February 20, 2021, 7:24 AM
Сергей Беляев

Кто такие старцы, и как они влияют на верующих: интервью с представителем церковного суда отцом Петром Мангилевым

Отлученный от Церкви бывший схиигумен Сергий (Николай Романов) на протяжении многих лет имел среди верующих репутацию «старца», экзорциста и «чудотворца». В связи с чем перечисленные понятия смешались на фоне общей повестки, связанной с бывшим схиигуменом. Да и сам Романов неоднократно называл себя «духовным чадом» архимандрита Кирилла (Павлова), который также известен в православной среде как старец (кроме того, он являлся духовником трех патриархов РПЦ). О том, кем в действительности являются старцы и какое влияние они оказывают на верующих, ЕАН рассказал член церковного суда Екатеринбургской епархии, проректор по научной работе Екатеринбургской духовной семинарии протоиерей Петр Мангилев.

— Отец Петр, как возникло старчество?

— Изначально старцы в православной традиции — это были монахи, которые принимали на исповедь, вели духовные беседы и давали наставления.

— То есть изначально они выступали в качестве духовников?

— Совершенно верно. Это служение выросло из духовного руководства, когда молодые люди вступали в монастыри и постригались в монахи, их приставляли к более опытному монаху, который должен руководить его духовным становлением. 

Монашество, как и любая наука, постигается при помощи учителя, и кто-то старший более опытный освоивший эту науку помогает человеку войти в нее потому, что самостоятельное изучение даже светских наук может приводить к перекосам и неправильному пониманию. В тоже время мы знаем многочисленные примеры, когда за духовным окормлением к опытным монахам прибегали также миряне. Об этом нам известно из истории Киево-Печерского, Троице-Сергиева и других монастырей. В обители за духовными наставлениями, за утешением всегда приходили люди. Духовные запросы у людей и сейчас есть и раньше были. Спрос на духовную литературу всегда был. Разного рода учительные, аскетические тексты довольно большими тиражами издавались на Московском печатном дворе в XVII в и тиражи эти расходились. И в другие эпохи также. Спрос на духовную книгу всегда был, как была и потребность в духовном руководстве.

— Как определяли в монастырях того, кто будет старцем?

— Собор монастыря обычно решал эти вопросы. Братия монастыря постепенно проникалась доверием и уважением к тому или иному монаху. К нему прибегали за советом. Обычно старец сам избегает стремления руководить. Он воспринимает это скорее как прискорбную необходимость. Если бы было можно, так и не делал бы этого. А если человек сам стремится утвердиться в этом служении, то тут следует насторожиться.

— Резюмируя, можно сказать, что изначально под старцем подразумевался очень опытный духовник?

— Да. Изменения традиций произошли после петровских реформ, в период которых монашество пострадало, поскольку Петр I смотрел утилитарно на монастыри. Он в них видел приюты для инвалидов войны. И, конечно, если человек приходит в монастырь без призвания, то можно представить какой уровень и строй монашеской жизни в таком случае будет. Отставной солдат считал, что пришел в монастырь доживать свой век и жил на свое усмотрение.

Но с конца 18 века и в 19 веке в России началась волна возрождения монашества и в этот период появляются знаменитые русские старцы: Серафим Саровский, Василиск Сибирский, который подвизался здесь и умер в Туринске, старцы Оптиной пустыни и другие. Одновременно с этим развивались коммуникации: появилась железная дорога, улучшилась работа почтовой службы, выросла грамотность населения. Все это способствовало тому, что люди чаще контактировали со старцами, вели с ними обширную переписку. Таким образом, формировалась традиция, помогающая удовлетворить духовные запросы мирян.

 «У нас выкосило целые монастыри». Религиовед - о вере, от которой «грустно» звезде «Уральских пельменей» — То есть в 19 веке понятие старца переосмысляется?

— Может быть в определенном смысле. Как нечто большее, чем духовник. Это человек, который отвечает на духовные запросы человека, исповедует и руководит духовным становлением и духовной жизнью человека, помогает ему разобраться в себе и правильно выстроить духовную жизнь. 

