September 6, 2018, 11:00 AM

Тайфуны, инвестиции и международная политика: что определит место проведения «Экспо-2025»?

Самый мощный за последние четверть века тайфун «Джеби» обрушился на Японские острова. Судя по многочисленным сообщениям в мировых и российских СМИ, самый сильный удар пришелся на Осаку. Сорванные крыши и вырванные с корнем деревья, унесенные морем автомобили, нарушение систем электроснабжения и связи. Под водой оказались взлетно-посадочная полоса и подземный этаж международного аэропорта Кансай  в Осаке. А всего в Японии, по информации РИА Новости, более 300 тыс. жителей получили рекомендации эвакуироваться, были отменены 632 авиарейса по всей стране.

При этом в той же Осаке 17 июня произошло мощное землетрясение магнитудой 6.1 балла, повлекшее  серьезные разрушения городской инфраструктуры, особенно транспортных магистралей.

 

После таких новостей Осаку уже хотелось назвать «многострадальной», а также сделать твердый и окончательный вывод, что при прочих равных условиях ни один разумный человек при выборе места для продолжительного международного мероприятия, например Всемирной выставки («Экспо»), не предпочтет Осаку тому же Екатеринбургу.

Уж в чем и можно было обвинить Средний Урал, но только не в постоянной сейсмической активности и угрозе мощных тайфунов.  И вдруг  новостные ленты утром 5 сентября приносят сводки  о землетрясениях  уже не в далекой Японии, а в Челябинской области и Башкирии, с «отголосками» подземных толчков на юге Свердловской области.

Какие объективные факторы способны повлиять на выбор одного из претендентов? Или существующая  в мире система политических и экономических союзов, блоков, двусторонних и многосторонних соглашений делает предопределенным  выбор, который  каждая конкретная страна сделает в пользу одного из претендентов? Попробуем разобраться и оценить шансы Екатеринбурга.

Объективные факторы

До принятия Генеральной ассамблеей Международного бюро выставок (МБВ) решения о месте проведения «Экспо-2025» остается чуть менее трех месяцев. В ноябре 2018 года члены Генеральной ассамблеи на своей 164-й сессии тайным голосованием определят город-победитель. После «самоотвода» парижской заявки за право провести одно из самых заметных международных мероприятий конкурируют азербайджанский Баку, японская Осака и Екатеринбург. 

Всего в МБВ сейчас представлено 169 государств, подписавших Конвенцию относительно международных выставок. США и Канада прекратили свое членство в МБВ в 2001 и в 2012 году соответственно, что для Екатеринбурга, безусловно, плюс.

 

Большинство экспертов, высказывавшихся по заявленной теме, в том числе представители Заявочного комитета России полагают, что основная борьба развернется между Екатеринбургом и Осакой.

Баку при этом не списывают со счетов, но по некоторым характеристикам, например, возможностям инфраструктуры Азербайджан явно проигрывает своим конкурентам. Финансовая поддержка для развивающихся стран также имеет большое значение в оценке заявок. Страна, претендующая на проведение всемирной выставки, озвучивает суммы, которые она готова предоставить этим странам для покрытия их расходов на строительство павильонов и разработку экспозиции.

Что еще можно сказать про заявку Азербайджана? С одной стороны, известно, что за пределами блестящих “современных  районов” Баку располагаются настоящие трущобы, времени на их реконструкцию явно недостаточно. С другой стороны, экспозиция и должна быть сосредоточена в конкретных «выставочных» локациях, невозможно сделать витриной весь принимающий ЭКСПО город.

Основным преимуществом Баку можно считать географический фактор - город очень удобно расположен и по отношению к европейским центрам, и по отношению к Средиземноморью, Ближнему Востоку и Средней Азии.  Да и по доступности для крупнейших городов Азии и Дальнего Востока Екатеринбург перед Баку не имеет преимуществ.

Нельзя обойти вниманием и великолепный бакинский аэропорт “Гейдар Алиев”.

Что касается географической доступности двух других претендентов, Екатеринбург по этому критерию более выгодно расположен по отношению к густонаселенной Западной и Центральной Европе, а Осака – к еще более населенным районам Китая и других стран Восточной Азии, а также и к Северной и Латинской Америке. Однако надо сделать оговорку, что географическая доступность не равна доступности транспортной. Транспортная доступность определяется не расстоянием между географическими точками, а наличием транспортной инфраструктуры, а также регулярного и удобного авиасообщения.

Тема заявки Екатеринбурга: “Преобразуя мир: Инновации и лучшая жизнь - для будущих поколений”. Упор концепции сделан на передовые технологии, цифровизацию, образование и перспективы ближайшего будущего.

Для Экспо в Екатеринбурге готовы выделить 555 гектаров. 103 павильона, где страны и крупные международные компании разместят свои экспозиции, займут 170 гектар. Антон Силуанов в июне озвучил сумму в 170 млн. евро, которую Россия готова выделить развивающимся странам в качестве поддержки в организации участия во Всемирной выставке.

