December 31, 2021, 05:25 AM
Анна Гринь

Итоги городской жизни Екатеринбурга за 2021 год глазами члена Общественной палаты Екатерины Петровой

ЕАН подводит итоги 2021 года. По традиции мы попросили наших спикеров оценить, что произошло в общественной, политической, экономической и культурных сферах Екатеринбурга и Свердловской области. Стала ли власть слышать горожан в 2021 году? Чего стоит ожидать в 2022 году? Версия члена Общественной палаты Екатеринбурга и руководительницы антикоррупционного центра Transparency International* в Екатеринбурге Екатерины Петровой. 

Екатерина Петрова

— Что тебе запомнилось из ярких общественных событий уходящего года?

— Первым приходит на ум митинг на Опалихинской по поводу благоустройства. Там была классическая история: этот сквер попал в программу благоустройства. Местные жители об этом не знали, хотя там проходили публичные слушания. В реальности оказалось, что это не так, и там произошел массовый для такой локальной истории митинг - вышло около 200 человек. Ранее они уже защитили этот сквер от «благоустройства». 

 Традиционный протест: екатеринбуржцы требуют от властей изменить планы по благоустройству очередного сквера 

— Алексей Орлов находится в должности главы Екатеринбурга уже около года. И есть ощущение, что он начал диалог с горожанами, например, создал «Совет неравнодушных граждан», куда позвал лидеров общественного мнения, приглашает екатеринбуржцев к обсуждению проектов благоустройства. Ты согласна с этим мнением? 

— Есть такой термин - астротурфинг, он означает имитацию общественной поддержки. Вся история с голосованием по объектам благоустройства - он и есть.

В рамках национального проекта «Комфортная городская среда» прописана обязанность привлекать гражданское общество к активному участию. Но единственное, до чего можно допустить горожан, не допуская их ни до чего серьезного, - дать им выбор без выбора, предложить два-три варианта концепции благоустройства какой-то территории.

На примере улицы Вайнера: концепции сделали три известные организации. Почему именно они - вопрос, если есть «Открытый консорциум» («ОК»), который предлагает хорошую концепцию сохранения улицы Вайнера, при этом не особо ужимая коммерсантов в плане вывесок. «ОК» предлагает что-то конструктивное, но остается за кадром.

Я бы не сказала, что сильно переломилась ситуация в плане привлечения населения. Инициатива про трехсторонние соглашения появилась именно для того, чтобы сделать нормальные инструменты для участия населения в этих проектах, начиная от стадии проектирования и заканчивая завершением работ. 

 Общественница из Екатеринбурга придумала, как избавиться от протестов в парках и скверах 

— Одни и те же люди впрягаются в городские истории и городские активности?

— Наоборот, разрастается количество людей, которые общественные волнения поддерживают. Та же история с Шарташом показала, что местные, которые всегда были аполитичными, теперь готовы подписи оставить или прийти на митинг. Точно так же было и с Опалихинской. Людей на пикеты выходит больше. Это недовольство не политическое, а мнение, что власти просто делают что-то неправильно. Поэтому в этом году и был придуман проект с трехсторонними соглашениями - это может решить часть недовольства населения, повысить уровень доверия между властью и обществом.

— Можно ли считать трехсторонние соглашения прорывом? 

— Да. Была полная поддержка Общественной палаты, и с кем бы из чиновников я ни разговаривала, абсолютно все поддержали эту идею. Все уже устали от бесконечной войны, а каждый выход на улицу снижает показатели KPI губернатора. Никто не заинтересован в том, чтобы люди выходили и возмущались. 

— Общественные волнения власть слышит?

— Есть разница между «слышат» и «слушают». Власть в курсе всех общественных волнений. Сейчас к этому прислушиваются намного больше, потому что год назад у нас появились Центры управления регионов (ЦУР) которые не подчиняются региональной власти. ЦУР работает и с конкретными инцидентами и анализирует нарастающие волнения вокруг какой-то темы в соцсетях. Эти данные потом ложатся в KPI губернатора. Поэтому им приходится как минимум прислушиваться к тому, что горожане говорят в социальных сетях.

 «Нам пишут стихи, жалуются на радиоволны и благодарят»: как работает Центр управления регионом в Свердловской области А насколько они слышат содержательно… Сейчас с Шарташом такая ситуация. Депутаты боятся очередного сквера. Им говорят про отсутствие экспертизы, про экологическую катастрофу, про то, что нельзя так просто перевести землю из категории особо охраняемой. У них вопрос не в том, что экокатастрофа, а вывалит народ на улицу или нет.

Этого всего можно было бы избежать, если по-нормальному поработать с населением до принятия проекта. Но тут я понимаю городских чиновников - они не знают, как общаться с горожанами, кроме как с помощью пресс-релизов в СМИ или публичных выступлений. 