— Получается, старец действует как психолог?

— Это не вполне корректное сравнение, хотя часть функций психолога духовник на себя берет. Потому что окормляемый духовником человек должен научиться быть честным с собой, поставить определенные вещи на свои места.

Психологи также решают эти проблемы, но задача старца иная — чтобы человек мог построить самостоятельные отношения с Богом. В этом заключается конечная цель служения духовника. В данном случае психологический аспект — это предварительная работа. Если мы идем к психологу, то для нас является самоцелью разобраться в себе и наладить свою обычную жизнь — не более. Это еще не есть духовное руководство. Задача духовника другая.

— Но после этого подъема наступил 20-й век и период истребления духовенства и монашества, с массовым закрытием монастырей. Что в этот период произошло со старцами?

— Действительно, в прошлом веке был достаточно трагичный период для Церкви, но в тоже время монастыри (как и храмы) сохранились и они притягивали людей, которые жаждали духовного знания. Здесь нужно понимать, что, человек, имеющий духовные устремления, не всегда мог получить от приходского священника ответы на свои вопросы. В монастырях же сохранялась традиция духовного наставничества и к таким опытным монашествующим приезжали люди. 

— Как об этих наставниках узнавали люди в то время?

—Друг от друга. Авторитет старцев в эпоху гонений только рос, их имена были на слуху у людей. И были особо уважаемые старцы — отец Кирилл Павлов, отец Николай Гурьянов, отец Иоанн Крестьянкин

— Наверное, с конца 1980-х годов с ослаблением госконтроля следовало ожидать еще одного подъема и монашества, и старчества?

— С одной стороны, после снятия запретов поток людей к старцам вырос, но нужно понимать, что любой священник физически ограничен, чтобы принимать всех людей, которые приходят с духовными вопросами. В 1990-е и 2000-е годы мы оказались в ситуации, когда запрос в обществе возник большой, а готовность Церкви ответить на него была не так велика.

После гонений сохранилось несколько монастырей, которые сохраняли монашескую традицию. Когда же открывались новые мужские и женские обители, и у людей есть истинное желание принять монашество и подвизаться в монастыре, возникал вопрос с духовным руководством.

Иногда, люди черпали представления о монашестве только из книг, не имея должного опыта. И если такой человек, начинает учить других, не пройдя самостоятельно через определенные моменты, возникают типичные искушения и непонимание каких-то основных моментов, когда это не прожито самим человеком. В таком случае возникает соблазн духовной властью, и такой человек может приносить вред и себе, и тому, кто оказался под его руководством. Происходит своего рода духовное калечение. Таким образом возникло явление, называемое младостарчеством.

 «Один и тот же набор «штатных» бесноватых»: в Екатеринбургской епархии прокомментировали «отчитки» Сергия

— Церковь обращала внимание на эту проблемы?

— Священноначалие давно занимается этим вопросом. Еще в 1990-е годы был принят ряд документов, которые обличают младостарчество, и святейший патриарх Алексий II обращал внимание на эти явления.

Надо сказать, что этот пункт был включен в курс пастырского богословия, который изучается в духовных семинариях. В нем есть тема пастырских искушений, с которыми священник сталкивается. И одно из таких искушений – искушение властью. Человек может отказаться от всего материального, но не пройти испытания властью. Священник должен сам отслеживать эти моменты, проводя испытание совести. И здесь семинаристов предостерегают, где они могут поскользнуться.

Выделяют три типа во взаимоотношении человека с духовником. Первый, когда человеку просто нужно исповедовать свой грех и он его говорит на исповеди. Вторая ситуация характерна, если человек постоянно ходит в храм и у него складываются доверительные отношения со священником. Но священник не должен злоупотреблять этим видом отношений. Он может подавать те или иные советы, и здесь возможен диалог, обсуждение каких-то вопросов, но невозможен диктат. Всегда на исповеди священник должен говорить: «Вы принимаете решение самостоятельно, вы несете за него ответственность». Священник очень аккуратно должен давать советы.

