September 8, 2020, 12:20 PM
Игорь Чукреев

«Мои избиратели — 11 депутатов, остальные мне не интересны»: свердловчане объяснили, зачем им избранный мэр

За два месяца свердловчане собрали 14 тыс. подписей в поддержку возврата прямых выборов мэров. На деле даже больше — пока посчитан лишь Екатеринбург. Те, что собирались в остальных муниципалитетах, сейчас свозятся в штаб. Журналист ЕАН вместе с активистами «Народной инициативы» выехал за пределы областного центра, чтобы посмотреть, есть ли политика за пределами Екатеринбурга. Зачем людям избранный мэр, почему население не против, если он будет воровать так же, как и назначенец, и чего от ждут взамен — в нашем репортаже.

В путь мы выдвигаемся с председателем инициативной группы, депутатом екатеринбургской думы Андреем Пирожковым и одним из ее неформальных лидеров Владиславом Постниковым. Наша цель — объехать Белоярский район и собрать подписные листы от активистов. Депутатов, предпринимателей, общественников, председателей кооперативов — идея возврата прямых выборов мэров, как выяснилось, объединила самых разных людей.

В дороге коротаем время, обсуждая завершающуюся кампанию. Что подписей собрали, как и планировали, достаточно — почти 15 тыс. Что в четверг ребята пойдут их сдавать в Заксобрание. 

Cдачу подписей решено провести как перформанс: члены группы с коробками в руках пройдут в здание парламента через специально установленную открытую дверь.

Говорим и про несовершенство законодательства.

«Первая тысяча подписей, ну чуть меньше — то, что собирали в первые две недели, — уже может считаться недействительной. По закону: да, нам выдали регистрационное свидетельство, что мы можем их собирать, но действительными считаются лишь те, которые собирались после публикации законопроекта в «Областной газете», а там с публикацией затянули», — напоминает Владислав.

Еще одна больная тема — проверка собранных подписей. 

«Закон о подобных инициативах принимался до закона о персональных данных. И поскольку почти не использовался — не дорабатывался. В результате мы подписи собрали, у нас разрешение на использование персональных данных есть, но когда в Заксобрание эти подписи передадим — у них этих разрешений не будет. В результате проверить они их должны, но передавать куда-то вроде полиции или привлекать специалистов… Они просто не имеют право эти персональные данные кому-либо, кроме аппарата Заксобрания, показывать. Все, что они могут, — проверить собранные подписи на читаемость, ну и сопоставить их с открытыми базами данных», — поясняет Андрей.

На осень, кстати, у активистов уже есть план подредактировать областное законодательство. В этом им обещает помочь депутат Вячеслав Вегнер. В первую очередь — исключить пункт об обязательной публикации в «Областной».

Первая остановка — поселок Косулино. Здесь мы встречаемся с председателем коттеджного поселка «Мед» Александром Харлановым. Передает полтора десятка подписей. 

«Сам ходил, по дворам собирал», — поясняет активист. 

Тут же с ребятами вспоминают, что когда активисты приезжали в Большебрусянское и ставили куб возле центрального магазина — за день собрали 60 подписей. Но без стационарной точки ожидать подобного же результата сложно — за каждым приходится бегать, а людям бывает просто не до того — они бы и рады поддержать, но заняты своими делами, и каждого в удобный момент не поймаешь.

«Зачем вам избранный мэр?» — задаю вопрос председателю кооператива, когда обсуждение технических подробностей кампании заканчивается.

«Назначенцы ничего не делают или делают только то, что выгодно им. Остальное — не интересно. Сейчас тут, на территории (окрестности Большебрусянского, входящего в Белоярский муниципальный округ — прим. ЕАН), проживает больше, чем в самой Белоярке. А инфраструктуры просто нет. Школа на 450 мест рассчитана — там фактически больше тысячи учится, детских садов нет, медицину посокращали. Люди строятся активно, население за 5 лет удесятирилось, а ничего для них нет. Если бы был бы избранный глава, он бы хоть с людьми пообщался. Наш, который назначенный, он на территории просто не появляется, мы его в принципе не видим. На поселковый сход, который был в 2019 году, он не пришел, хотя мы активно просим, чтобы он появился и ответил на все наши вопросы», — отвечает тот.

