February 8, 2019, 10:30 AM

Мнение Дмитрия Моргулеса: неуловимый губернатор Джо

Как известно, главное политическое событие в Челябинской области в наступившем году — осенние выборы губернатора. И, казалось бы, действительно, что может быть важнее. Но — не спешите, не все так просто.

Нынешний глава региона Борис Дубровский, победивший пять лет назад с фантастическими 86% голосов (правда, в борьбе со специально подобранными соперниками-«техниками»), - губернатор со своими достоинствами и недостатками. И, как водится, одни проистекают из других, и наоборот. 

Одним из недостатков Бориса Дубровского оказалось его нежелание становиться политиком в полном смысле этого слова, его неуклюжесть в публичном пространстве. В итоге сегодня он, возможно, самый непопулярный глава региона в чуть более чем четвертьвековой истории губернаторства в Челябинской области.

Открытых цифр социологи не публикуют, но дело настолько серьезное, что, даже устраивая очень многих «наверху», Борис Дубровский, публично заявивший о своей готовности продолжать работу в нынешнем качестве, пока так и не добился публичного одобрения этого на уровне первого лица государства.

И именно это - разрешат или не разрешат «продолжение банкета» - и является главной политической интригой Южного Урала в этом году. Само по себе голосование избирателей такой интригой не считается. Все решается достаточно просто и технично: любых мало-мальски опасных соперников задерживают на уровне муниципального фильтра, а там — «нравится, не нравится — спи, моя красавица». Прошлогодний печальный опыт Приморья и прочих Владимирских областей с Хакасиями в Челябинской области всерьез не воспринимается. Обработка металлов давлением, знаете ли.

Разумеется, вокруг «разрешили — не разрешили» в челябинской околополитической тусовке развели разговоров. В том числе о том, кто бы мог возглавить область вместо Бориса Дубровского. И каких только фамилий и шорт-листов, каких только кандидатур и списков на кастинг в администрации президента не оглашали те, кого принято в таких случаях называть слухмейкерами.

Тем не менее, просеяв эту воду сквозь сито, можно выделить четыре-пять фамилий, которые вроде и на слуху, и при определенном статусе, и с хорошей репутацией и популярностью в региональной политической элите. Словом, тех, про кого считают, что «могли бы» и кто «в целом всех устраивает».

Так получилось, что за последние несколько месяцев мне удалось лично и достаточно неформально пообщаться как минимум с четырьмя из этих «кандидатов на смену». Фамилии называть не буду — зачем людей подставлять. Да и важно другое — их практически одинаковая реакция на разговоры вокруг себя в качестве «потенциального губернатора».

Реакция эта… Ну не то чтобы прям шарахались, словно черт от ладана, но… Все почти идентично, пусть и с личностными нюансами. Для начала, все попытки заговорить об этом, даже шуточные, тут же переводятся в улыбку и ответную попытку пошутить. Но — с легкой нервинкой. Затем — глубокий вдох, фраза «А если серьезно...» И далее — разные, короткие и длинные, эмоциональные и не очень, но попытки объяснить, что «Ты пойми, Дима, мне вот это ну совершенно (нафиг, еще чуть более крепкие выражения) не нужно. Зачем? У меня все и так в целом хорошо. А тут...»

И ведь правда - зачем? У всех моих собеседников, повторюсь, есть серьезный (кое у кого — федеральный) политический статус, узнаваемость и хорошие отношения в федеральной же политической тусовке и даже элите, вполне себе приличный (и главное, официальный) материальный достаток, а кое у кого — и вовсе редкая, но возможность общения с первым лицом государства. И они точно не хотят ничего этого терять.

А губернаторство, пусть даже в родной и по-прежнему любимой и дорогой сердцу области — ну не то чтобы опала. Но точно не более высокий этаж социального лифта. Скорее, аналог сизифова труда, причем в авгиевых конюшнях.

Почему так? Да потому, что сегодня губернатор любого региона — должность, похожая на участкового в полиции.

Обязанностей— не сосчитать. Что у губернатора, который формально отвечает за все, что происходит у него в области. Что у участкового, который как бы ответственен за свою «землю» (участковый — самая загруженная специальность в полиции, как-то мне показывали официальный список обязанностей — там физически времени не хватает, чтобы все это хотя бы запомнить, не то что еще и выполнить). 

Ответственности — море, причем выпороть могут со всех сторон и в любой момент. Что участкового — прямое начальство по линии, начальство по райотделу, инспектора и служба собственной безопасности, прокурорские, да кто угодно. 

Что губернатора — многочисленные и разнообразные «федералы», от министров правительства до какой-нибудь местного управления какого-нибудь надзора. А еще — не менее многочисленные «силовики». А еще — администрация президента, во всех ее многочисленных ипостасях (управлениях-департаментах-кураторах). А еще — не дай боже получить антипатию кого-нибудь из влиятельных руководителей главных госкорпораций...

Ресурсов на выполнение поставленных задач практически нет. Что у губернатора — либо «денег нет, но вы держитесь», либо «на условиях софинансирования», либо надо ну о-о-очень попросить (умело попросить). Плюс межбюджетная политика, что выжимает все ресурсы из регионов наверх, а затем, так и быть, что-то вернут в виде благосклонности с «барского плеча». Что у участкового — обеспеченность низовых подразделений сейчас конечно, получше, чем в 90-е годы, но все равно не самая лучшая.

Перспективы сделать реально большую карьеру — туманные. У губернаторов, кстати, шансов больше — дефицит качественных управленцев на самом высоком уровне таков, что самых сильных замечают и поднимают. Что до участкового — генералом вряд ли станет. Скорее, уйдет на пенсию майором или подполковником. Ну если станет вообще служить все положенные до пенсии годы.

А теперь угадайте, в какой службе у полиции, как правило, самая большая текучка кадров и самый большой некомплект? Правильно, у участковых. Так чего же удивляться, что так трудно найти тех, кто хотел бы стать губернатором в сегодняшних реалиях этой непростой и на самом деле ключевой профессии? 

Конечно, бывают исключения, как и в любом правиле. Но — лишь это правило подтверждающие. Потому что порой в главы региона рвутся либо те, кто не понимает, что его ждет, либо те, кого к этому посту нельзя подпускать на дальность выстрела межконтинентальной баллистической ракеты.

Поэтому один из главных козырей Бориса Дубровского в его развилке «оставят — не оставят» — вовсе не его стремление продолжить начатые им дела, а отсутствие реально желающих сменить его на этом нелегком посту. А сама должность губернатора напоминает старый анекдот про «неуловимого Джо», которого никто ловит, потому что он нафиг никому не нужен.

Когда-то один из ведущих политконсультантов страны, челябинец Евгений Минченко, написал книгу «Как стать и остаться губернатором». Вполне возможно, что сегодня у федерального истеблишмента было бы популярно издание с названием «Как не стать или стать, но не остаться губернатором надолго».

Ну я так думаю…

Фото: Алексей Колчин для ЕАН, gubernator74.ru