Наконец, третий тип отношений – безусловное послушание. Но эта ситуация характерна только для монастырей, когда молодой монах безоговорочно отдается под власть духовника. Это исключительный случай, когда речь идет о реальном монашеском призвании. И здесь тоже есть свои ограничения.

 Член церковного суда отец Петр Мангилев рассказал о деле схиигумена Сергия Романова — Наверное, такая профилактика хороша сейчас при развитой системе духовных семинарий, но есть отдельное поколение священников, которые были рукоположены без соответствующей подготовки в духовной школе.

— Если человек прошел семинарию, он не становится свободным от искушений. Они есть и бывают. В данном случае мы говорим о взаимоотношениях духовника и человека, который пришел за духовной помощью. Эти отношения должны быть под каким-то самоконтролем священника.

— Как церковь реагирует на младостарчество, если стало известно о таком факте?

— Профилактическая работа Церковью выработана: увещевания, беседы, исповедь духовенства. Если возникают острые ситуации на личном уровне, то естественно они подвергаются анализу и разбору. 

Не всегда дело даже в священнике. К примеру, у пастыря есть авторитет и у части прихожан это может вызвать нездоровую реакцию. Например, могут возникнуть случаи неадекватного обожания этого священника со стороны прихожан и придания словам его не того смысла и не того значения. Задача священника эту реакцию приглушать, но это не всегда получается. Священник и сам может этого до поры может не замечат, а ситуация складывается нездоровая.Поэтому разрешать такие явления необходимо аккуратно, чтобы никому не повредить. Если сравнивать с медициной, то хирургическое вмешательство бывает оправданно тогда, когда понятно, что терапевтическое лечение здесь бессильно.  «Армия схиигумена Сергия» - журналисты ЕАН выяснили, кто эти люди и чего они боятся (ВИДЕО) — Однако в истории церкви не раз можно было наблюдать случаи, когда вокруг священника образовывался кружок из неадекватных поклонников. То есть это говорит о потере контроля над ситуацией?

— Священник должен стараться пресекать болезненное поклонение, но если это воля другого человека, то пастырь порой ничего не может сделать с этим болезненным обожанием. Да бороться с этим нужно через научение вере, увещевание и прочее. Плохо, если священник пошел на поводу этого обожания и пустил ситуацию на самотек.

Даже, если это воспринимается священником, как ненормальное иногда ему просто лень это пресечь, или он не желает портить отношения с людьми. Не то чтобы он этого хотел, но те действия которые должны быть предприняты не предпринимаются : не счел важным, было некогда, еще какие-то моменты.

— Как вы сами сказали, в практике священника могут возникнуть случаи неадекватного обожания среди людей. Насколько я знаю, одной из причин этого может быть инфантилизм, когда люди перекладывают на священника решение своих проблем и ответственность. Часто ли священнику приходится сталкиваться с подобным?

— Такие моменты возникают и это даже не всегда люди инфантильные. Порой у человека возникают критические ситуации, от которых он впадает в ступор и хочет, чтобы решение было принято за него. Иногда человеку удобнее так, что им всю жизнь руководили родители. Бывает, что он просто начитался книг про такого рода «беспрекословную» духовность. Такие моменты можно наблюдать и среди неофитов.

Но нужно понимать, что старец не всегда разбирается во всех тонкостях жизни. У него своя специфика и компетентность. Он может не знать, как солить капусту, или как работает прививка от коронавируса. А человеку хочется иногда получить совет, как солить капусту или ставить или нет прививку от коронавируса.

Конечно, у священника могут быть свои взгляды и предпочтения, но это не значит, что он хорошо разбирается в этих вопросов. Далеко не со всеми вопросами, нужно обращаться к священнику. Это как в Евангелии, когда два брата пошли спросить Христа как делить наследство, и Он ответил: кто меня поставил между вами делить наследство. Священник также не поставлен делить наследство, он может лишь посоветовать поступать по совести.  Не последний штурм: как силовики громили секты в 2020 году  Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Источник фото: ЕАН, epds.ru
Комментировать