May 8, 2019, 5:02 AM

Как фронтовик стал «старой приживалкой». История ветерана из Екатеринбурга, которому не помогли

Девяносточетырехлетний ветеран, участник битвы на Курской дуге, инвалид Ханиф Ситдиков накануне Дня Победы проиграл суд о возврате ему жилья и активов, которые он переписал на родню. Фронтовик утверждает, что отдавал квартиры, землю, дом, акции в состоянии аффекта. Сейчас он снимает жилье и скрывает свой адрес из соображений личной безопасности.

Ханиф Ситдиков и его представитель согласились встретиться с корреспондентом ЕАН в новостройке на улице Электриков. Этот дом был построен на федеральные и областные деньги специально для ветеранов ВОВ. Седьмого мая 2013 года Ханифу торжественно вручили ключи. Но сейчас квартира принадлежит внучке, а пенсионер, хоть и прописан там, жить в квартире не может.

Он утверждает, что это опасно: «Они (родственники) проверяют, ходят. Мне зять сказал: "Я тебя поймаю, убью, в лесу повешу"».

Ненависть, которую, по словам Ханифа, питают к нему ближайшие родственники, началась с больших денег. В 2008 году пенсионер и его супруга решили продать квартиру в микрорайоне ЖБИ и перебраться на Вторчермет, поближе к семье дочери. Вроде бы так будет проще, дочка, ее муж и внучка смогут чаще приходить в гости и ухаживать за пожилыми родителями. К слову, семья дочери жила в кирпичном частном доме, который тоже раньше принадлежал фронтовику, он сам его построил в 60-х годах. Через год после переезда дочка умерла. Андрея Сорокина, зятя, после этого как будто подменили.

«Девятого августа 2009 года она умерла, а уже 14 августа зять отвез дедушку к нотариусу, где Ханиф отказался от квартиры, завещал ее зятю. Восемнадцатого августа отвез к другому нотариусу, там переписали остальное: акции, дом, землю. Дедушке обещали, что будут его кормить и поить. На самом деле зять ушел в запой и сел старику на шею», - вспоминает Олег Крушинский, председатель Чкаловского районного общества инвалидов.

Он подключился к истории «дяди Ханифа» в 2011 году. Тогда глава Чкаловской районной администрации отказал Ханифу Ситдикову в заявке на получение квартиры по знаменитому путинскому указу об обеспечении всех ветеранов ВОВ жильем. Олег от имени Ханифа через суд добился включения пенсионера в список нуждающихся.

Ситдиков действительно нуждался. Почти всю свою ветеранскую пенсию старик на тот момент отдавал зятю – для внучки. Даша росла, поступила в вуз, и ей нужны были деньги на учебу. Сам Сорокин, как утверждает пенсионер, сидел без работы и много пил. Супругу Ханифа в 2012 году зять повез на обследование и оставил в психбольнице. Какой у женщины диагноз, ни Ханиф, ни его представитель Олег Крушинский так и не узнали – врачи в ответах сослались на врачебную тайну. Вплоть до смерти Асии Ситдиковой в 2017 году ее пенсию получал Сорокин. Ханифа, тоже отдававшего почти все деньги, зять поставил на довольствие.

«В КПЗ лучше кормят! Суп давали, там одна капуста, ни морковки, ни картошки, жижа! Принесут кастрюлю, и я ем несколько дней», - Ханиф, рассказывая о еде, которую получал, начинает волноваться.

Сотрудники соцзащиты, которых как-то вызвал Ханиф, также оценили качество и супа, и полуфабрикатов в холодильнике ветерана. О том, что «опекуны» обращались с пенсионером плохо, подтвердили в суде и соседи ветерана. Они дали показания, что Сорокин кричал на него, общался со стариком матом, называл старой приживалкой. Сам Сорокин на том же суде говорил, что кормил старика «молоком из-под коровы, творогом с рынка, красной рыбой и икрой», готовил из лучших продуктов.