— Если власть не понимает, как общаться с гражданами, то насколько возможно выстраивать с городскими активистами конструктивное общение?

— Люди, которые преследуют цели сохранения экологии, объектов культурного наследия и разумного благоустройства, не вчера помидоры на рынке продавали, а сегодня решили стать экспертами по объектам культурного наследия. Они долго в тему погружались, многие имеют профильное образование. Очень много людей, именно как профессионалы, видя, что происходит с какими-то вещами в городе, начинают выступать со стороны общества, не переставая быть профессионалами. А эмоции зашкаливают, потому что нет адекватного ответа от власти. 

— Как ты оцениваешь деятельность Совета неравнодушных? 

— Там уважаемые в городе люди собрались, много лидеров общественного мнения. С одной стороны, они потом будут говорить, что мэр Орлов взаимодействует с обществом, но с другой стороны - серьезной проработки вопроса я не вижу.

 В Екатеринбурге «Совет неравнодушных горожан» вновь обсудит тему 300-летия города 

— Какое важное изменение в общественной жизни ты заметила в 2021 году? 

— У нас в городе появляется много локальных сообществ, например, сообщество вокруг дома на Ленина, 52, «Республика Лодыгина». Это классные молодые люди, которым не все равно. Они с недоверием относятся к действиям властей, но стараются что-то сами сделать и предложить. Многие пока не понимают, что с участием власти в их инициативах можно сделать намного лучше. Хочется сделать самим или собрать частные деньги, но без власти это все равно не сделать. Эти сообщества тоже не стоят на месте, изучают лучшие практики и так или иначе выстраивают друг с другом взаимодействие. Это все про конструктив.


Представление во дворе дома на улице Лодыгина, 13 («Республика Лодыгина») во время «Ночи музеев»

У них нет в планах рисовать плакаты и идти на улицу чуть что. Они - про решение локального, конкретного вопроса. И таких сообществ будет больше. Это мировая тенденция, и в нашей стране это прослеживается. И власти придется с этим контактировать. В этой ситуации им даже проще.

Идеальным было бы, если бы инициатива о благоустройстве исходила совсем снизу. Жители бы проводили предпроектные исследования, опросы, собирали предложения и с идеями и концепциями приходили в администрацию. Мэрия включала бы их концепции в техническое задание. После этого появляются эскизы, потом отыгрываются работы, и все счастливы. Я надеюсь, что мы к этому придем. 


— Что ждет нас в 2022 году в смысле общественных инициатив?

— Будут серьезно развиваться локальные сообщества, их будет становиться больше, будет больше различных мероприятий на разных площадках. Я очень надеюсь, что муниципальные власти встанут на путь доверия к горожанам, потому что без доверия друг к другу у нас ничего не получится. Горожане начнут доверять муниципальной власти, и это взаимодействие приведет к тому, что наш город станет намного лучше. Мне хочется верить в лучшее, потому что пока все говорит о том, что мы двигаемся в правильном направлении. Да, наломано дров, испорчены отношения везде, но вроде что-то медленно двигается. Если эта тенденция сохранится, то это уже вселяет надежду.

— Мы говорим о прекрасных инициативах, но нужны ли они людям? Митинги против QR-кодов регулярно собирают людей. Может, городские инициативы должны развиваться в другом направлении?

— Хорошо, что те, кто участвовал в митингах против QR-кодов, не вышел на митинг к Шарташу. Если бы они еще и там появились, то это была бы проблема. Потому что к антиваксерам присоединились странные городские сумасшедшие, которые топят за СССР. Это люди, которые одновременно утверждают, что Советский Союз жив, но при этом ссылаются на законы Российской Федерации. Лучше бы эти люди подальше держались от Шарташа и нормальных инициатив, потому что сейчас они дискредитируют антиваксерскую движуху.

Я тоже против QR-кодов, это не очень продуманная инициатива, реализация которой подкачала. Но разве мы массовостью выхода на улицу измеряем интерес горожан? У нас есть соцсети, которые считываются. И однозначно сказать, что интересно людям, а что нет, может сейчас Центр управления регионом. Это непубличная информация, но она по крайней мере считывается, фиксируется и влияет на принятие решений.

Общественная поддержка не измеряется количеством людей, которые выходят на улицу. Этими показателями можно манипулировать. Можно сказать, что если за тот же Шарташ вышло около 50 человек, остальным 1,5 млн екатеринбуржцев все равно. Мое мнение: уличные митинги не показатель.

В истории с городскими проектами есть другие варианты - не обязательно выходить на улицу, можно по-другому действовать, и это будет более конструктивно и приведет к большему эффекту, чем выходить и что-то требовать. 

*Transparency International входит в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Источник фото: ЕАН
Комментировать
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
18+