Заявка Осаки “Проектирование будущего общества для нашей жизни” сосредоточена на здоровом образе жизни и устойчивых социально-экономических системах. Для выставки Япония готова предоставить 60 гектар на искусственном острове Юмешиме (на этом острове расположен и пострадавший от тайфуна международный  аэропорт Кансай).

Большое внимание в заявке уделено развитой инфраструктуре Осаки, которая уже находится на необходимом для обслуживания Экспо уровне. При этом в заявке нет ни слова про железнодорожное сообщение с островом, которое для проведения выставки придется перестроить. Заявленная японцами сумма помощи для развивающихся стран - 218 млн. долларов США или около 187 млн. евро.

В пользу японской заявки играет заявленное количество гостей, которых страна сможет принять - 30 миллионов человек против 14 миллионов, запланированных для Екатеринбурга.

Однако, это весьма условная характеристика, поскольку фактическое количество посетителей может разительно отличаться. Реальная цифра будет ясна только по окончании ЭКСПО. Против заявки  - также криминальная слава Осаки, которая считается вторым по опасности городом страны (первый же комментарий на странице заявки Осаки в сети Facebook напоминает об этом нелицеприятном факте – прим.автора).

 

Следует отметить, что для понимающих людей тиражируемая информация о «криминале, рвущемся во власть в Екатеринбурге» должна в любом случае вызывать меньшие опасения, чем, например, наличие в принимающем городе уличных банд, грабящих туристов, или регулярно крушащих автомобили молодежных группировок. 

Владимир Путин поинтересовался подготовкой Екатеринбурга к «Экспо»

Когда говорят о каком-либо городе как об опасном, естественно, имеется в виду не предполагаемая коррупция во властных структурах или передел бизнеса незаконными методами, а степень распространения прямого  насилия, непосредственно угрожающего здоровью или кошельку гостей.

С этой точки зрения гораздо более неблагоприятные последствия для имиджа Екатеринбурга имеет недавняя новость о расстреле автомобиля. В то же время опыт проведения ЧМ-2018 и других международных мероприятий показал, что гостеприимство Екатеринбурга сводит к минимуму опасности для посетителей массовых международных мероприятий, а вот культура Японии грешит предвзятым отношением к туристам.

Можно сказать, что заявки России и Японии по всем вышеприведенным критериям сопоставимы. Плюсы и минусы каждой из них - практически уравновешивают их условную “стоимость” для МБВ. 

В такой ситуации преимущества одному из претендентов  должны принести лоббизм и политические взаимоотношения со странами, чьи представители будут участвовать в ноябрьском голосовании.

Скрытая сторона: международные политические игры

Основная угроза для российской заявки лежит в плоскости политики.  Информационный портрет России, рисуемый западными медиа под воздействием определенных политических кругов, может и обязательно негативно скажется на голосовании.

Обещанная поддержка некоторых международных организаций, таких как FIJET (международное объединение журналистов, пишущих о туризме и евразийского отделения ОГМВ («Объединенные Города и местные Власти»), скорее всего, не исправит ситуацию.

 

Отсутствие в числе голосующих членов МВБ США и Канады – безусловно, положительный фактор для Екатеринбурга. Но другие государства – условные «клиенты» США, будут голосовать «против» - не против Екатеринбурга, а против России.

Это Великобритания,  Австралия, Литва, Эстония, Польша, конечно, "братская" Украина, возможно Нидерланды, Швеция, Дания, Норвегия и Исландия.

Нет однозначного понимания по позиции остальных членов Европейского союза и государств из зоны европейского влияния, например, Сербии, которая традиционно склонна поддерживать российские инициативы. Политический кризис, как показывает практика, не мешает бизнесу, а затянувшийся торг властных кругов США и ЕС по вопросам международной экономической повестки может привести к неожиданным результатам, ведь Япония - верный союзник первых и экономический конкурент вторых.

Представитель комитета «Экспо-2025» в Екатеринбурге Константин Пудов: продвижение нашей заявки нужно срочно оживлять 

Последнее время о заинтересованности в добрососедских отношениях с Россией высказывались многие европейские политики, от президента Франции Макрона до главы МИД ФРГ Маас. Это можно расценивать  в первую очередь, как сигнал не Москве, а заокеанским союзникам Европы. 

 

Но в целом однозначно рассчитывать на поддержку заявки Екатеринбурга европейскими странами, даже традиционно комплиментарными по отношению к России (Италия, Австрия) нет оснований.

Трудно сказать, существует ли «ядро» сторонников российской заявки, которые при любых условиях  отдадут  свой голос  за Екатеринбург, а, например, не за  Баку. Попробуем спрогнозировать, голоса  представителей каких стран могут быть досрочно засчитаны в пользу Екатеринбурга. Во время проведения саммита в Йоханнесбурге президент Путин призвал наших партнеров по БРИКС поддержать российскую заявку.