Следующая остановка — коттеджный поселок «Алые паруса». Подписи тут, правда, потеряли вместе с активисткой, которая их собирала, — у той был выходной, и она отключила телефон, не смогли дозвониться. Но председатель поселка Евгений Попов, по совместительству помощник депутата Госдумы, очень обрадовался активистам. Как выяснилось, сбор шел при его поддержке.

«Вопрос даже не в том, чем поможет избранный мэр, а чем не поможет не избранный. На примере даже нашей Белоярки: то, как сейчас действует команда главы, — это неприкрытый коммерческий процесс, и вся команда действует только в интересах тех, кто их поставил. Движений каких-то в интересах или навстречу населению — никаких. Люди идут ко мне на прием и жалуются на мэра, что ему просто невыгодно совершать какие-то действия в интересах людей. Вот пример с кладбищами: пришли друзья мэра, попытались подмять под себя похоронный бизнес — был скандал, суды», — начинает перечислять и тоже жалуется на инфраструктуру: нет садиков, школ, больниц. 

«И мало того что закрыли — отдали коммерсантам», — сетует председатель.

 «А избранный мэр вам чем поможет? У него тоже свои интересы», — выдвигаю контраргумент.

«Все равно есть лидеры мнений, все равно все друг друга видят — случайный человек мэром в любом случае не станет. Голоса-то отдадут за того, что реально понимает, тащит ситуацию на территории в итоге», — поясняет Евгений Попов.

В Большебрусянском нам наконец-то «повезло». Там нас встречает депутат гордумы Белоярского округа Иван Десятков — передает 126 подписей. 

«Волонтерам своим раздал, они по деревням собрали», — рассказывает технологию.

Иван Десятков — независимый депутат, который изначально поддерживал возвращение старой системы избрания мэров, более того — был председателем комиссии, на которой определялся нынешний глава. 

«Ошиблись мы. Я тогда противостоял всем: губернаторским, всем прочим. Меня обрабатывали, золотые горы обещали. На этого ставку сделали — ошиблись, ничем не лучше. Только избрали — сразу отвернулся от всех. Говорит: «У меня есть мои 11 избирателей — депутаты, которые за меня голосуют, остальные мне зачем все?» По территории не ездит — его даже не знает никто», — объясняет депутат.



Последняя остановка — столица свердловской энергетики, город Заречный. Тут нас встречает бывший инженер Белоярской атомной станции, а нынче предприниматель Иван Золотов. Подписей — пять десятков. Рассказывает, что работу на АЭС потерял из-за того, что на общественных слушаниях выступал в свое время за сохранение выборов мэра — потом попросту выжили с предприятия. Здесь подпись за возврат прямых выборов поставил в том числе и бывший глава города Василий Ланских, при котором действующая система и вводилась.

«Действующий мэр никогда с людьми не разговаривал: подписи не собирал, не выдвигался, у него и отношение соответствующее. Чем отличался выборный глава: его все знали. И пусть к последнему было множество претензий, в том числе и тех, которые можно назвать коррупционными, он хотя бы ощущался как глава. На нем хоть какая-то ответственность была. А потом начались выдвиженцы — они отвечали уже не перед людьми, а перед теми, кто его назначил: перед Росатомом, перед губернатором», — рассказывает тот. 

И вслед за почти каждым из встреченных нами за время поездки поясняет: вопросы возникают к любому мэру, будь он избранный или назначенный, но избранному в любом случае приходится встречаться с населением, отвечать на вопросы — он хоть как-то старается эти вопросы решать, хотя бы чтобы не выглядеть глупо на этих встречах, а назначенному это все просто неинтересно.

Комментировать