February 1, 2019, 1:24 PM

Итоги недели от Александра Кириллова

Любые семь дней – это не только набор каких-то конкретных событий, но и определенная рефлексия, ощущения и настроения, впечатления от происходящего. На этой неделе были три темы, которые, на мой взгляд, совершенно невозможно оставить без внимания.

Совет Федерации – не место для арестов

Демонстративный арест 32-летнего сенатора Рауфа Арушукова прямо на заседании Совета Федерации – безусловное событие недели. Приезд генпрокурора Чайки и главы СК Бастрыкина, запертые двери, блокирование лестниц сотрудниками ФСБ – с визуальной точки зрения все было сделано очень красиво, даже театрально. Аналогов в современной истории России нет. Разве что предвыборный рейд силовиков с участием Бориса Грызлова по выявлению оборотней в погонах не помню уже, в каком году.

Совет Федерации в глазах широких народных масс – пожалуй, одна из самых непонятных властных структур. Многие говорят более определенно – бесполезных. Хуже, наверное, только Общественная палата. Разумеется, тот факт, что в сенате трудился человек, которого силовики обвиняют в организации ОПС, убийств и масштабных хищений газа, авторитета Совфеду не добавляет. 

Уже сегодня говорят, что по авторитету сената нанесен страшный удар. Под вопросом и действующая система его формирования: как и кто пропустил туда человека с таким послужным списком? Говорят даже, «вот были бы прямые выборы – такого бы не случилось!» 

Да полноте, господа! Вы честно верите, что этот парень не избрался бы в своей Карачаево-Черкессии? А кто бы прошел? Профессор консерватории? Большой ученый? Лидер оппозиции? 

То, что с Советом Федерации видимо стоит поразбираться вполне очевидно. Но ждать каких-то радикальных решений я бы не стал. Как ни крути, СФ – основа основ. Ну, нашли в его рядах оборотня. Дак ведь не в первый раз. Отряхнулись, работаем дальше.

Гораздо интереснее теперь судьба законопроекта сенатора Клишаса, который предполагает арест и штрафы за «оскорбление органов власти». Учитывая уголовные дела и скандалы с сенаторами разных созывов, можно ли называть этот властный орган «сборищем» каких-то не очень хороших людей? Или сразу дадут 15 суток?

Запись в первые классы: все побежали – и я побежал!

На записи первоклашек – вновь столпотворение, а «Ростелеком» опять упал. Из года в год в ночь на 1 февраля в Екатеринбурге – одна и та же картина. Каюсь, сам поучаствовал в этой истории два года назад. Помню, что пошутил в facebook, написав что-то вроде «Ну что же, нальем чай и пойдем обвалим Госуслуги». 

Зачем все это? Какие-то генетические остатки готовности постоять в очередях, оставшихся от СССР? Вроде ведь совершенно очевидно, что никуда места в твоей школе от тебя и твоего ребенка не денутся, что до 1 сентября еще куча времени и все можно сделать спокойно и без паники, когда первая волна «очередников» схлынет.

Но нет, «все побежали – и я побежал». Раз куда-то выстроилась очередь – нужно в нее срочно встать. Даже если «выбросили» то, что тебе не очень-то и нужно. При этом все прекрасно понимают, что сама по себе школа и ее условная престижность ничего не решают. Что по качеству образования та же «девятка» давно не безусловный лидер, а в столовой элитной «пятой» детей травят так же активно, как и в какой-нибудь простецкой школе на окраине.

Но других критериев, увы, пока нет. Престижная – значит престижная. Знающие люди при этом говорят, что на самом деле родителям будущих первоклашек нужно искать «золотых» педагогов и при устройстве ребенка ориентироваться на конкретных специалистов, а не на школу. Но только как найти этих людей? Ауу, откликнитесь!

С другой стороны, если их имена будут известны – все побегут в такую школу. И «Ростелеком» опять не устоит.

Почему деньги на «рамки» в школах ушли в «молоко»

И еще немного о школах. Точнее, о политике в школах и больших политических деньгах.

Год назад, перед мартовскими выборами президента, учебные заведения Екатеринбурга оснастили рамками металлодетекторов. Безопасность избирательных участков – дело большой политической важности. Безопасность детей – вообще святое. Но что получилось в итоге?

Больше двух сотен рамок закупили, но работать они не будут: ни учителя, ни чоповцы как выяснилось, не имеют права досматривать «звенящего», а таких – каждый второй. Точнее, новостью это стало для нас, журналистов, мы ведь не юристы. Специалисты в сфере образования, разумеется, обо всем знали заранее. Знали, что массированная и недешевая закупка - это в никуда. Тогда зачем покупали?

Наверное, какой-то выход чиновники найдут и оборудование так или иначе будет востребовано. Но не в школах. А то, что безопасность школ рамки не усилят – ну вот так получилось. Есть же один охранник в школе, нельзя сказать, что они совсем не защищены.

И еще один момент, который меня всегда поражает. 

«Бросьте, зачем все эти крики и вопросы? Платили ведь федералы, не город и не область. На то что за горе?», - говорят местные чиновники.

Как будто федеральный бюджет - это не наши деньги. Логика просто поразительная. 

И еще один момент. Если не дай бог в какой-нибудь из школ что-то случится, а такое происходит сплошь и рядом, все силовые ведомства начнут наперегонки разбираться во всех причинах и обстоятельствах. И первый же вопрос: «А вот у вас тут рамка стоит уже год неработающая. Кто в этом виноват? Почему человек с железом к вам прошел беспрепятственно?» 

Кто и как на него ответит – для меня лично большой вопрос.