January 13, 2020, 1:37 PM

На Южном Урале изъятие у опекуна девочки-инвалида привело к кадровым чисткам

В Челябинске прошла пресс-конференция по ситуации, сложившейся с тремя сестерами из поселка Полетаево. Врачи, юристы, представители соцзащиты и МЧС ответили на вопросы о скандальной истории.

Напомним, 8 января депутат Госдумы Сергей Шаргунов опубликовал историю Натальи Галеевой. Опека отобрала у женщины по решению суда трех племянниц. Одну из них, 20-летнюю Лизу, страдающую тяжелыми заболеваниями, определили в Копейский реабилитационный центр. Однако позднее выяснилось, что в этом центре ее состояние не улучшилось.

Наталья Галеева была уверена, что причин забирать девочек из семьи нет. В доказательство она решила продемонстрировать условия своего быта сотрудникам соцзащиты. Ранним утром перед встречей дом Галеевой сгорел.

Почему девочек забрали из семьи?

По словам начальника управления социальной защиты населения Сосновского муниципального района Натальи Спесивцевой, тетя оформила опеку на трех девочек в 2015 году, и до февраля 2018 году к ней не было никаких претензий.

«Нормальная деревенская семья, никаких претензий к бытовым условиям. Однако затем изменился образ жизни. Наталья не шла с нами на контакт. Комиссия попала в дом лишь, когда пьяная компания выходила из ворот – в остальное время двери были закрыты. Когда детей забрали из семьи, то с ними сразу начали работать психологи и установили, что у них нет никакой привязанности к тете», - пояснила чиновница.

В итоге по решению суда девочек у Натальи Галеевой изъяли.

 


«Ваша девочка тут умирает»

На момент экстренного изъятия девочек из семьи Лиза К. уже была совершеннолетняя и имела первую группу инвалидности. По решению комиссии ее определили в Копейский реабилитационный центр.

По словам уполномоченной по правам ребенка в Челябинской области Евгении Майоровой, Наталья Галеева впервые навестила Лизу лишь в декабре 2019 года.

Представитель тети Оксана Труфанова в свою очередь сообщила, что Наталью не признавали как родственника и не пускали к девочке: лишь в декабре сотрудники центра позвонили и сказали, что «ваша девочка тут умирает».

Как рассказала министр социальных отношений Челябинской области Ирина Буторина, Копейский реабилитационный центр полностью подходил для содержания Лизы. Однако позднее выяснилось: персоналу не хватило компетенций, чтобы определить, что девочке необходима дополнительная помощь. Из-за подобных замечаний центр ждут кадровые перестановки – уволят директора Игоря Калинина. Помимо этого, начнется полная проверка учреждения.

Из-за врожденных заболеваний Лиза находится на уровне развития годовалого ребенка. У нее легко травмируется кожа, которая сейчас больше напоминает пергаментную бумагу. Заведующая службой паллиативной помощи детям ГКБ № 5 Челябинска Кира Маляр сообщила, что, когда Лизу перевезли в отделение, она была ухожена – не было никаких признаков заброшенности: чистые глаза и ротовая полость, отсутствие пролежней.

Однако в реабилитационном центре Лизу кормили обычной едой, несмотря на то, что у нее выраженный ортопедический дефект с рождения: сжата вся брюшная полость, желудок и кишечник полноценно работать не могут. Из-за этого за год она похудела на 800 гр. и стала весить 18 кг 100 гр, что крайне мало для ее возраста.

Сейчас Лиза находится в паллиативном отделении – кормят девушку внутривенно. Она не разговаривает и практически не двигается. Фокусируется глазами на предметах, реагирует на прикосновения, по ее мимике можно понять, что ей нравится, а что - нет.

Что с сестрами Лизы?

Сестры Лизы – девочки 11 и 14 лет - сейчас находятся в приемной семье. С ними встречалась Евгения Майорова. Она потом рассказала, что подросткам в семье комфортно, женщину, с которой они сейчас живут, они называют мамой, а возвращаться к тете не хотят. А еще девочки читают новости и очень переживают из-за большого количества негатива в их истории.

Квартира и деньги: кому и что было выгодно?

В своей публикации Сергей Шаргунов называет одной из причин отъема девочек у тети нежелание чиновников снабжать Лизу жильем.

«Администрация Сосновского района Челябинской области заартачилась, а когда пять месяцев истекли — вместо того, чтобы выделить положенное жилье, добилась «устранения» детей», — отметил депутат.

Наталья Спесивцева уверяет, что соцзащита не могла выдать квартиру Лизе сразу, так как в бюджете на это не было средств. Также она отмечает, что управление даже само напомнило женщине о том, какие документы нужно собрать для получения жилья.  

В свою очередь, опровергая корыстный мотив Натальи Галеевой, ее представители намекнули на то, что если бы Лиза и получила квартиру, то тетя бы все равно не смогла ее переписать на себя, поэтому она не гналась за жилплощадью.

Но Спесивцева намекнула, что в этой истории у опекунши была выгода: женщина является домохозяйкой, и лишние деньги ей не помешают. В Челябинской области на содержание одного ребенка опекуну ежемесячно выплачивается 10 661 рублей.

Пожар – это совпадение?

Десятого января 2020 года, в день приезда социальных служб и журналистов, дом Натальи Галеевой сгорел. В пожаре погиб ее гражданский муж.

По словам заместителя начальника главного управления МЧС России по Челябинской области Эдуарда Дорожкина, причиной возгорания стало короткое замыкание в «пристроенном к дому курятнике». Представитель погорельца Оксана Труфанова с этой версией не согласилась и сообщила, что курятник находился вдалеке от дома, во время тушения от дома во все стороны летели электрические искры, а представители МЧС вели себя крайне непрофессионально.

Сейчас женщина живет у соседей. До того, как произошел пожар, она хотела забрать к себе Лизу, однако сейчас девочку-инвалида просто негде содержать. 

Региональное управление СКР по Челябинской области проводит по инциденту доследственную проверку.

Людмила Лежак

Источник фото: Наталья Галеева, svpressa.ru, Facebook Наталья Майорова, министерство социальной политики Челябинской области, социальные сети Оксаны Труфановой
Комментировать