July 13, 2021, 7:13 AM
Елена Мицих

Наживать всю жизнь и потерять за минуты. Как пытается восстановиться юг Челябинской области после глобального пожара

Пожары на юге Челябинской области утихли, а переживания пострадавших от них людей становятся только острее. Жители возвращаются в свои дома, поврежденные или полностью уничтоженные огнем, который охватил территорию площадью 14 тыс. га. Журналисты ЕАН пообщались с жителями поселков Джабык и Запасное, а также передали в пункт приема гуманитарной помощи посылку, которую собрали совместно с жителями Челябинска и Копейска. Подробности – в репортаже.

Ранним утром в городе Карталы жизнь идет привычным чередом и ничто не напоминает о событиях минувшей недели. Именно в этом районе начались лесные пожары, которые за пару дней дошли до населенных пунктов. Сначала были эвакуированы дети из местного лагеря, затем жители поселков Джабык и Запасное. Удалось отстоять Париж, Новокаолиновый и другие. Но на подъезде к ним появляется запах гари, а по краям от дороги видны выжженная трава и деревья.



Поселок Запасное – место живописное. До пожара дома купались в зелени, окруженные лесным массивом. Сегодня на улицах работают сотрудники технических служб, которые налаживают работу линий связи, проверяют прочие коммуникации. Дальше картина становится все страшнее. Огонь полностью уничтожил несколько домов. Кое-где на пепелище практически нечего разбирать: постройки выгорели полностью.



«В этом доме жила бабушка, ей больше 80 лет. В день, когда сгорел ее дом, ей делали операцию. Сейчас до сих пор лежит в больнице. Не знали, как ей рассказать, что дома больше нет», – говорит ее соседка Елена Никишанова.


У нее самой сгорела большая баня и козы. Говорит, ее семья живет здесь все лето, использует особняк как дачу. Женщина задается вопросом, кто и как ей компенсирует убытки. Погорельцам предусмотрена помощь в размере 10 тыс. рублей на неотложные нужды и по 50 тыс. в случае частичной утраты имущества. Однако баня стоила намного дороже. К тому же семья не была здесь прописана.



«Мы говорили, что лес горит, но нам сказали, что угрозы нет. Потом мы за 10 минут отсюда убежали. Я скотину не успела выгнать. Баня сгорела. Кто мне это компенсирует? Вертолет тушил лагерь, который уже сгорел, а за нами все полыхало. Пожар верховой был, мы бы сами не справились, с какими бы лейками ни бегали», – рассказывает Елена Никишанова.



Эти вопросы мы позже зададим главе района, а пока продолжаем обход территории. На соседнем участке разбирают обломки пожилые супруги и их сын Сергей Горбань. Из груды обгоревших вещей они выбирают металл, чтобы сдать его и выручить хоть немного денег. Найти уцелевшие вещи надежды нет. Хозяин рассказывает, что пять лет строил этот дом из шпал, облицовывал кирпичом, а лишился всего за 10 минут. Сгорели два автомобиля во дворе и гараже, уничтожены станки для распилки досок, прочая хозяйственная техника и инструмент.

– Мы видели, что горел лес. Нас успокаивали: спите спокойно, опасности нет. Потом предупредили: приготовьте документы. Пожар был километра полтора от нас, ветер в ту сторону дул, а потом неожиданно повернул в нашу. Мы стоим и слышим, будто реактивный самолет летит – такой гул стоял от огня. И пламя... Пожар верховым пошел. Минуты 2-3. Все бежать... Прибежали на станцию, там автобусы. По громкоговорителю говорили, что делать, – рассказывает старший Горбань.

– Мы побежали, а огонь нам преградил дорогу. Чуть не задохнулись. Друг друга уже не видели в дыму, – добавляет его жена.

Рассказывать о случившемся у людей нет сил: от слез и волнения перехватывает дыхание. Но они не намерены сдаваться.

«Я хотел забрать их к себе, но родители не хотят отсюда уезжать. Сейчас живут у соседки. Нам предложили варианты помощи. Мы хотим построить дом на этом же месте. Привыкли», – говорит Сергей Горбань.





Интересно, что огонь будто выбирал дома, которые поглотит. Пепелище чередуется с уцелевшими постройками. Кое-где вообще лишь обгорел забор или гараж.

Едем в Джабык.



В Джабыке ситуация хуже. Здесь выгорели целые улицы, в основном на окраине поселка. От заборов, птичников и загонов для скота, от грядок и теплиц вместе с посадками не осталось ничего. В этом эпицентре уцелели три дома. Хозяйка Людмила Колобынцева рассказала, что двое суток вместе с супругом отстаивала дом. По ее словам, когда огонь только подошел к жилым домам, приехали пожарные.

