July 3, 2019, 8:24 AM

«Маленькая собачка, которая громко лает». Исследование челябинских телеграм-каналов.

Феномен политических телеграм-каналов давно вышел за пределы столицы и столичной политтусовки. В регионах активно появляются свои авторы и формируются целые сетки каналов и агрегаторов. Челябинская область — не исключение. Агентство ЕАН выяснило, что из себя представляет общественно-политический сегмент телеграма на Южном Урале.

В рамках нашего исследования мы достаточно детально изучили все каналы, которые имеют отношение к Челябинской области, и тематика которых носит преимущественно местный характер.

Из них мы выделили те каналы, которые так или иначе связаны с общественно-политической тематикой — публикуют новости, тексты и иллюстрации подобного толка или ссылки на них, и авторы которых (если они известны), имеют отношение либо к общественно-политическим медиа, либо к общественно-политической жизни как таковой в силу рода занятий. Кроме того, мы включили в число исследуемых так называемые «каналы-фейки», поскольку они — часть местного телеграм-ландшафта, и одна из его особенностей.

Итого в общей сложности мы насчитали более 60 телеграм-каналов, подавляющее большинство которых постоянно обновляется.

Аудитория

Аудитория челябинских телеграм-каналов в бОльшей своей части весьма невелика. Лидер нашего рейтинга — имеет всего чуть более 4 тысяч подписчиков. До рубежа в тысячу подписчиков добралось всего восемь каналов. 11 каналов имеют аудиторию от 500 до 1000 подписчиков, а еще 16 — от 250 до 500 подписчиков.

 «На самом деле, вся челябинская «политота» — это максимум три-четыре тысячи человек. Кто-то читает одни каналы, кто-то другие, где-то каналы перекрещиваются по аудитории. Но общие параметры именно таковы»— считает политтехнолог, директор аналитического агентства «Монитор» Алексей Ширинкин.

«Страта тех, кто реально принимает участие в политической жизни Челябинской области, очень невелика», — соглашается с коллегой политолог Андрей Лавров. — «По большому счету это професиональные политики, политические журналисты, высший слой чиновников и чиновники, занимающиеся информационно-аналитической работой, общественные активисты. В общей сложности — может быть тысяча-другая человек. Все остальные — скорее эмоциональные потребители».

Типы каналов

В челябинском телеграме, как и в федеральном, присутствуют шесть основных типов каналов.

Первый — «анонимные» каналы. Автор (или авторы) которых скрывают свои настоящие имена, благо возможности мессенджера позволяют это делать. Хотя в некоторых случаях тот, кто именно стоит за тем или иным каналом — секрет Полишинеля. Особенно — в регионах, где потоки информации и аудитория во много раз меньше.

 «Анонимы» занимают сразу четыре места в топ-10 нашего рейтинга по числу подписчиков. («ClosET», «Неюревич», «Кутикулы», «Лентач Челябинск») При этом они, по большому счету, значимый но не доминирующий сегмент челябинского телеграма.

Второй — «полуанонимы» — каналы, которые формально не отождествляются со своими авторами, но сами авторы не отрицают свое причастность.

В челябинском сегменте это, в том числе такие каналы, как «Е-область» — флагманский канал медиахолдинга «Гранада пресс», или «Город Че», который, как считается, ведет один из кандидатов в губернаторы региона Александр Лебедев.

Третий — каналы-агрегаторы (как правило, анонимные, занимающиеся перепостом содержания других каналов.

В челябинском сегменте телеграма специализированных агрегаторов немного, а хоть сколь-нибудь заметную аудиторию имеет всего один — «Челябинский fb, телега и т.д.».

Четвертый — телеграм-каналы или сетки каналов, принадлежащих отдельным СМИ или медиахолдингам.

Здесь безусловный лидер, прежде всего, по количеству каналов — тесно связанный с областными властями уже при третьем губернаторе медиахолдинг «Гранада пресс». В его сетке — более десятка каналов. Однако лишь два из них («Е-область» и «Челябинск сегодня») входят в число лидеров по аудитории, и имеют более 1000 подписчиков.

Еще один канал, лидирующий по аудитории в челябинском сегменте телеграма — канал портала 74.ру (более четырех тысяч подписчиков).

Остальные СМИ не так заметны в телеграм-пространстве. Разве что новое медиа Ural.today успело за несколько месяцев своего существования обзавестить ТГ-каналом, вошедшим в топ-10 нашего рейтинга по числу аудитории.

Пятый — авторские, неанонимные каналы, которые открыто ведут журналисты, политологи, общественные деятели и так далее.

Свои каналы есть у общественников Льва Владова и Николая Дейнеко, журналистов Павла Зорина, Андрея Трушникова и Дмитрия Моргулеса, политологов Александра Подопригоры, Андрея Лаврова, Юлии Грибовской и Александра Мельникова, начальника управления информации мэрии Челябинска Владимира Сафонова.

При этом в число безусловных лидеров по аудитории среди них входит лишь канал «Челябинский урбанист» Льва Владова, подобравшийся к отметке в три тысячи подписчиков.

 Шестой — каналы официальных органов власти. Ведутся, они, по большому счету, на птичьих правах, потому что формально телеграм до сих пор подпадает под блокировку Роскомнадзора.

В Челябинске к таким каналам относятся «Минздравствуйте» регионального Минздрава и «Дороги Челябинской области. «Миндортранс» областного Миндортранса, и «Избирком.Челябинск. Оперативно». Первый, появившийся относительно давно, набрал приличную по челябинским телеграм-меркам аудиторию в более чем 600 подписчиков.

