December 8, 2017, 9:05 AM

«Мир состоит из добрых людей»: Татьяна Мерзлякова о 20 годах работы свердловского омбудсмена

Сегодня исполняется 20 лет со дня появления в Свердловской области института уполномоченного по правам человека. В Ельцин Центре в честь этого события открылась фотовыставка с характерным названием «Незаменимый посредник». По замыслу, именно омбудсмен должен был стать своеобразным рупором общества в том случае, если на его проблемы по каким-то причинам не реагируют чиновники. Журналист ЕАН пригласил бессменного омбудсмена Татьяну Мерзлякову осмотреть выставку вместе.

Светлые коридоры главной колыбели уральской либеральной тусовки сегодня украшены фотографиями с экстренных и плановых выездов свердловского омбудсмена на места. В них - вся 20-летняя история борьбы за права человека в регионе.

Татьяна Георгиевна смотрит на снимки и схемы с явной ностальгией: в должности омбудсмена она работает бессменно, и ей явно есть что вспомнить.

Жилье

У аппарата Мерзляковой – самый точный срез общественных проблем. Каждое шестое обращение к ней касается вечного российского жилищного вопроса.

 

«Право на жилье - один из самых тяжелых вопросов. Людей насильно выселяют, когда сносят дома. Все эти годы постоянно возникали проблемы с дольщиками»

Спрашиваю о самых вопиющих случаях и в ответ слышу историю, будто из фильма «Левиафан»: как чиновник отнял жилье у жителя, пока тот находился за решеткой.  

«Человек сидел в колонии, а в это время в его квартире прописался сотрудник сельской администрации Артемовского района. Работали мы по этому делу долго. Доказывали всем, включая прокуратуру, что это незаконно, и отстояли жилье для человека. Сегодня немного проще: любой случай незаконного выселения из жилья становится предметом работы для Европейского суда по правам человека», - говорит Мерзлякова.

Права человека

С политическими правами и свободами у нас, судя по всему, все в порядке. Данной проблематике посвящено менее одного процента обращений к Мерзляковой.

 

«Я не пропустила ни одного митинга. Всем кажется, что если мы будем говорить только о политических правах, то с ними у нас все будет хорошо. Вообще в Свердловской области понятие «права человека», к счастью, не имеет отрицательного оттенка».

На одном из фото - человек в инвалидной коляске. Мужчина ее очень ждал и практически сразу ее лишился: забыл возле поликлиники в Нижних Сергах.

«Тогда все сказали, что новой коляски не будет, ведь он ее уже получал. С законом не поспоришь. Поэтому мы взяли и собрали деньги на новую», - вспоминает Мерзлякова.

 Манси

С особой теплотой омбудсмен вспоминает о коренных уральцах - манси.

«Когда мы начинали работать, им совсем не преподавали мансийский. Мы начали это делать. Эта история, может быть, главная для меня. Второе – отремонтирована школа-интернат в Полуночном, где они учатся. Первые десять домов по программе губернатора Росселя тоже мы построили.

Я видела семью манси, где ребенку был месяц и в доме не было ни одной таблетки. Для меня, как для екатеринбурженки, это был шок. Я тогда пришла по этому вопросу к Эдуарду Эдгартовичу. Говорила: «Не посылайте их в ивдельскую больницу, ехать очень долго, и они ее не любят». Теперь все нормально, манси ездят в Краснотурьинск», - удовлетворенно констатирует Мерзлякова.

 Человек без имени

Запомнилась омбудсмену трогательная история с маленькой девочкой из Киргизии. У ребенка не было свидетельства о рождении.

 

«Очень запутанная история. Мама девочки уехала в Кыргызстан, а ребенка не выпустили. Два месяца я искала справку из роддома. В результате пришлось лететь за ней в роддом Ферганы. Вместе с посольством в итоге добились разрешения на выезд ребенка на родину»

Работа и риски

Интересуюсь, приходилось ли Мерзляковой попадать в серьезные ситуации, рисковать, сталкиваясь с интересами влиятельных людей и компаний.

«Таких историй было много, но я не люблю омбудсменов, которые жалуются. Если ты взялся за ношу - ты должен ее нести. У меня есть друзья, которые всегда помогут. А вообще рисковать приходилось, причем зная, что защита в виде закона есть не всегда. Главное - это делать что-то не корысти ради. «Мир состоит из добрых людей» -  мой девиз».

А вообще истории были разные. Как-то машина омбудсмена врезалась в косулю, лобовое стекло - вдребезги. Спасло то, что скорость была небольшой. В другой раз в них врезался КамАЗ. Но все обошлось.

