February 29, 2016, 7:20 AM

Откровения коллектора: часто выясняется, что наши клиентки – «любовницы Путина» и имеют от него детей

Чтобы навести порядок в сфере взыскания долгов, работать надо не с коллекторами, а с МФО.

Российская новостная повестка еженедельно пополняется леденящими кровь сообщениями о бесчинствах собирателей долгов. На проблеме вовсю пиарятся политики, выдвигая свои варианты ее решения. Тем временем в Екатеринбурге инициативная группа горожан даже выдвинула идею возвести памятник жертвам коллекторов (правда, в данном случае речь идет, скорее, о личной вражде одного из энтузиастов с руководителем коллекторской компании, – прим. ЕАН). Между тем позиция самих коллекторов в тиражируемых СМИ историях, как правило, не отражена. Поэтому агентство ЕАН решило предоставить слово в защиту профессии ее представительнице. Наша собеседница из соображений профессиональной этики, а также собственной безопасности предпочла не называть свое имя и место работы.

- Чаще всего жалобы на угрозы или конкретные действия коллекторов поступают от клиентов микрофинансовых организаций (МФО). В то же время известно, что услугами сборщиков долгов пользуются и крупные банки. В чем принципиальная разница между ними?

- Как правило, с долгами банков работают солидные коллекторские агентства, с МФО – так называемые «серые» коллекторы. И вот как раз сотрудники последних могут позволить себе нахамить, наорать, запугать, исписать стены в подъезде и так далее.

Я работала и там, и там, в «серое» никогда больше не пойду. 


Причин тому, почему «серые» используют такие методы работы, несколько. Во-первых, люди там работают без всяких социальных гарантий, за голый процент в отличие от «белых», где тебе положен оклад и премия. Поэтому хамить и пугать человек может начать просто от страха, что завтра останется без средств к существованию. Во-вторых, сами МФО видятся полукриминальными структурами с нелегально полученными активами, и долги для них взыскиваются соответствующими методами. В-третьих, нужно учитывать тот контингент, который берет деньги в МФО. Это часто маргинальные личности, наркоманы, алкоголики, какие-то патологические неплательщики и уже порядочно закредитованные люди. Есть, например, МФО, которая выезжает на дом. Кредитный агент показывает клиенту exel-таблицу и говорит: не заплатишь к такому-то числу такую-то сумму, приедет коллектор и обрежет провода, а потом еще что-то сделает с твоим имуществом. И люди после такого заявления берут деньги! Какой вывод можно сделать о таком клиенте?

Но на самом деле даже если такие угрозы озвучиваются, исполнять их обычно нет резона. Если должнику переломают ноги, сожгут машину или дом – он просто не сможет вернуть долг. И выездные бригады существуют вовсе не для этого. Иногда вместе с крепкими молодыми людьми к должнику даже выезжает женщина среднего или пожилого возраста – специально, чтобы сгладить конфликт. Цель выезда – не запугать, а посмотреть, как действительно живет должник, каково его финансовое состояние. А чудовищные случаи, за которые сейчас цепляется общественность и СМИ, – это частные случаи. Речь может идти об одном неудачном договоре одного коллектора-неудачника, у которого помимо этой условной «жертвы» еще 400 человек на взыскании.

Бывает, что человек рассчитывает, что после громкого скандала, где он выступит в роли жертвы, коллектор о нем забудет. На месяц – да, может быть. Но потом звонки продолжатся, потому что если ты денег должен, ты их вернешь.

- Как еще должники пытаются уклониться от обязанности платить?


- У нас в разговоре с должницами, например, часто выясняется, что они любовницы Владимира Путина и имеют от него детей. Сплошь и рядом все родственники прокуроров и судей. Умирают еще регулярно, просто какой-то мор. Однако выездная бригада приезжает в этом убедиться и видит, что все живы.

Многие с готовностью соглашаются заплатить – ежедневно кормят обещаниями, лишь бы скорее завершить разговор. Еще, бывает, на выездных спускают собак. Были случаи, когда звонили на «горячую линию» в банке и рассказывали, что совершен суицид, найдена записка с указанием на вину коллектора. Особо талантливые обращаются в антиколлекторские агентства. 


- По какому принципу работают антиколлекторы?

- На самом деле схему придумал гениальный человек, это особый дар – играть на слабостях. Фактически антиколлекторы просто ставят на телефон должника программу, которая переадресовывает на них звонки коллекторов, и ведут с ними переговоры в качестве представителей должника. Говорят – мы вам ничего не должны, подавайте в суд. Крупные сборщики действуют через суд, а «серых» это только злит.