Машина, вспоминает пенсионерка, стояла в поселке, но спасатели никак не начинали работать. Объясняли это тем, что нет команды.

«Мы не спали двое суток, все контролировали. Огонь шел с Запасного. Утром гляжу: пожарные машины начали рукава раскатывать. Еще была надежда, что спасут. Слышим гул. Думали, самолеты летят из Челябинска, которые нам обещал губернатор. Но это пожар гудел. Когда выбежала во двор, мужа уже не видно было. Поехали к заводу, нас увезли к Михайловке. Муж вернулся, заливал траву у дома, а то дом бы тоже вспыхнул. Самолеты прилетели только когда уже полквартала сгорело. Машины не тушили, пока губернатор не приехал», – со слезами на глазах рассказывает Людмила Колобынцева.

В результате сгорели только огород и курятник, погибли цыплята. Соседке тоже относительно повезло. Дом она использует как дачу. В момент пожара ее самой здесь не было.

«Как тут ночевать теперь? Смотреть на сгоревшие дома соседей?! То мы ехали сюда в лес, подышать свежим воздухом, а теперь как война прошла, как бомбежка», – говорит местный садовод.

Проезжая дальше по поселку, мы видим пожарную бригаду. Они обнаружили тление на месте сгоревшего дома и быстро ликвидировали его. На этой улице уцелевших построек почти нет. Положение дел оценивает и фиксирует комиссия, которая работает здесь в тот же момент.



«Сейчас идет работа по выявлению хозяев этих участков. Поселок находит в красивом бору, здесь много дачников, в основном из города Магнитогорска, многие не прописаны. Сейчас мы с помощью соседей выявляем их, чтобы пришли написали заявление и получили помощь от региона. Многие дома были не оформлены. Компенсация должна быть соизмерима, и мы должны выяснить, у кого какие дома были. В будущем, когда все будет оформлено, этот участок планируется расчистить и начать новое строительство. Или люди могут получить компенсацию. Это решение будет принимать каждый собственник», – комментирует председатель собрания депутатов Карталинского района Евгений Слинкин.

Тем временем в школе поселка Джабык работает пункт выдачи гуманитарной помощи. Приезжаем туда с полным багажником продуктов. В социальных сетях сотрудники нашей редакции кинули клич о сборе вещей для погорельцев. Помощь пришла быстро: несколько человек перечислили на карту разные суммы от нескольких сотен до тысяч рублей. Мы добавили денег сами, наш внештатный журналист пожертвовал свой гонорар, члены Общественной палаты Копейска привезли одежду и помогли с загрузкой покупок. Еще в посылке были канцелярские принадлежности для школьников и посуда.


Кстати, эти вещи сразу обрели своих новых хозяев. Тетради, ручки и краски очень пригодились семье Викеевых. Детям осенью предстоит идти в школу, а от дома ничего не осталось. До эвакуации семья успела забрать только документы, кроме паспорта жены. Сейчас им помогают восстановить его. Но супруги не унывают: говорят, пережить это тяжело, но главное, что все остались живы.

– Жили здесь с рождения, в этой школе учились. А теперь все сгорело, – говорит Валентина Викеева. – Сейчас живем в родительском доме, с младшим братом. Там только света нет, ждем, когда проведут.

– Пока собрал семью, ребятишек, выбегаем на дорогу – домов уже не видно было, – рассказывает ее муж Валентин. – Нам уже звонили, спрашивали, хотим мы компенсацию или жилье. Хотим восстанавливаться на том же месте. Думаю, можно до осени успеть построить.



Здесь же, в здании школы, специалисты управлений соцзащиты и Министерства социальных отношений Челябинской области принимают от граждан заявления на выплаты. К нам подходит Людмила Абрамова и просит обязательно написать слова благодарности специалистам. Они работают в очень непростых условиях: заявителей много, и у каждого свои проблемы и переживания.

«В воскресенье привезли сюда людей из Запасного, чтобы заявления подать. Им говорят, не занимайте, потому что мы не успеваем, приезжайте завтра. Люди говорят, так за нами еще автобус едет. Но пришлось людям разъезжаться. Мы вот третий день не можем подать заявление, потому что то одни документы надо, то другие, то на бумажном носителе. У нас утеряно все, осталась одна труба. Все инструменты, техника сгорели. Животные погибли. А жили здесь всю жизнь», – жалуется Людмила Абрамова.


Вчера в Джабыке работала уполномоченный по правам человека в Челябинской области Юлия Сударенко. Она отметила, что у пострадавших, которые обратились в школу Джабыка, нет вопросов к организации помощи.