«Один журналист как-то написал «наверх» о том, что я цитирую польского омбудсмена Эве Лентовскую. А для меня это идеал. Она написала книгу «У всех на виду». Там была фраза: «Омбудсмен – это сторожевой пес. Лаять можно, а кусать нельзя». Кусает у нас прокуратура. А шум, который поднимает пес, должен пугать и настораживать злоумышленников, - говорит Мерзлякова. - Но хороший дворовой пес только тогда будет хорошо выполнять свою роль, если у него бдительные хозяева. Которые не поленятся выглянуть в окно. Если на тебя реагирует власть - значит все будет хорошо. А вот если нет, то ты можешь целый год биться как рыба об лед – и толку не будет».

 

- А вы ведете статистику того, скольким людям помогли за 16 лет работы?

-  Мы пробовали, но после 17 тысяч человек бросили. Честно сказать, я считаю не очень скромным говорить о том, что я помогла многим. У меня есть сильная опора, например, Генпрокуратура, региональная прокуратура, правительство области.

Если правительство не помогает - иду и жалуюсь выше.

- Со всеми было взаимопонимание?

- Меня, например, не воспринимал Лашманкин, глава администрации губернатора при Мишарине. К нему кто-то приходил и рассказывал различные истории, не красящие меня.

Поначалу не очень воспринимали и силовики. Но после совместной работы все наладилось.

- История Свердловской области во многом – истории, связанные с фондом «Город Без наркотиков». Реабилитанты фонда часто жаловались на нарушения своих прав. Можно ли спасти человека насильно? 

 

 

- Я до сих пор считаю, что полицейским не справиться с наркотиками без представителей гражданского общества. С ними надо обходить общий язык и работать.

Наркотики – это такая тяжелая тема... Есть полицейские, которые сутками работают, но все равно им это не осилить. Нам надо работать, работать и работать с гражданским обществом, и я стою на этой позиции, хотя она нередко и оспаривается правоохранителями.

Из колоний Свердловской области тысячи человек выходили без паспорта. Сегодня – единицы. И это тоже заслуга омбудсмена. В том, что каждый бывший зек на воле не чувствует себя ущемленным и может достать, что надо, «из широких штанин».

Обратили внимание на прорехи в законодательстве на этот счет. Для оформления паспорта заключенному нужна подпись нотариуса, а он за поездку в колонию не берет меньше десяти тысяч. К кому мы только ни обращались! Но все «посылали». В итоге на уровне Совета Федерации законодатель нас услышал, документы разрешили подписывать начальникам колоний.

- Европейский суд очень злит наших чиновников. Он вообще России нужен?

- Европейский суд у нас признают и понимают. Да, есть люди, которые говорят, что Европейский суд нам не нужен, но я с такой постановкой вопроса не согласна. Основная его проблема - незавершенность судебного производства в России, неисполнение судейских решений.

Окинув взором все снимки, омбудсмен восклицает:

 

- А где мое фото с Росселем? Это мой друг!

А я разглядываю снимок, где вдова первого президента России Наина Ельцина дегустирует печенье, которое испекла Мерзлякова. Попутно узнаю, что за свое творчество она получила от супруги президента твердую «четверку». Спрашиваю: почему не «отлично»?

- Печенье было неровным - вот и не пятерка, - слышу в ответ.

- Скоро стартует президентская кампания. Навальному вряд ли дадут выдвинуться в президенты. Верховный суд ему откажет в выдвижении, но вот Европейский суд может встать на его сторону. Как вы думаете, прислушается ли наш суд к Европе?

- Не уверена, что он выиграет Европейский суд. «Дело Кировлеса» сильно подпортит ему репутацию.

- Но на его плечи и плечи Белых тогда просто скинули это предприятие со всеми его многомиллиардными долгами…

- Мне кажется, что скинуть что-то на Навального нельзя. Если на тебя что-то скинули, значит ты слабак. Ты должен выплачивать зарплаты. Я не уверена все же, что он выиграет Европейский суд.

- В нашем законодательстве масса дыр и недочетов. Какие из них чаще всего мешают работать?

- Все, что связано с банкротствами. «Вы выплатите людям зарплату, а потом уже разбирайтесь», -  хочется иной раз сказать бизнесменам.

Мы, конечно, пишем обращения, но пока бесполезно. Хотя Россия подписала Европейскую социальную хартию, а там есть статья о защите людей в случае недееспособности должника.

-  Были моменты, когда вы жалели о том, что занялись всем этим?

- Бывало, что опускались руки, но я считаю, что мне Бог дал эту работу.

А выставка уже почти просмотрена. Задаю вопрос, который хотел задать давно: «Жалеете ли вы о чем-то»?

 

 

- Да. О том, что недостаточно занимаюсь своими близкими, своей семьей

 

- Чем займетесь после завершения вашего срока?

- Думаю, что уже неприлично будет оставаться в этой должности. Мне осталось работать еще четыре года. Но точно знаю, что буду помогать губернатору в другом качестве. Евгению Куйвашеву интересен и важен простой человек.

Редакция ЕАН поздравляет Татьяну Мерзлякову и весь аппарат уполномоченного по правам человека в Свердловской области с юбилеем этого важного общественного института.

Фото: ruralnews.ru

Комментировать