November 15, 2017, 7:50 AM

Дело Беззуба: документы и оправдания чиновников

В суде над членом Общественной палаты Екатеринбурга Алексеем Беззубом готовятся к опросу потерпевших. Родители ребенка, травмированного воротами на спортивном корте, настаивают на выплате 50 тыс. рублей. Беззубу грозит до 5 лет по  ч.2 ст. 293 УК РФ «Халатность». Общественник предоставил ЕАН документы, которые, на его взгляд, доказывают вину администрации района, а не службы квартальных, и ответил на несколько вопросов.

- Известно, что злополучная спортплощадка реконструировалась по соглашению между администрацией района и Уралмашзаводом. По договору между ними ответственность за безопасность людей на корте лежит на администрации. При этом глава района Вячеслав Трапезников акт приемки-сдачи работ почему-то не подписал…

- Насколько я знаю, акт не подписали, потому что завод не нанёс на корт логотип программы «Футбол в каждый двор». Но следствие не стало устанавливать, в чьём ведении находился корт.

По логике, раз акт не подписан, свою долю ответственности за ЧП несет Уралмашзавод, но их позиция такова, что акт на подпись Трапезникову они выслали, а раз и в течение 30 дней претензий не поступило, значит работы приняты. Кроме того, завод уверяет, что выполнял только покрасочные и плотницкие работы и никаких просьб о том, чтобы заняться воротами, им от администрации не поступало.

Если по хронологии, то 19 июля Уралмашзавод направил администрации письмо с просьбой подписать акт приема-передачи корта, чиновники его проигнорировали, а 26 августа на ребенка упали ворота.

- Кто в итоге должен был отвечать за безопасность корта?

- В соглашении между администрацией и заводом четко сказано, что за безопасность отвечают районные чиновники. Соглашение о его ремонте  было заключено 17 мая, я заступил на должность лишь 30 мая, все, что касалось этого корта, вообще проходило без меня.

Как потом выяснилось, и сотрудников нашего отдела к процессу не привлекали, они и на оперативки в администрацию стали ходить только после моего прихода. Следователи не выясняли, кто давал Уралмашзаводу техзадание на ремонт корта, был ли этот человек на корте или нет, видел ли он ворота, кто контролировал ход проведения работ, кто принимал работы?

Увы, про это в деле ни слова.

- Есть версия, что это дело появилось из-за вашей активной общественной деятельности. Вы согласны с этим?

- Да, целый год расследовали это дело, а в последний месяц решили предъявить обвинение мне, как будто пришла команда сверху. Ворота не принадлежат МКУ, и следствие должно было установить собственника ворот, передать материалы дела в полицию, но на это не согласилась прокуратура.

За семь месяцев своей работы я удвоил результаты работы квартальных и показал, как надо работать, конечно, есть недоброжелатели, которые хотели бы подрезать крылья «выскочке». Да и по контролю за ремонтом дорог есть недоброжелатели, благодаря нашей деятельности им недоплатили несколько сот миллионов рублей, конечно, я им мешаю бракоделить и получать деньги из бюджета.

- Какова роль главы района Трапезникова в этой истории?

- Думаю, он просто пытается снять с себя ответственность за произошедшее. Ещё весной он предложил заключить мировое соглашение с потерпевшими и взять вину на себя, потом с апреля по август следователи раз в месяц мне предлагали взять вину на себя.

Когда мы отказались и написали жалобу, дело «сделали» за неделю. Так спешили, что даже размеры упавших ворот не определили.

- Верно ли я понимаю, что, по вашей версии, за инцидент с падением на ребенка ворот должен отвечать именно он?

- Я бы не хотел говорить о том, кто виноват и кто должен ответить в суде. Но в этом деле очень много вопросов, которые позволяют говорить о том, что дело против меня заказное.

Во-первых, именно администрация создала отдел по содержанию открытых спортивных плоскостных сооружений, который отвечает за безопасную их эксплуатацию.

Во-вторых, повторюсь еще раз, администрация района подписала соглашение, по которому именно она отвечает за безопасную эксплуатацию. В материалах дела просматриваются как минимум два человека, отвечающих за безопасную эксплуатацию.

Но следствие считает иначе: виноват тот, кто осуществляет общее руководство.

- Вы решили вовлечь в процесс Свердловский областной суд. Не доверяете районному?

- Да, мы подали апелляцию в облсуд на ограничение меня по сроками ознакомления с делом. Районный суд на ознакомление с 700 страницами дела дал мне всего день. Посмотрим, какое будет решение. В конце концов, над облсудом есть Верховный суд и ЕСПЧ.

-- О чем свидетельствует вся сложившаяся ситуация?

- О коррупции, когда в угоду тех или иных интересов подменяется закон и в основу обвинительного ложится все, что в голову приходит. Следователь ссылается на ГОСТ ворот для хоккея с мячом (ширина ворот 3.6 м), а ворота для хоккея с шайбой, которые упали на мальчика, были шириной 1.8 м. То есть просто применяют не тот ГОСТ.

Вообще мне так и не смогли объяснить, в чем меня обвиняют. Если следствие себе такое позволяет, прокуратура одобряет и 99,4% решений суда носит обвинительный характер, непонятно, почему у нас до сих пор не побеждена преступность?

P.S. Представители Уралмашзавода на вопросы ЕАН ответить отказались.

Процесс над Беззубом продолжится 23 ноября. ЕАН будет следить за развитием событий.

Фото: Facebook.com Андрей Альшевских/Алексей Беззуб

«Это месть главы района Трапезникова»: общественника Беззуба могут посадить на пять лет

 

 

Комментировать