August 12, 2019, 10:32 AM

«Мне уже сказали, что брать в колонию»: медика из Новой Ляли судят за попытку облегчить страдания больного

На Среднем Урале завтра состоится суд над единственным гинекологом Новой Ляли Олегом Баскаковым. Врач решил дать 74-летней пациентке, которая мучилась от жуткой боли, сильнодействующие лекарства из личной аптечки. Теперь мужчину обвиняют по статьям УК «Незаконный оборот сильнодействующих веществ в целях сбыта» и «Незаконный сбыт наркотических средств». 

В разговоре с журналистом ЕАН Олег Баскаков говорит, что он в шоке от происходящего. 

«Да, я действительно нарушил регламент, когда выдал пациентке эти лекарства, за это меня можно было бы оштрафовать. Но о каком сбыте наркотических веществ может идти речь?» - удивляется врач.

Инцидент, из-за которого началось судебное разбирательство, произошел еще в марте. Тяжелую пациентку привезли в больницу с выпавшей маткой – в таком состоянии пожилая женщина ходила достаточно давно. У нее образовались язвы, они прилипали к памперсу, кровоточили и причиняли боль. До этого ее возили в больницу Серова, но операцию делать отказались – побоялись, что не переживет наркоз. Помимо этого, пациентка страдала возрастной деменцией и плохо отражала действительность. Медсестры рассказали врачу, что она не спит уже двое суток, и он захотел облегчить ее страдания.

 «Если врач заболел – нам некем его заменить»: глава Туринска рассказал, почему умирает его единственная больница 

Баскаков решил дать женщине обезболивающий «Трамадол» и успокаивающий «Сибазол», которые еще недавно продавались без рецепта, а теперь относятся к сильнодействующим и наркотическим препаратам. Чтобы назначить их пациенту, нужно было соблюсти регламент: сделать соответствующую запись в карте пациента, известить старшую медсестру, которая заведует сейфом с подотчетными препаратами, составить протокол. 

 Поскольку был уже вечер, гинеколог вспомнил, что такие лекарства есть у него в личной аптечке – остались от недавно умершей матери. Баскаков решил дать их пациентке – тем более что живет он тут же, в больнице, приехал в 2017 году по приглашению на работу с обещанием служебного жилья, но квартиры так не дождался.

Он передал ампулы медсестре из отделения, а ту по дороге перехватила старшая медсестра, отобрала лекарства и сказала, что это нарушение и она будет жаловаться. Баскаков считает, что она так поступила из личной неприязни – они неоднократно конфликтовали. А уже через два дня к нему пришли с обыском, нашли еще одну ампулу «Трамадола» и завели уголовное дело.

 Свердловчанин получил 8 лет за чужую посылку из Германии 

«Отнеслись, как к преступнику: схватили, обыскивали, допрашивали, отпечатки пальцев снимали. А местный адвокат и вовсе предлагала признать вину по всем статьям и рассказывала, что в ИК-54 здесь, в Новой Ляле, день идет за полтора. Рекомендовала, что взять с собой в колонию. Я после таких советов вообще впал в депрессию. Выяснилось, что за «Трамадол» мне могут дать 4 года, а за «Сибазол» - 8 лет тюрьмы. Я вообще думал, что наоборот – «Трамадол» более сильнодействующий препарат, а «Сибазол» - это обычный «Реланиум». Но по закону вот так», - говорит медик.

Сегодня в больнице работает съемочная группа телекомпании НТВ, журналисты общаются с коллективом клиники.

«Никто из знакомых врачей не верил, что за такое могут возбудить уголовное дело, думали, это шутка. Многие говорили, что это обычная практика, когда лекарства остаются, их же не сдают обратно в аптеку – и многие люди при необходимости отдают их тем, кому они нужнее. Особенно если речь идет об умирающем человеке. Почему меня решили обвинить в сбыте, я не знаю. Может быть, кому-то надо поставить галочку - вот какого наркобарона разоблачили!» - говорит Олег Баскаков.

 «Все схватились за голову»: Евгений Ройзман прокомментировал запрет на ввоз импортных лекарств в Россию

Суд по делу уже должен был состояться, но судья взяла самоотвод. 

«Она оказалась снохой женщины, которая привезла бабушку в больницу. Уж не знаю, почему ей это помешало рассматривать дело, но факт есть факт. Кстати, родственники пациентки никаких претензий ко мне не предъявляют. Они вообще молчат и ни с кем не хотят общаться, в том числе с журналистами. Так же как и многие коллеги по больнице и представители местной администрации, куда я обращался, – все, как страусы, спрятали голову в песок. А представители органов открыто грозили тюрьмой и даже хотели выселить меня из больницы», - рассказывает врач.

Помогла только уполномоченный по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова. 

 «Она прислала адвокатов из команды известного в Екатеринбурге адвоката Сергея Колосовского. Очень умные ребята, оказывают большую поддержку. Очень надеюсь на них. Также за меня вступились коллеги на сайте «Врачи.РФ». А в нашем городе, повторюсь, поддержку мне никто не оказывал», - говорит Олег Баскаков.

Удастся ли врачу при поддержке профессионального сообщества и екатеринбургских адвокатов избежать реального срока наказания, станет известно уже завтра после завершения заседания городского суда Новой Ляли. 

ЕАН продолжит следить за развитием событий.

Мария Трускова

Фото: pixabay.com