БРИКС прочно зарекомендовал себя как площадка координации глобального политического позиционирования Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР. К тому же ни одна из этих стран в данный момент не претендует на проведение всемирной выставки.  Поэтому вероятность того, что голоса представителей членов БРИКС достанутся Екатеринбургу - весьма высока. На руку России может сыграть и то, что Китай и Япония - прямые экономические конкуренты - вторая и третья экономики мира, при этом с тяжелым исторически грузом двусторонних отношений (это же, кстати, относится и к отношениям Японии с обеими Кореями).

Возможно, некоторое влияние на процесс принятия решения Бразилией, Индией и ЮАР окажет не только солидарность с Россией в рамках БРИКС, но и активно развивающиеся в последнее время двусторонние политические и экономические отношения, за которыми всегда следует политическая благосклонность.

В голосах государств - партнеров России по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) не приходится сомневаться. Каждый из членов ЕАЭС имеет прямую выгоду от проведения Экспо на территории любого другого государства - члена интеграционного объединения. Способствует тому свобода движения товаров и услуг внутри ЕАЭС, сближение экономик государств. ЕАЭС позиционируется в глобальных отношениях как единый рынок. Это обеспечит и единство при голосовании.

Прямо о поддержке заявки Екатеринбурга уже заявила казахстанская сторона. Республика Беларусь поддержит Россию в любом случае, а Армения не поддержит Баку. Киргизия, с учетом растущего взаимопроникновения экономик и двусторонних отношений с Астаной и Москвой, тоже будет на нашей стороне.

В целом, теми же доводами можно руководствоваться в отношении государств, входящих в СНГ и ШОС, поскольку многие из них и являются основными участниками ЕАЭС и БРИКС. Прочие же участники являются привычными и договороспособными  партнерами.

Сюда же можно приплюсовать голоса Венесуэлы, Сирии, Кубы (вспомним пресловутый ремонт купола собора в Гаване за российские деньги). Возможно, Монголия. Возможно, КНДР, при всей непредсказуемости ее лидера.

Что касается нашего новоявленного военного союзника и стратегического партнера – Турции, непонятно, перевесят ли для Эрдогана все преимущества дружбы с Россией историческую склонность к Азербайджану.

Итог

Получается, что вполне оправданной является тактика «сбора» голосов государств Азии, Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока. Подсчитаем: из 169 членов Европу в МБВ представляют 39 государств (включая Россию и младоевропейцев Украину и Грузию), Африку -  46 государства (включая мусульманские страны Магриба – Алжир, Марокко, Ливия, Тунис, Египет, Мавритания), всю огромную Азию – 42 государства (включая Израиль), Латинскую Америку и Карибы – 30 государств и еще 10 членов представляют австралийско-тихоокеанский регион.  

Ещё во время первичной презентации заявки Екатеринбурга на «Экспо-2025», глава Минпромторга Денис Мантуров отметил, что рассчитывает на поддержку Азии, Америки и Ближнего Востока. Эти ожидания вполне оправданы, поскольку последнее десятилетие внешнеэкономической деятельности России было ознаменовано тенденцией к возвращению на утраченные советские рынки в Южной Америке и Африке и наработанные связи могут принести свои плоды.

Недавно заключенная Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, в свою очередь ещё более усилила авторитет России в регионе Кавказа-Каспия и на Ближнем Востоке.

 

Здесь же важно учесть, что Японии вообще сложно будет получить голоса мусульманских стран или государств с преимущественно мусульманским населением: на территории Японии ислам, практически, запрещен.

Известно, что Япония также  уже провела соответствующие переговоры с развивающимися странами Африки, но эти переговоры подвергаются внутренней критике из-за сомнений в их эффективности. Если верить Japan Times, то встречами с латиноамериканскими представителями ответственные лица заявочного комитета Японии пренебрегли. Подобные переговоры с целью получения голосов не являются тайной за семью печатями. Экспо всегда был  эффективным инструментом привлечения инвестиций и его проведение отвечает интересам любого государства.

«Экспо» важнее выборов: Чернецкий увозит Высокинского из Екатеринбурга на Карибы
 

Основная борьба лоббистов всегда остается вне публичного поля. И понять, кто здесь проявил больше настойчивости, убедительности и щедрости, можно будет только после подсчета итогов голосования в ноябре.

В целом, есть все основания полагать, что шансы Екатеринбурга на проведение «Экспо-2025» могут вызывать осторожный оптимизм. Практика последних лет показывает, что Россия может проводить крупные всемирные мероприятия на высочайшем уровне и этот факт вряд ли останется без внимания членов МБВ.

Екатеринбургу же ЭКСПО сможет подарить богатое и функциональное наследие. Ноябрь принесет долгожданное решение, надеемся, что в нашу пользу.

Дмитрий Сухнев специально для ЕАН.

Фото: neweurope.eu, bie-paris.org, pixabay.com, english.kyodonews.net