Седьмой — каналы-фейки, созданные для имитации официальных каналов того или иного политика или просто значимой общественной фигуры. В Челябинской области есть пять подобных каналов, так или иначе отождествляющих себя с Алексеем Текслером. До этого было несколько каналов «под Бориса Дубровского»

Стоит также заметить, что в челябинском политсегменте телеграма всего лишь две «сетки» каналов, тесно связанных между собой и активно репостящих и ссылающихся друг на друга.

Безусловно доминирующей в этом сегменте является сетка все того же холдинга «Гранада пресс», которая включает в себя не только каналы подконтрольных СМИ, но и каналы включенных в орбиту холдинга политологов (Александр Мельников и Андрей Лавров).

Еще одну, небольшую (4 канала) сетку формирует все тот же Александр Лебедев. Правда, кроме канала-флагмана «Город Че» остальные аккаунты не пользуются сколь-нибудь заметной популярностью

Алексей Ширинкин

Политтехнолог, директор аналитического агентства «Монитор»

Тенденции в федеральном и челябинском сегменте телеграма довольно схожи. По большому счету, это такая маленькая собачка, которая при этом очень громко лает.

Телеграм сегодня — инструмент, который, не имея ровным счетом никакой серьезной электоральной значимости, тем не менее, определенным образом влияет на политическую реальность. Причем на этой значимости сказались именно те попытки запретить мессенджер, которые были предприняты властями. В итоге получили не просто «эффект Барбары Стрейзанд», но просто взрывной рост популярности месенджера и возникновению все новых каналов.

«Эффект Барбары Стрейзанд» социальный феномен, выражающийся в том, что попытка изъять определённую информацию из публичного доступа (цензура) приводит лишь к её более широкому распространению

Отчасти то, что происходит в телеграме, навевает воспоминания о «романтической эпохе» в интернете, связанной с имидж-бордами, расцветом «живого журнала» и «уютных бложиков» в нем, форумов и гостевых книг, расцвете слухов и сплетен на политических сайтах и так далее. Своего рода попытка ренессанса анонимности или псевдоанонимности, и, соответственно, некое ощущение свободы, безнаказанности высказываний, вовлеченности в общий процесс.

Естественно, это влияет на умонастроения персон, принимающих решения, которые сегодня сами себя загнали в ситуацию отсутствия механизмов качественной и прозрачной обратной связи. А других нормальных индикаторов — независимого парламента, независимых качественных СМИ — либо нет, либо они слабо развиты. В итоге любой лай этой маленькой собачки становится громким, и формирует самостоятельную политическую реальность, в которой важные люди все это читают, паникуют: «ой, меня критикуют, мочат», и начинают искать заказчиков, выстраивать контрмеры. На этом, собственно говоря, и играют те, кто привык всегда на этом играть.

 Серьезно говоря, наш, челябинский сегмент телеграма, крайне беден в содержательном плане. На крупнейших федеральных каналах, еще можно увидеть хоть какую-то «фабрику мысли» — серьезные, хорошо написанные, глубокие тексты, которые интересно читать. Хотя и там подобных каналов не больше десятка-другого. В Челябинске же иногда действительно интересно читать отдельные посты у трех-четырех каналов от силы. Остальное — либо мелкое покусывание кого-то, либо «потоки сознания», мусор, который забивает собой все реально значимое. 

 Я не думаю, что телеграм-каналы превратятся в своего рода «новые СМИ» или «новые медиа». Этого не будет. Скорее, каналы останутся вот такими вот «вещами в себе», для «своих». Развернутся во что-то массовое это может лишь в случае каких-то особых причин. Как тот же твиттер, с помощью которого организовывались группы протестующих во время революций «арабской весны», или приложение Zello, которым пользовались дальнобойщики во время акций против системы «Платон».

Андрей Лавров

Политолог, автор телеграм-канала «О политике и не только»

Российский политсегмент телеграма — штука очень специфическая, возникшая сравнительно недавно. Ее резкая экспансия во многом накручена скандалом вокруг мессенджера. Ну и, конечно, сформированный телеграм-каналами стереотип о «вовлеченности», «причастности» к какому-то «тайному знанию», словно хрущевские «закрытые» письма по партии, о содержании которых, тем не менее, все узнавали очень быстро.

В Челябинске тоже есть люди, которые включились в эту историю, и, по сути, создали челябинский политический телеграм как своего рода филиал «федералов». С другой стороны, есть те, кто пришел в телеграм, в политический его сегмент из других течений, прежде всего экологические и общественные активисты.

 Значимость телеграм-каналов (а сегодня это явление имеет достаточно серьезный вес в политических раскладах), зависит не столько от количества подписчиков, сколько от качества аудитории. В этом плане у какого-то автора может быть, грубо говоря, пара сотен подписчиков, но он будет значимее для политики, чем кто-то вещающий на «массовку».

Более того, это ощущение свободы в телеграме в итоге, возможность как бы спокойно высказывать и забрасывать слухи и сплетни, создает огромную, и отчасти благодатную работу по просеиванию всего того, что понаписано. Благо и написанием, и просеиванием занимаются, в общем-то ровно те же, кто создавал «индустрию слухов» в российских СМИ лет десять назад — чиновники, журналисты и политтехнологи. И сегодняшний телеграм — серьезное средство прежде всего не для создания, а для уничтожения чьей-то репутации. Именно в силу заявленной анонимности авторов.

Я не думаю, что телеграм станет чем-то бОльшим, чем сейчас. Более того, думаю, что ему осталось лет пять, не более. Затем на смену придет что-то еще. Как это собственно, и случалось раньше — на смену Фидонету пришел интернет, на смену «Живому журналу» - соцсети, на смену соцсетям — телеграм…

 Просто каждый новый виток спирали будет все быстрее...

 ИТОГО:

Дмитрий Моргулес.

 Фото: правдаУРФО, Ярослав Наумков

Комментировать