September 7, 2020, 9:40 AM

«Как меня атаковали гомофобы, а я даже не поняла — за что»: колонка журналиста ЕАН

В Екатеринбурге сегодня должна была стартовать Ural Pride Week, в просторечии — ЛГБТ-неделя. Проект изначально не вызвал энтузиазма у многих, в первую очередь, конечно, у гомофобов. В одной из ВК-групп такого рода даже начали искать людей, которые могли бы «помешать» проведению недели. Журналистка ЕАН попробовала стать «волонтером» такого проекта, но ее быстро разоблачили, начали угрожать и оперативно перешли от слов к делу. О своих ощущениях от общения с этой публикой Анна рассказала в своей колонке.

Меня зовут Анна, фамилия Гринь. Мне 24 года, летом я закончила журфак Уральского федерального университета, поиски работы привели меня в информационное агентство «Европейско-Азиатские Новости». 

За несколько дней до начала в Екатеринбурге Ural Pride Week, или так называемой ЛГБТ-недели, коллеги предложили мне пообщаться в соцсетях с противниками этой акции. Не раскрывая своей профессиональной принадлежности.

Честно говоря, я не хотела становиться гомофобкой даже понарошку и даже по редакционному заданию, но в итоге решилась. Нам просто хотелось понять, как именно гомонегативисты, как они сами себя называют, планируют срывать Неделю гордости, которая должна была стартовать 7 сентября.

Для этого я вступила в Telegram-чат «Российского анти-ЛГБТ-движения имени Йоргена». Первое время мне казалось, что его участники обсуждают лишь повседневные вещи: работу, домашние задания, перекидываются стикерами с единственной, как мне показалось, участницей движения Аней. Я спросила пару раз, что именно они будут делать в Екатеринбурге, и в общем-то редко общалась с ними. 

В первый же день в личные сообщения ко мне пришел молодой человек и пытался узнать, «крыса» я или нет. Коллеги помогли мне выстроить с ним адекватный диалог. В этот же вечер я получила просьбу пройти опрос на тему «Как вы относитесь к ЛГБТ?». За неделю в чате мне предложили пройти два таких опроса, и я пережила одну чистку от крыс и неактивных пользователей, после которой число участников чата снизилось со 130 до 90 человек. 

Через пару дней меня попросили прислать фото, чтобы деанонимизировать и убедиться, что я девушка. Тогда же и начались первые проблемы: попросили дать ссылку на профиль «ВКонтакте», чтобы меня добавили в основной чат, и именно оттуда я могла узнавать, какие именно акции гомонегативисты планируют устраивать в Екатеринбурге. Я попыталась вписаться туда со странички другого журналиста, но легенде «я давно потеряла доступ к своему основному аккаунту, поэтому сижу с запасного» не сильно поверили. 

В воскресенье, 6 сентября, ко мне в личку пришел сам лидер движения Йорген Крофт, который до этого игнорировал все мои вопросы на тему обращений, которые он пишет в правоохранительные органы про Неделю гордости.

В этом месте проще приводить его прямые цитаты.

«Твоё поведение и то что мы нашли, указывает на ряд крайне и крайне сомнительных вещей. У нас ведь в движении работают люди далеко не глупые. И мы уже знаем многое, что нам следовало бы о тебе узнать. И все эти факты, крайне и крайне неблагоприятны для тебя». (орфография и пунктуация сохранены).

«Наше движение не просто делает мемы, мы крайне реакционны. Вечером жди гостей в лице наших людей. Скоро все узнают о том какая ты лесбуха, которая … с каждой, принимает наркотики и является ВИЧ инфицированной. Узнают об этом всё», — пообещал мне «лидер».

 УрГЭУ решил бороться с геями: «Следили, следим и будем следить за студентами!» 

«Ты не переживай. Ведь и в университет позвоним тоже. Письмом не обойдётся всё. Сделаем всё, чтобы тебя отчислили по статье».

«Пропаганда гомосексуализма в стенах университета, да ещё и в отношение несовершеннолетних.... М... Какой же непопадос...Теперь ведь на беседу вызовут... Мы звонить будем им... Рассказывать о том как ты подвергаешь пропаганде малолетних девочек с 1 курса.... Печальный исход тебя ждёт от обучения в университете...» — заключил мой непрошеный собеседник.

Стоит отметить, что университет я уже закончила. Но они все равно написали ректору директору Уральского гуманитарного института (УрФУ) Эльвире Сыманюк от лица некоего родительского комитета с просьбой со мной «разобраться».

После объяснений о том, что я журналист и выполняла редакционное задание, они начали давить на то, что «прикроют» и мое издание. Однако, несмотря на то что у него была возможность пообщаться по телефону с директором издания и узнать все у нее, он все равно продолжил давить на меня.

В это же время его сообщники написали моим друзьям «ВКонтакте», что я занимаюсь ЛГБТ-пропагандой среди несовершеннолетних.

Я попросила помощи у знакомого сотрудника полиции, который позвонил из моего профиля им в Telegram и объяснил, что за клевету они могут попасть под статью УК. Поразмыслив, они пообещали больше не писать мне, хотя не верится, что я не столкнусь с ними в жизни еще раз.

Какие выводы из этого я сделала лично для себя? В первую очередь, что грустно жить без друга в погонах. Второе — возможность быть избитой, оказывается, пугает меня не так сильно, как возможность лишиться любимого компьютера. Третье — я теперь еще сильнее сочувствую ЛГБТ-людям, которые реально сталкиваются с травлей каждый день, и совсем перестала понимать гомофобов.

 


Комментировать