Действительно, вспоминает Ханиф, родственники начали кормить на совесть и проявлять внимание, но к концу 2012 года. Осенью стало известно, что фронтовик перед следующим Днем Победы в торжественной обстановке получит ключи от новой квартиры. Олег Крушинский к тому времени стал видеться с ветераном почти ежедневно, пытаясь защитить его от родственников. Он вспоминает, как внучка Ситдикова, Даша, снова зачастила к любимому деду, начала ухаживать за ним и просить – отдай квартиру.

«Когда ордер оформляли, они просто на руках дедушку носили. А дяде Ханифу что остается? Ему было 88 лет, бабушка в больнице, он выйти из квартиры не может, а ему обещают безбедную старость, заботу и уход.

На коленях умоляли: "Папа, дедушка любимый, мы тебя не бросим! Ты только пропиши нас туда, дай приватизировать! Мало ли, ты в возрасте, вдруг что случится, квартира уйдет государству"», - объясняет мягкость Ситдикова Крушинский.

В итоге Ханиф, заселенный на правах социального найма, приватизировал квартиру на 17-летнюю внучку. После чего родственники жилье сдали, а ветерана вернули на прежнее место, в старую двушку на Вторчермете. Да и там, вспоминает Ханиф, он стал лишним.

«Зять приезжал, говорил - будешь у меня по одной половице ходить, буду тебя воспитывать! Тебе же дали однокомнатную квартиру? Вот я здесь вторую комнату заколочу, будешь жить», - вспоминает Ханиф.

Вскоре выяснилось, что родственники задумали продать обе квартиры. Из ветеранского жилья сначала нужно было выписать Ханифа, но он отказался. В качестве переговорщика привлекли Олега.

«Они поняли, что им он больше не нужен. Квартиранты захотели купить квартиру. Дарья позвонила мне в начале апреля 2018 года и попросила поговорить с дедом. Я настаивал, что дядя Ханиф должен жить в своей новой квартире, с остальным жильем пусть делают, что хотят. Они очень расстроились, так как эти деньги мысленно уже поделили. А потом Даша приехала к дяде Ханифу с мужем, я тоже был там. Приехали и говорят: "Выселяйся, дед, уходи". Я спрашиваю: "Куда он пойдет?". "Надо, забирай себе", - ответила. А еще через пару дней Ханиф позвонил Олегу Крушинскому и сообщил, что зять его избил.

Андрей Сорокин, со слов ветерана, вынуждал его выписаться из новой квартиры под угрозой убийства, после чего несколько раз ударил в лицо, свалил на пол и стал пинать. История с избиением получила широкий резонанс, полиция возбудила уголовное дело по двум статьям. Расследование закончено, и на днях начался суд.

Однако жилищный вопрос фронтовика с прошлой весны так и не решен. Пятнадцатого марта 2019 года суд отказался пересматривать приватизацию ветеранской квартиры, так как истек срок давности для подачи такого заявления. Полгода назад Ханиф смог лишь добиться решения о принудительном заселении в свое жилье. Но владеет квартирой внучка. В любой момент к старику может нагрянуть зять. Поэтому уже год Олег Крушинский снимает для «дяди Ханифа» жилье и держит адрес ветерана в тайне. Он же ходит по судам, нанимает адвокатов, возит дедушку по врачам.

Огласка в СМИ и статус фронтовика помогают героям даже самых запутанных историй, но не в этом случае. Получилось, что председатель районной ячейки общества инвалидов, как и просили родственники Ситдикова, забрал «старого приживалку».

ЕАН связался с Дарьей Лысяковой, внучкой Ханифа Ситдикова. Она сообщила, что пока не закончатся все суды, не хотела бы комментировать детали истории. Дарья отметила, что позиция ее и Андрея Сорокина уже год неизменна: Ханиф сам разорвал отношения с родней и выселять его никто не собирался.

Антон Гуськов