May 11, 2018, 4:25 AM

Ампутации, слепота, инсульты, инфаркты: чем нам грозят новые антизападные санкции

15 мая Госдума рассмотрит законопроект о новых антизападных санкциях. В числе предполагаемых мер противодействия на «недружественные действия США и/или иных иностранных государств» - запрет на ввоз лекарств, произведенных «вражеской стороной». Правда, речь идет только о препаратах, аналоги которых производятся в России и/или иных дружественных иностранных государствах. «Черный список», содержащий конкретные наименования, предлагается утвердить постановлением правительства. Чем грозит очередной суровый ответ Западу рядовым россиянам - разбирался корреспондент ЕАН.

Начать стоит с того, что по сути речь идет о лишении нас права выбора между оригинальными лекарствами и дженериками – их копиями, содержащими то же самое действующее вещество и иные вспомогательные, отвечающие, например, за скорость всасывания. И подобрать последние так, чтобы эффективность препарата была близка к оригиналу, довольно сложно. В России же для того, чтобы зарегистрировать дженерик, нужно лишь доказать, что аналог и оригинал биоэквивалентны. То есть у них одинаковы скорость всасывания, максимальная концентрация вещества в крови и продолжительность присутствия в организме, объясняет специализирующийся на медицинской тематике журналист Дарья Саркисян.

Клинические исследования, демонстрирующие эффективность препарата на реальных пациентах и обязательные для оригиналов, в РФ почти никогда не проводятся.

Поэтому больные, особенно хроники, годами самостоятельно проверяют различные препараты и зачастую отдают предпочтение оригиналам, несмотря на их дороговизну. Их реакцией на законопроект стало открытое письмо, адресованное президенту РФ, председателю правительства и обеим палатам парламента и подписанное 27 пациентскими общественными организациями и благотворительными фондами.

«Реализация законопроекта поставит под угрозу жизнь сотен тысяч, а возможно, и миллионов граждан нашей страны», - говорится в нем.

С учетом высокого уровня заболеваемости россиян онкологией в первую очередь речь идет об больных раком. Если сегодня они могут получать эффективные зарубежные препараты хотя бы за деньги, то после введения новых санкций лишатся этой возможности.

«В доступе у пациентов должна быть вся палитра производителей, потому что непереносимость компонентов российских препаратов встречается очень часто, - поясняет президент Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!» Ирина Боровова. – Если убрать иностранные препараты, то фактически пациенты останутся вообще без лечения. Да, появляются все новые препараты российского производства. Но, к сожалению, наши компании предпочитают не тратиться на серьезные исследования. Мы подсчитали, что

 

после принятия законопроекта с рынка уйдет 12 действительно эффективных препаратов, применяющихся при раке молочной железы.

Все отечественные препараты, которые их заменят, - новые, и работают ли они, мы поймем только лет через пять.
И, знаете, зайдя в нашу аптеку, вы видите лекарства из Израиля, Кореи, Америки - каких только нет. Но за рубежом почти нигде, включая страны СНГ, не встретишь российских препаратов. Наверное, это о чем-то говорит? Наша фарминдустрия развивается, и мне, как патриоту, хочется, чтоб страна была самодостаточной, но пока это только мечта».

Законопроект действительно обернется бедой для сотен тысяч россиян, cчитает борющаяся с онкологией екатеринбурженка Людмила Матвеева.

 

«В лечении рака, к сожалению, более дешевый препарат часто равняется неэффективному.

Например, я нуждаюсь в капельницах золедроновой кислоты. Препарат на ее основе стоимостью 2 тыс. рублей не работает, эффективно лекарство за 6 тыс. Я сама это чувствую, и врач говорит то же самое. Причем в моем случае речь идет о двух отечественных препаратах. Я, к сожалению, изначально лечилась дженериками, и на определенном этапе услышала от специалиста мнение, что при терапии оригиналами метастазов могло и не быть», - рассказала женщина.

С негативными последствиями законотворчества думских патриотов столкнутся и больные сахарным диабетом.

Уральский инсулин производит компания “Медсинтез”, Новоуральск

«Прежде чем вводить подобные запреты, нужно вывести российскую фарминдустрию на достойный уровень. Она, конечно, развивается. Появился уральский инсулин, хорошо, что он есть. На Среднем Урале его используют, думаю, больше половины больных, их у нас 147 тыс. Но инсулин инсулину рознь - есть препараты короткого, ультракороткого и длинного действия, успех достигается только в том случае, если препарат и дозировка подобраны правильно. Это большая работа, и у пациента должен быть доступ к спектру препаратов. Если нет – это откат на 100 лет назад, во времена Бантинга, впервые выделившего инсулин. Когда речь шла просто о сохранении жизни, а не о ее качестве. При этом есть еще сопровождающие препараты! Если они исчезнут, у пациентов пойдут ампутации, cлепота, инфаркты и инсульты», - предупреждает руководитель Свердловского диабетического общества Галина Василевская.

