May 25, 2020, 8:13 AM

Керала - Уралмаш: известный екатеринбуржец рассказал о возвращении из Индии и жизни в обсервации

Компания Royal Flight вернула из Индии 41 екатеринбуржца из Тривандрума и Калькутты. Известный на Урале медиаменеджер Сергей Очинян сейчас находится в гостинице на Уралмаше в вынужденной изоляции с женой и дочерью. Сергей рассказал о непростом пути на Родину и пребывании в гостинице.

"Эвакуационный перелет из индийского Тривандрума срывался дважды, второй отказ объяснили новым порядком вывоза россиян. Застрявшие в Индии екатеринбуржцы, пакуя чемоданы, уже ничего не загадывали. Было неясно, учтут ли деньги за несостоявшиеся рейсы, к тому же появились новости о приближении суперциклона Amphan.

Был другой вариант — лететь из штата Гоа

Физически доехать до штата Гоа из Кералы было можно. На блокпостах можно было предъявлять бумагу, в которой консульство просит пропустить гражданина своей страны к аэропорту для вылета. Наши знакомые сорвались автобусом на самолет, который летел из Гоа до Екатеринбурга и Уфы. Но после вышло постановление штата о том, что в транспортном средстве могут находиться два человека, кроме водителя, а нас трое. 

Да и дорога в Гоа занимает 29 часов, в гостиницы и в дома не пускают, можно по шее получить. Люди куковали по 9 часов у аэропорта. Путь до Гоа для туристов - эдакий танец с саблями. При этом когда грузишься в самолет, тебя может не оказаться в списках, может быть просроченная виза, сбой в системе — были случаи, что люди не попадали на борт.

Ураган был страшным. Полет — спокойным

Нас напугал ураган, мы нервничали во время погрузки: он накрыл Калькутту, куда мы должны были лететь. В самолете была тишь да гладь, один раз только попросили пристегнуться. 

Страшно было ночью накануне посадки в самолет. Край циклона дотянулся до Кералы, был невероятной силы шквалистый ветер, непривычный даже для береговых жителей океана. Пальмы били ветками по крышам, окнам, ставни ходили ходуном. Я лежал в метре от окна, но и на меня лилась вода. Я закрыл окна, чего мы не делали полгода. 

В Керале все попереворачивало: оборвались провода, поломались пальмы. А мы садились в самолет.

 «Идет суперциклон»: уральцы пытаются успеть на последний борт из Индии на родинуБыло очень много ненужных опросников и анкет.

Я очень благодарен всем причастным службам и понимаю, что перекосы могут быть в экстремальных ситуациях, но были и разочаровывающие моменты. Когда мы вылетали, то заполняли прорву всевозможных анкет, опросников, мы регистрировались на каждом из 50 сайтов. Когда выяснилось, что мы летим, мы заполнили еще кучу анкет. Половина этих анкет осталась на руках никому не нужной. Притом что нас в самолете торопили, чтобы мы быстрее заполняли. По прилете сотрудники правоохранительных органов выдали нам постановление о том, что нельзя нарушать режим изоляции, мы оставляем заполненные анкеты, а нам говорят, мол, забирайте, это нам не нужно.  

Отдельно запрашивали наши размеры одежды, размер одежды ребенка. Мы порадовались, как прекрасно, все указали. Прилетели сюда, размеры другие, у ребенка нет одежды вообще.

Ручная кладь осталась у нас на руках, багаж забрали. Почему это сделали - непонятно. 

По факту ничего страшного, эмоционально - тяжело

Мы летели много часов, не спали, заходим в зал прилета, а нас встречают более десяти вооруженных представителей правопорядка, в кобурах - пистолеты. Я понимаю, что мне нужно на выход, понимаю, куда мне идти, у меня тележка в руках. 

Я немного отклонился от этой идеальной дуги от выхода из зала прилета до аэропорта, ко мне сразу же подошли два вооруженных человека и говорят, куда мне идти. Будто я сделал шаг влево, шаг вправо. Не сомневаюсь в профессионализме этих парней. Сомневаюсь в профессионализме того, кто их туда прислал.

Неужто один человек с оружием не справился бы с такой группой? 

Москвичи — по домам, мы — в обсерватор

Нахождение в воздухе было где-то 10 часов, но всего мы в дороге провели все 20. Полет был доступен для всех регионов — для всех граждан РФ, не как обычно. Был Омск, Москва, Питер. Мы сошли в Екатеринбурге и поехали в обсерватор, все остальные полетели в Москву. Москвичей отправили по домам. 

После тропиков было холодно: в самолете врубили кондиционер, как в последний раз, люди заворачивались в пледы. В Екатеринбурге у всех эти пледы забрали: на улице +7 градусов, на улице дождь. Нам и сейчас прохладно, но есть чайник и горячая вода, греемся в душе.

Кормят нормально. Свободного места мало

Мы люди без претензий и понимаем: даже если бы мы в анкетах написали, что мы вегетарианцы, солнцееды, сыроеды, — эта информация бы никуда не дошла: есть разрыв между ее сбором и реакцией. Мы с женой выбрали вегетарианский стол, хотя в полной мере вегетарианцами не являемся, ребенку заказали обычный.

В целом все хорошо, но бывают наивные моменты: вегетарианцам несут макароны без сосиски, а остальным — макароны с сосиской. 

Когда мы приехали, в гостинице не было горячей воды, ее дали на следующий день. Не было чайника, мы попросили, его дали. Номера маленькие, мы живем втроем на 12 кв. м: на них стол, тумба, телевизор, две кровати, шкаф и раскладушка, которую мы убираем. Свободного места получается 6 м на 1 м. Если смотреть вперед — то мы видим березовую рощу, опускаешь глаз — строительная свалка. Рядом кладбище. 

 Москвичи и питерцы, которые возвращаются из Индии, боятся лететь через Екатеринбург

Там было лучше, но вернуться было необходимо

Каждый год в апреле-мае мы летим в Россию, в ноябре — назад в Индию. Если брать ситуацию «здесь и сейчас» — лучше было бы остаться. Там у меня дом, участок, я могу ходить на прогулки. Полиция не обращала внимания, когда мы ночью выходили маленькими группами, с масками, прогуляться по джунглям — не по общественным местам. Однако я рад, что вернулся, и благодарен всем причастным.  

 Беседовала Александра Аксенова

Источник фото: Читатель ЕАН, Facebook.com Сергей Очинян
Комментировать