December 29, 2018, 3:03 AM

«Меня зовут Френсис»: Юлия Савиновских совершила камингаут

Жительница Екатеринбурга, со скандалом лишенная приемных детей после того, как органы опеки обвинили ее в психическом расстройстве (она удалила грудь и вела блог от имени трансгендера), призналась в том, что она трансгендер. Исповедь Савиновских опубликовал The Insider. В публикации Юлия признается, что на самом деле ее стоит называть Френсис.

Екатеринбурженка говорит, что избегала вопросов о своей трансгендерности, пока шли суды, чтобы сохранить детей. По ее словам, многие журналисты были в курсе, но хранили тайну. Она также сообщает, что знали об этом и чиновники. Для них, по словам Юлии, суть проблемы была в том, что история получила огласку.

«Некоторые люди, занимающие высокие должности, говорили мне: если ты не будешь нигде размахивать полосатым флагом, если ты не будешь слово на букву т произносить, мы поможем тебе вернуть детей. Отсюда недомолвки, потому что, с одной стороны, врать я не умею и не хочу, а с другой стороны — на чаше весов две маленькие жизни, никому, кроме нас, нахрен не нужные. Все были в курсе с самого начала — те, кто пытался помочь, были проинформированы о том, кто я, сразу и полностью — и Ройзман, и Мерзлякова, и Оксана Пушкина, которая в конце концов оказалась гомофобом», - говорит Савиновских.

Сейчас Юлия уехала из России в Испанию и на новом месте встретила абсолютное понимание у чиновников. Она намерена открыто писать о жизни семьи, в составе которой есть трансгендер.

«В глазах тех, кто забрал у меня детей, я мужик и мой муж — мужик, поэтому мы не можем воспитывать детей. Теперь я собираюсь сделать свою жизнь максимально открытой — от заката и до рассвета, чтобы люди видели, что у меня копыта не отрастают, что я детей утром кормлю овсянкой, а не трансовсянкой и что у нас обед, а не гей-обед. Что я уважительно отношусь к детям, как любые другие родители, объясняю им, как устроен мир, отвечаю на вопросы о том, почему на море волны, а луна все время разной формы, о личных границах, о взаимоуважении, терпимости — языком, понятным ребенку. За слова «терпимость», «толерантность» ко мне обязательно прицепятся...» - говорит Савиновских.

Заключает свой монолог Юлия – Френсис словами любви к мужу и уверенности в счастливом будущем ее семьи: «И я уверен полностью, на 100%, что он думает и чувствует точно так же, полное доверие, полное уважение. Я не говорю, что у нас прямо жизнь манная каша без комочков. Нужно иногда останавливаться и думать и просто пинать себя. Любовь — победит».