Доступа к эффективным оригинальным лекарствам в случае принятия законопроекта лишатся также люди, страдающие более редкими заболеваниями - муковисцидозом, рассеянным склерозом, аниридией, болезнью Бехтерева, болезнью Гоше, гемофилией, наследственным ангионевротическим отеком и т.д.

Тем, чье здоровье пока в относительном порядке, тоже нужно быть готовым к исчезновению из аптек привычных проверенных препаратов. Специалисты компании, издающей справочники лекарственных средств «Видаль», прогнозируют, что под запрет попадут, в частности, антибиотики «Аугментин» и «Клацид», препараты для повышения потенции «Виагра» и «Сиалекс», cредство от ревматоидного артрита и псориаза «Хумира», препарат от болезней суставов «Артра», гормональный препарат «Дюфастон», витамины «Витрум», слабительное «Дюфалак», антидепрессанты «Паксил» и «Симбалта», средство от мигрени «Экседрин» и многие другие.

«Это будет, конечно, очень неприятно. Начнем с простого: мне лично из всех препаратов железа подходит только “Феррум Лек”, остальные только вызывают рвоту. “Дюфастон” сегодня многим прописывают для сохранения беременности. Или его аналог “Утрожестан”. Но от второго у многих возникает сонливость. Отдельная история, например, с антидепрессантами. Если ты принимаешь один препарат, то нельзя просто взять и перейти на другой. Нужно медленно снижать дозировку первого, при этом не факт, что получится избежать мучительного синдрома отмены, потом постепенно переходить на другой. Который необязательно будет так же помогать. Антидепрессанты вообще-то годами подбирают!» - говорит фармацевт екатеринбургской аптеки Светлана.

 

Вакцинация, особенно детская – отдельный вопрос.

«В клинике закончился “Приорикс” - удобная импортная вакцина против кори, эпидпаротита и краснухи в одном шприце, - приводит пример педиатр Сергей Бутрий. - Закупить даже российскую дивакцину против кори и эпидпаротита и вакцину против краснухи пока не получается, их нигде нет. Поэтому закупили пока только отдельно вакцину против кори и отдельно вакцину против краснухи, производство “Микроген”. Повсюду корь: в Европе, в Москве, во Владимире. Пациенты приходят прививаться от нее, а нечем. Два укола ребенку сейчас, да потом еще один, итого три вместо одного, да еще и с перебоями.

Комплаенс (англ. compliance — согласие, соответствие) в медицине — это добровольное следование пациента предписанному ему режиму лечения

Все, что усложняет проведение вакцинации, резко снижает комплаенс и охват вакцинацией. Потому что родители по-разному реагируют:

1) на «сегодня ребенку подошёл срок ввести КПК, давайте сделаем “Приорикс”, это импортная вакцина, там все в одном шприце»,

и

2) на «сегодня ребенку подошел срок ввести КПК, но у меня есть только российские вакцины: корь отдельным шприцем, краснуха отдельным, а паротита пока нет, позвоните через месяц, может быть, появится, но даже если появится - будет в составе дивакцины, поэтому корь придется ввести дважды, это лишняя доза, но не волнуйтесь, так можно; извините, но нашей вины тут нет, вот такие перебои сейчас с поставками даже российских вакцин по всей стране».

А в это время Госдума готовится рассматривать законопроект о запрете ввоза лекарств, имеющих росcийские аналоги, из США и, возможно, Европы. Если его примут - речь пойдет уже не просто о неудобстве пациентов и/или медиков, там речь о прямой потере качества и безопасности препаратов, со всеми вытекающими. Кажется, этот бардак в российской медицине не закончится никогда».

Очевидно, что перспективы рисуются не радужные абсолютно для всех. Помимо врачей и пациентов открыть на это глаза властям попытались и глава СПЧ Михаил Федоров, и уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова, и даже представители РПЦ. Возможно, у них получилось – по последним данным, в первом чтении законопроект примут без поправок, но ко второму пункт о запрете на импорт лекарств все же исчезнет или будет смягчен.

ЕАН будет следить за развитием событий.

Фото: pixabay.com 

Комментировать