- С какими категориями должников сложнее работать, кто больше раздражает?

- Больше всего нервов уходит на мамочек. Вот пример – звонишь 23-летней мадам, которая 8 месяцев назад брала потребкредит на айфон. Она говорит, что у нее ребенку полгода, она в декрете, деньги брать неоткуда. А чем думала, когда за 2 месяца до родов занимала? Хорошо, если удается выйти на отца должницы. Папы, как правило, все понимают правильно. Понимают, что, если сейчас у девушки будет испорчена кредитная история, ему придется ее тянуть всю жизнь. Она выйдет из декрета – надо будет жилье, машину. Поэтому деньги на погашение находятся.

С пенсионерами бывают разные истории. Многие берут кредиты на обустройство жилья, но не вытягивают по финансам. И хорошо, если задолженность одна, тогда с них потихоньку взыскивают по исполнительному производству. Но очень много по уши закредитованных, и тогда всем займодателям достаются копейки.

Была нелепая ситуация с очень приличной и интересной бабушкой в Белоярском районе. Если бы мы с ней познакомились при иных обстоятельствах, может быть, получилось бы даже подружиться. На ней был кредит в 150 тысяч рублей на ремонт, еще 300 тысяч она брала на подтяжку лица. Пенсия 12 тысяч, еще 15 тысяч она зарабатывала, подметая полпоселка. Не тянула выплаты. Но самое неприятное, что она не брала трубку, чтобы обсудить варианты погашения задолженности. Предыдущие коллекторы ее обхамили, напугали. Поэтому пришлось выезжать – просто, чтобы прояснить ситуацию.

- А варианты вообще могут быть?


- Да, с коллектором можно договориться о рассрочке, о реструктуризации долга, разработать график погашения. Все зависит от лояльности должника. Как только какие-то средства начинают поступать, расслабляются все – и коллектор, и должник.

- Есть какие-то универсальные методы работы с должниками? Или приходится креативить?

- Все случаи индивидуальны. Хотя, конечно, есть вещи, которые влияют на всех. Например, звонки начальству суперэффективны. Кстати, у меня был случай, когда я взыскивала деньги с семьи журналиста. Деньги должна была его мама, у которой были проблемы с алкоголем. Контакт с ней установить не удалось, решила действовать через сына. Узнала, что он ведет популярное ток-шоу на одном из региональных телеканалов, в графике тем на ближайшие месяцы как раз значились взаимоотношения между родителями и детьми. Я позвонила его руководителю и предупредила, что собираюсь на шоу явиться и задать все интересующие меня вопросы там – в тему же. Он сильно испугался – по голосу было слышно.

- Этот долг удалось взыскать?

- Нет (смеется).

- Есть в твоей коллекторской биографии моменты, которыми ты гордишься?

- Да нет, гордиться особо нечем. Моя работа очень тяжела психологически. «Клиентов» нельзя жалеть, нужно постоянно помнить о конечной цели своей работы, при этом к каждому искать индивидуальный подход. Я это занятие все же рассматриваю как временное, хотя уже достаточно длительное время этим занимаюсь.

И все же есть пара случаев, которые мне запомнились, – когда я себя проявила как не очень хороший коллектор, но, наверное, хороший человек.

В прошлом году у меня получилось спасти от увольнения одну должницу – работницу детсада. Ее начальство намеревалось разорвать с ней трудовые отношения именно из-за преследования коллекторов.

На ней было несколько кредитов, директору детсада названивали постоянно. Когда я с ним связалась, то сразу поняла, что надо ситуацию сглаживать. Поговорила с директором не с позиции кредитора, а с позиции консультанта, посоветовала, как отвечать моим менее лояльным коллегам. В итоге девушку оставили на работе, подняли ставку, дали дополнительные часы, чтобы поднять доход. И, кстати, я по этому договору ничего не получила. Кроме морального удовлетворения. 


Также в позитивном ключе мы решали вопрос с водителем из МЧС. У него на выплату стояла крупная сумма, он от меня не бегал, общался, честно пытался найти пути выхода из ситуации. Вопрос был горящий – если бы он до конца года долг не погасил, то лишился бы прав и, соответственно, работы. А зарплата в МЧС тогда сильно задерживалась, все ведомство хромало. Но опять же в разговоре с начальством мы выход нашли. Оказалось, что кадр ценный, и ему помогли.

Комментировать