March 6, 2019, 10:49 AM

«Как будто после войны»: кто виноват в уничтожении леса на Урале

В Свердловской области идет масштабная вырубка лесов. Сагра, Первоуральск, Березовский – лишь несколько "горячих точек" последних месяцев. В последнем случае сотни гектаров едва не вырубили в интересах завода по переработке древесины ООО «Лестех». На защиту деревьев встали общественники, в результате региональное министерство природных ресурсов вынуждено было пообещать не допустить вырубки. Впрочем, как будут развиваться события в Березовском, пока неизвестно.

Актуальна и проблема «черных лесорубов». На днях в Екатеринбурге отправили в суд уголовное дело, возбужденное в отношении мужчины, который за месяц уничтожил 105 хвойных деревьев, 5 берез и осину. Ущерб, нанесенный лесному фонду, оценили в 4 млн рублей. Сейчас мужчина ждет суда под подпиской о невыезде.

По мнению общественников, виной тому, что лес постоянно вырубают то арендаторы участков, то «черные лесорубы», – несовершенство Лесного кодекса РФ, принятого 12 лет назад. Документ необходимо менять, заявил ЕАН известный в Первоуральске защитник леса, 86-летний Валентин Петрович Бурков. Уже больше десяти лет он пишет соответствующие письма в различные инстанции и дошел даже до президента РФ, однако, по его словам, в ответ получает лишь отписки. Недавно Бурков разослал в органы власти открытое письмо и надеется, что его наконец услышат. 

ЕАН публикует выдержки из обращения:«В этом году исполняется 13 лет новому Лесному кодексу. Сейчас трудно понять, что побудило правительство и депутатов "Единой России" протаскивать этот закон. Удивительно, что правительство не понимало, что миллиардные доходы пойдут не в государственную казну, а в карманы жадных частников. Перед обсуждением в думе лесного закона в Москве шла настоящая война. Проект закона вызвал возмущение экологов, специалистов лесного хозяйства, крупных общественных организаций. Тем не менее думское большинство одобрило этот законопроект, который, по мнению экспертов, нарушает права россиян и противоречит национальным интересам государства.Теперь мы с уверенностью можем сказать, что тревоги специалистов лесного хозяйства оправдались полностью, закон действительно оказался грабительским. О катастрофическом положении дел в лесном хозяйстве России сегодня знают многие. Тревожные сообщения приходят из Сибири, Дальнего востока, Алтая, где арендаторами и "черными лесорубами" бесконтрольно вырублены почти все леса. Лес вывозится в Китай.

Новый Лесной кодекс окончательно ликвидировал лесную охрану и создал условия для быстрого разрушения лесного хозяйства в целом. Лесников, отвечавших за пожарную безопасность, больше нет. Людей, работавших в лесохозяйственных организациях, сократили. Остались только конторские работники, которые оформляют документы о «подвигах» арендаторов.

Жители Первоуральска тоже вынуждены терпеть «прелести» этого закона. Наш город – один из самых загрязненных в Свердловской области, так как находится в зоне, насыщенной металлургическими предприятиями.

За последние 12 лет деятельности арендаторов на водоразделе вырублены почти все леса, в основном хвойные. Выживаемость арендаторских посадок почти нулевая, сплошные вырубки постепенно зарастают, в основном осинником.

Обидно и стыдно, что последующим поколениям мы оставим в основном осиновые леса. Из-за отсутствия леса стали исчезать некогда богатые ягодники и фауна. Исчезают родники на водоразделе склонов и мелеют речки, впадающие в питьевые водоемы. В ближайшие годы нас может ожидать дефицит пресной воды, на поиски дополнительных источников потребуются большие финансовые затраты.

Нынешние хозяева леса – арендаторы, в основном работавшие в лесхозах и поэтому знавшие основной тезис лесного закона, выработанный столетиями, – это бережное отношение к природе и 100% восстановление леса. Удивительные метаморфозы происходят с ними – из защитников природы они становятся палачами.

Выходишь в лес, и создается впечатление, что здесь прошли бои минувшей войны. Дороги и поляны перепаханы. В низких местах плодородный слой снимается бульдозерами, лес захламлен валежником и сучьями.Арендатор берет определенную площадь, на которой должен провести все лесоустроительные работы. Из всех работ у современного арендатора получается только рубка и вывозка леса. А кто на этой площади будет заниматься восстановлением, уборкой сучьев и валежника, санитарной рубкой?

Чиновники лесного департамента области придумали странную управленческую схему: департаменту подчиняются и арендаторы, и контролирующий орган – лесничество. Своего рода удобный "самоконтроль". Арендаторы, которые зарабатывают хорошие деньги, ставят свои условия, сами себе отводят делянки

По просьбе арендатора разрешили рубить лес в защитной зоне. В Год экологии, чтобы избежать лишних замечаний, арендаторам разрешили оставлять сучья на месте вырубки для утилизации. За такую пожароопасную технологию ранее, когда боролись за чистоту леса, руководитель мог получить крупный штраф или увольнение.

Удивительно, что правительство не вмешивается в эту сложнейшую экологическую ситуацию. Невольно возникает вопрос к правительству: кто остановит этот экологический беспредел? И кто ответит за уничтожение леса?

Чтобы уберечь оставшиеся леса от разграбления и остановить экологическую катастрофу, необходимо:

1. Создать рабочую группу из авторитетных специалистов лесного хозяйства, экологов, представителей общественных организаций по разработке нового Лесного кодекса.

2. Принять меры по прекращению вырубки лесов в защитных зонах и очистить защитные зоны от валежника и сучьев.

Валентин Петрович Бурков, 86 лет». 

Мария Трускова

Фото: pixabay.com