June 7, 2019, 12:56 PM

Итоги недели от Александра Кириллова

Любые семь дней – это не только набор каких-то конкретных событий, но и определенная рефлексия, ощущения и настроения, впечатления от происходящего. На этой неделе были три темы, которые, на мой взгляд, совершенно невозможно оставить без внимания.

Адъютант или губернатор: итоги эксперимента Кремля

Вечно популярная в России тема – «не тот народ власти попался». Народ думает иначе: что-то с властью не везет.

На уходящей неделе вновь много говорили о том, так ли плох тот охранник Путина, который не мечтает стать губернатором. Офицер ФСО Сергей Морозов, проработав чуть более 8 месяцев главой Астраханской области, подал в отставку. Видимо, понял, что не его. Это уже второй подобный случай. Первый, как мы помним, был с Евгением Зиничевым, также выходцем из ФСО. Он губернатором Калининградской области был чуть больше двух месяцев, наверное, абсолютный рекорд.

Оба несостоявшихся губернатора подавались всезнающими федеральными СМИ как личные «охранники» или «адъютанты» президента. На закономерные вопросы о том, что, позвольте, ну это все-таки немного разные функционалы, адъютант и губернатор, обществу отвечали: адъютант главы государства – это не носитель зонтика или портфеля, это суперорганизатор, не нужно представлять его дуболомом с пистолетом под мышкой. И вообще у Зиничева после работы с Путиным в трудовой книжке уже было замдиректорство ФСБ и руководство региональным управлением. А у Морозова – должность заместителя руководителя Федеральной таможенной службы.

И все равно не получилось, не взлетело. При этом нельзя, наверное, говорить о том, что это тенденция, приговор идее ставить людей из самого ближнего в прямом смысле круга рулить регионами. Другой путинский адъютант, Алексей Дюмин, руководит же Тульской областью уже больше 3 лет. Значит, могут, когда захотят? Или могут, когда реально могут?

Популярная версия: такие кадровые решения – это от какого-то путинского отчаяния. Посмотрел он на Тулу или Астрахань, а там нет никого подходящего. Все потенциально интересные либо по уши в бизнесе и коррупции, либо давно уехали, а те, кто на виду, – ну совсем слабенькие. Ну и пришлось бросать в бой последний резерв верховного - личных адъютантов. 

Я, признаться, в нее не очень верил, думал, что это какой-то осмысленный эксперимент, нестандартный ход первого лица. А ну, как вам такой подвыверт? И все такие забегали, забегали, все в шоке, вся система на местах заскрипела, заработали. Живо все так, неожиданно, интересно…

А сейчас смотрю на события дома, в Екатеринбурге, на «храмовые» волнения. И понимаю: а ведь правда жуть, что творится с кадрами на местах. В первый вечер я видел буквально два-три знакомых чиновничьих лица. И все. Остальные просто потерялись. Сейчас раздают интервью, рассказывают, что дневали и ночевали в сквере и вообще изначально держали руку на пульсе ситуации и даже модерировали ее. Но на самом деле врут, не было там почти никого.

В общем, бедный Путнн. На все регионы адъютантов не хватит. Тем более что справляется лишь один из троих.

Примет ли Екатеринбург гранит?

Бехатон. Убехатонить. Забехатонить. Слова и словечки, которые вошли в городской фольклор Екатеринбурга много лет назад. Плитка под ногами, несколько вариантов цвета, несколько видов формы. 

Я уже не вспомню, в каком году асфальт в городе начали менять на плитку, а идти в «Яндекс» как-то неспортивно. Но история была очень интересная. Тогда «обнимашки» еще не стали мейнстримом, не было никаких общественных слушаний, никто не выходил на митинги в защиту родного асфальта, а чиновники еще способны были принимать самостоятельные решения без оглядки на общественников и урбанистов: «Сказал, что все забехатоню – и забехатоню!»

Урбанистов, кстати, тоже еще не было. Точнее, был, но один – мэр Чернецкий.

И всем поначалу, в общем-то, понравилось. Вместо унылой серости с вечными провалами – что-то новое, красивое. Горожанам нравилось. Правда, плитка быстро начала «плавать», ее начали регулярно менять, грешили на то, что родные наши таджики просто не понимают, как ее правильно класть. Заговорили о том, что весь бехатон делается чуть ли не на одном заводе, принадлежащем кому-то из Серого дома. Но все равно – процесс пошел.

Сейчас история возвращается. Новый мэр Александр Высокинский решил, что при нем город должен резко похорошеть. Как Москва при Собянине. И бехатон мы начинаем менять на гранит. Для начала – на проспекте Ленина. 

Интересно? Ново? Безусловно. Что-то получится? Вот не факт. Все у новой администрации города пока идет не слава богу. Но, может быть, в истории с уличным покрытием что-то получится? Очень хочется верить.

Одного боюсь – лишь бы он скользким не был. Есть в городе пара подземных переходов и множество ступеней на входе в магазины и офисы, на которые каждый раз вступаешь как в последний. И ведь кто-то материал для их покрытий выбирал, проверял. Или нет? 

Осенью и зимой посмотрим.

Биктуганов против США и Росселя: кто победит?

Свердловский министр образования Юрий Биктуганов объявил войну Штатам. Пока – на местном уровне: указал вузам региона на то, что им не стоит сотрудничать с американцами по образовательной линии. Потому, что Америка есть зло и все ее образовательные проекты и курсы в наших университетах и институтах опасны для наших скрепов.

Инициатива чиновника не нова на самом деле. Не в первый раз мы бьем по разного рода иностранным программам, апеллируя к тому, что они опасны и деструктивны, особенно для неокрепшей молодежи. И каждый раз, когда «взлетает» такая инициатива, возникает один вопрос: что же у нас за устои такие, которые так легко пошатнуть?

И еще один вопрос всегда поневоле задаешь себе. XXI век. Ну хорошо, закроем мы наших студентов от физических встреч с американцами, французами, англичанами, немцами. Но они ведь пойдут в Интернет, скачают что-то или не скачивая прочитают. И лекции послушают. С этим как быть? Смешно ведь, честное слово.

А еще вопрос к Эдуарду Росселю, первому губернатору Свердловской области. Эдуард Эргартович, вы так гордитесь тем, что когда-то открыли нашу область для мира. Что у нас появились генконсульства иностранных государств. Все ведь правильно сделали, большой вы молодец. Как вы относитесь к инициативе товарища Биктуганова? Когда вы за свои идеи бились, выпускник свердловского педа Юрий Иванович работал, кажется, в Красноуфимском районе на преподавателем. Не обидно вам, что ваше дело вот так вот заканчивается и мы вновь «закрываемся» для мира?

Мы, кстати, позвонили министру, хотели понять его логику. Звонок он сбросил, прислал SMS, сообщил, что занят. Мы сбросили вопросы ему в WhatsApp, он их прочел. Но, увы, ничего не ответил. А жаль.

Фото: 66.ru

Комментировать