«Прошу НКО и всех неравнодушных остановить сбор одежды и обуви. Их уже более чем достаточно! Если и собирать, то хорошего качества и в небольших объемах! Важнее - продукты, бытовая химия пока», – написала в социальных сетях Юлия Сударенко.Люди, с которыми мы пообщались на месте, тоже говорят, что работа волонтеров, которые принимают и выдают гуманитарную помощь, отлажена четко. Все вещи сортируются по категориям и разложены в разных кабинетах: отдельно продукты питания, одежда, обувь, средства гигиены, школьные принадлежности. Несмотря на усталость, все приветливы и терпеливы. Здесь, кстати, работают учителя этой школы.

Педагоги с 8 июля практически не уходят из школы и в поселке Новокаолиновый. Здесь располагался пункт временного размещения граждан, которых эвакуировали из зоны бедствия. Максимально здесь принимали одновременно до 300 человек. Учитель математики и географии Зайтуна Маканова рассказала, что паники среди населения не было. Постояльцы прожили здесь недолго: одних забрали родственники из других городов, другие поехали жить к друзьям или сняли квартиры. Некоторым повезло больше: их дома уцелели, и люди смогли вернуться в родные стены.



Сейчас в ПВР разбирают кровати, увозят матрацы. Но часть мощностей еще востребована. Сюда приезжают пообедать и отдохнуть сотрудники МЧС, полиции, местные пожарные и другие представители спецслужб, которые задействованы в ликвидации последствий стихии. Здесь же проводятся заседания оперативных штабов.

 «В приоритете спасение людей». В челябинском управлении МЧС раскрыли обстоятельства тушения пожара на юге области 


«Когда узнали, что на базе школы открывается этот пункт, сразу пришли и работаем. Матрацы, подушки, кровати привезли из Карталов. Население приносило, из больницы, детского сада привезли. Люди несли гуманитарную помощь, полотенца, молоко, картошку из дома. Из Магнитогорска привезли упаковки продуктов, туалетную бумагу, из Челябинска приезжали многие. Приехал мужчина из Магнитогорска уставший. Помогал тушить пожар, потом привез нам пять пакетов продуктов. Просили назвать фамилию – не сказал», – делится Зайтуна Маканова.


Впрочем, у жителей Джабыка и Запасного много вопросов к организации пожаротушения. Все, кто встретился на нашем пути в обоих поселках, а также те, с кем мы беседовали в пятницу, 9 июля, в Еленинском сельском поселении, говорят, что некоторым пришлось отстаивать свои дома самостоятельно, без помощи пожарных. Ситуацию прояснил глава Карталинского района Анатолий Вдовин. Он, кстати, на момент происшествия находился в отпуске. Однако сразу подключился к работе.


Глава района напомнил, что пожар произошел в лагере «Ясные поляны» в Запасном, близ поселка Мочаги. Там возгорание потушили. Однако вскоре ситуация резко изменилась. Возникли новые очаги в лесах. Поднялся сильный ветер до 30 м/с. При условии, что в течение двух месяцев на юге области стояла жара и не было дождей, огонь быстро стал распространяться по траве и деревьям и подошел к нескольким населенным пунктам.

«Конечно, хотелось бы так: где-то загорелась маленькая точка, и тут же все туда прилетели и быстро потушили. Но так не всегда получается, потому что по лесу техника проехать не может. Там тушат с помощью ранцев и других средств, – объяснил глава района Анатолий Вдовин. – Ну, так получилось. Ветер, жара. Скорость была бешеная: огонь перескочил трассу прям перед нами и улетел в более степную зону, в сторону Кизильского района. Мы думали, что на этом все. Но возникли еще два очага: у лагеря «Колокольчик» и Парижа. Отстояли аул Каолиновый, потом первые улицы Запасного. Жители говорят о бездействии эмчеэсовцев. Но это не так. В очаге пожара температура доходит до 800 градусов, дом сгорает, как свечка, за 10 минут. Хозяева просят: давайте тушить мой дом, а расчеты стоят и спасают не тот дом, который горит, потому что бесполезно, а следующий. Иначе больше бы сгорело. Это нормальные действия профессионалов. Но против стихии бороться очень тяжело».

 Природоохранная прокуратура подключилась к проверке причин пожаров на Южном Урале 

Отметим, пожары были полностью локализованы. В выходные прошел дождь, и это помогло огнеборцам. Сейчас спасатели продолжат разбор завалов, кроме того, специалисты МЧС проводят мониторинг ситуации, чтобы в случае возникновения новых очагов возгораний быстро их ликвидировать.

Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Источник фото: Елена Мицих для ЕАН
Комментировать