April 22, 2019, 1:53 PM

Мнение Дмитрия Моргулеса. Девушка Саша и челябинские саммиты

— Здравствуйте!, — девушка с широкой улыбкой и волосами, раскрашенными наполовину в кислотный зеленый и такой же кислотный аналог красного цвета, протянула мне руку. Но — левую. Я даже не сразу понял, почему. Но руку, тоже левую, в ответ протянул. И мою кисть сжало несильное, но уверенное механическое давление.

У Саши (так зовут девушку), нет левой руки выше локтя. Но то, что она протянула мне для рукопожатия протез, я понял не сразу. Протез — полностью российская разработка. И она удивительная — последние версии позволяют сжимать и разжимать не только кисть целиком, но и весьма точно двигать отдельными пальцами. Плюс — косметическая оболочка, что так удачно скрывает как минимум от невнимательного взгляда то, что перед тобой человек, как сейчас принято говорить, с ограниченными возможностями здоровья.

— Он, конечно, довольно дорогой, — рассказывала Саша. — Мой стоит 350 тысяч рублей, плюс, если это ребенок, то протезы надо менять довольно часто, по мере роста организма. Но подбор, установка и замены протезов проводят бесплатно (видимо, за счет ФОМС).

Стенд с макетами протезов рук, за которым стояла Саша — один из десяти, что составили выставку, приуроченную к приезду в Челябинск всероссийской акции «Добропоезд-2019», устроенной при поддержке РЖД Добровольным физкультурным союзом во главе с прославленной фигуристкой Ириной Слуцкой. Как сказано на сайте проекта, он «направлен на улучшение условий жизнедеятельности и жизнеобеспечения людей с особенностями физического и интеллектуального развития». Кроме стенда с протезами, посетителям были представлены весьма крутые коляски и даже средства автоматической связи. Например, коляски с автобусом городского транспорта, который, по идее (если модель автобуса современная, низкопольная), должен спустить для инвалида автоматический пандус.

Форум «Добропоезд-2019», частью которого была и выставка, прошел в минувшую субботу. Правда, не обошлось без пикантных, и, увы, столь привычных для Челябинска, мелких, но неприятных казусов.

Так, изначально площадкой для проведения акции должен быть стать ЮурГУ, а точнее — его корпус «Сигма». Те, кто постарше, знают это здание как некогда столовую ЧПИ, а в 90-е и 2000-е — клуб «Три поросенка». Вот только в последний момент все мероприятие перенесли в главный корпус медицинского университета. Все просто — ни один колясочник просто не сможет попасть в эту “Сигму”. Кроме двухсторонней лестницы ступеней так в 25 никаких путей к входной двери нет. Подъемника нет, пандуса нет, нет даже захудаленьких рельс, приваренных к весьма крутой лестнице. Стыдоба, конечно. Особенно для самого богатого вуза региона.

В этом смысле медицинский вуз, конечно, выглядел предпочтительнее. Здесь и сам вход оборудован пандусом, и все двери обклеены по периметру желтой изолентой, на стеклах — желтые же круги, есть системы оповещения, рассчитанные на слабослышащих, есть таблички со шрифтом Брайля для незрячих. Но и тут конфуз — выставка-то разместилась в холле на первом этаже, а вот путь на второй этаж, к актовому залу вуза, оказался, мягко говоря, трудно преодолимым — даже положенные рельсы не помогли — столь крутой был угол лестницы. И одного из гостей форума закатывали наверх впятером…

Конечно, отчасти это связано с тем, что и корпус «Сигма», и главный корпус медуниверситета были построены в советские времена, когда само наличие инвалидов, не то, что отрицалось, но все же и среда обитания не рассчитывалась на их постоянное присутствие в обществе. Но практика показывает, что с тех времен ничего не изменилось. И дело не в государстве и не в идеологии, а скорее, в самом обществе. Самих людях. Нас с вами.

Два года назад, когда я работал главным редактором в совсем другом издании, мы сделали очень простую вещь. Корреспондент отправилась в компании трех инвалидов (одного колясочника, одного слепого и одного, пострадавшего от огнестрельного ранения, чудом сохранившего собственные ноги, но ходившего с большим трудом) по простейшему маршруту: по проспекту Ленина от улицы Володарского до улицы Энтузиастов и обратно. Подробно изучая по пути каждую входную дверь и входную группу на предмет безбарьерности среды, ее доступности для инвалидов. Лишь одна из более чем 50 входных дверей более-менее полностью соответствовала всем нормативам. И это был автоматический офис Сбербанка. В бОльшую же часть дверей Люди с ограниченными возможностями войти не смогут. Да что войти — даже добраться до нее. Кстати, одним из тех, кто «отличился» в рамках подготовки того материала, был еще один университет — аграрный.

Я вот к чему. Безбарьерность стала, по сути, стандартом для любого нормального города. Особенно для тех, кто хочет принимать у себя какие-то значимые события — Олимпиады, саммиты, выставки уровня EXPO и тому подобное. Причем действуют организаторы по старому доброму армейскому принципу «не можешь — научим, не хочешь — заставим». Все требования жестко прописываются организаторами еще на стадии подготовки заявочной книги. После чего самым придирчивым образом работают проверяющие комиссии. И это работает! Посмотрите, как преобразился, например, Сочи, в рамках подготовки к Олимпиаде и Паралимпиаде.

Я не знаю, сколь жестки требования к местам проведения саммитов стран ШОС и БРИКС. В отличие от EXPO и Олимпиад, это все-таки куда менее массовые мероприятия, рассчитанные, на самом деле, не на многотысячные толпы туристов, а на узкую когорту глав государств, их свит и прочей челяди.

Материал, сделанный два года назад корреспондентом, удался. Да настолько, что стал победителем конкурса ОНФ «Правда и справедливость». Корреспондент получил большой денежный приз.

Только вот с тех пор ничегошеньки не поменялось. Вчера специально прошелся тем же маршрутом. Все ровно так же. Даже хуже.

Из нововведений — схема входа в аграрный университет для инвалидов, установленная рядом с лестницей главного корпуса. Она издевательски предлагает обделенным здоровьем людям сделать кружок вокруг вуза, пройти через ворота со шлагбаумом, затем по «внутренностям» заднего двора, и наконец найти запасный, задний вход в институт. Позорище. Впрочем, судя по особенностям работы гардероба и туалетов в главном корпусе, которые ЕАН недавно описывал, в аграрном вузе много чего делается через задний проход...

И дело не в затратах на доступность среды — они, на самом деле, по бОльшей части невелики. Но в состоянии общества. Иными словами — в нас самих.

Это Челябинск, год 2019-й. Ребята, какие вам саммиты? Для начала научитесь плитку и бордюры ровно укладывать.

Дмитрий Моргулес