент поступления пациентки как структурное подразделение не существовало», - сообщают в ЦРБ, уточняя, правда, что койки гинекологического профиля есть в хирургическом отделении.

Дефицита коек в больнице нет, заявляют в ЦРБ, по крайней мере, для пациентов с ОРВИ. 

«По результатам экспертизы качества причинно-следственной связи между качеством оказания медицинской помощи в ГБУЗ СО «Тавдинская ЦРБ» Кишковой И.В. и гибелью плода не выявлено», - говорится в ответе больницы на запрос ЕАН.

Агентство также задало вопрос следственным органам, но правоохранители пока ситуацию не комментируют.

 «Пугали, отца чуть не довели до инфаркта»: гинеколог из Новой Ляли, спасший пациентку от невыносимой боли, рассказал о расследовании дела 

Источник фото: Алексей Колчин для ЕАН, pixabay.com, eanews.ru
Комментировать