October 29, 2021, 11:50 AM

«Называла по фамилии, ставила на крапиву»: ЕАН стало известно о новых эпизодах насилия в семье почетной опекунши из Нижнего Тагила

Агентство ЕАН продолжает собственное расследование ситуации в семье нижнетагильской опекунши, где могло происходить насилие. Мы нашли педагога на пенсии Зинаиду Константиновну Сарафанову. Она работала заместителем директора по правовому воспитанию с 1991 по 2015 гг. в той самой школе Нижнего Тагила. Именно от учителей мы узнали о странном поведении приемной родительницы. Зинаида Константиновна поведала, что семиклассницу Марию (имя изменено) из этой семьи наказывали не вполне традиционным способом – ее ставили на крапиву. Органы опеки знали об этом, но бездействовали.

В начале октября наше агентство сообщило, что в семье опекунши могут быть проблемы: есть сведения, что замещающая мать подвергала детей давлению. Кроме этого, старшего 12-летнего мальчика подозревают в том, что на протяжении минимум года он регулярно насиловал своего младшего брата. Позже один из воспитанников женщины рассказал школьным педагогам все тайны, и оказалось, что образцово-показательная семья — это всего лишь витрина.

Мы продолжаем не упоминать фамилию замещающих родителей и несовершеннолетних, попавших в эту семью, а также номера образовательных учреждений. Это необходимо для того, чтобы соблюсти закон и не нанести вред детям.

- Правильно ли я поняла, что вы знакомы с этой замещающей семьей?

- Я занимала должность заместителя директора по правовому воспитанию. Поэтому в мои обязанности входила работа с трудными семьями, подростками и опекаемыми. Это моя должностная инструкция была. 

- В то время дети опекунши учились в вашей школе?

- Человек шесть учились тогда, несколько из них – в начальной школе.

- А как сама опекунша относилась к разговорам с учителями, педагогами, психологами? Может быть, вы с ней имели беседы? 

- Ну как бы сказать, со мной она была всегда корректна, очень вежлива, потому что я была замдиректора. Она человек, для которого важен статус. Вопросы старалась решать в кабинетах чиновников или как минимум директора. С обычными учителями разговаривала по-другому. У нее раньше в другой школе был конфликт с педагогом, так она из-за него перевела детей к нам в учреждение. 

- Как вы оцениваете ее отношение к опекаемым детям как человек, много проработавший в школе? Я понимаю, что это ваш субъективный взгляд, но все же…

- Дело в том, что у нас-то был с ней очень серьезный разговор по поводу одной девочки – Марии Ивановой. Она училась тогда в 7 классе. Их училось две Маши и Руслан из той семьи. Если одна у ней Машенька всегда была, то ко второй она обращалась исключительно по фамилии. Маша Иванова стала покуривать, а в школе с этим было очень строго. На территории учреждения – жесткий запрет, поэтому я девочку вызвала на беседу, у нас были с ней очень хорошие, доверительные отношения. При этом Маша замкнутая по характеру, малообщительная. Я спросила, почему мать обращается к ней по фамилии. А школьница сказала, что ее еще и на крапиву ставят.

- За что? За какие-то провинности?

- Да, в наказание. Перед этим я несколько раз была у них дома, приходила к детям, которые не могли посещать школу. Я посмотрела, как живут ребята. Маша спала на втором ярусе, хотя у нее было ночное недержание мочи.

После того, как я узнала про наказание крапивой, я вызвала замещающую мать на разговор. Она признала, что так наказывает девочку. Однако, по ее мнению, в этом ничего такого нет. Я написала в органы опеки и попечительства. Они тут же с ней, видимо, созвонились. Не знаю, о чем разговаривали, но мне был дан ответ, что никаких нарушений не выявлено, опекун выполняет свои обязанности. Объяснили, что замещающий родитель на очень хорошем счету, и попросили больше не звонить.- Исходя из вашего опыта, как думаете, речь идет об особенном опекуне или такие эксцессы бывают в каждой семье?

- Ну нет, у нас как раз в тот период было две таких многодетных опекунских семьи. Если с первой все вопросы решались хорошо, родители были покладисты, адекватны и сговорчивы, в этой ситуации все было только на эмоциях. Замещающая мать кичилась связями с чиновниками, говорила, что дверь к ним открывает «с ноги». Был случай, когда Маша Иванова ездила в пионерский лагерь,

там на ее теле обнаружили синяки. Была написана докладная, но ситуацию опять замяли.

- У детей из этой семьи были какие-то особенности в развитии, учитывая, что они из неблагополучных семей?

- У всех были, у той же Маши к 7 классу задержка психологического развития, ночное недержание мочи. Но у замещающей мамы было абсолютно разное отношение к детям. Машу она всегда хотела вернуть в детдом.

 - А если у опекунши возникали сложности в отношениях с детьми, она просила школу включиться, помочь ей?

- Практически нет. Она старалась решать вопросы исключительно в кабинете директора. Обычно решают совместной работой – собираются психолог, социальный педагог, замдиректора по правовым вопросам, опекун - и решают вопрос. А эта замещающая мама решала все давлением под девизом «школа все должна».

 - Есть ощущение, что в этой ситуации виноватыми могут выставить учителей и школу…

- На самом деле учителя и даже завучи ограничены в полномочиях при работе с такими семьями, если опекун отказывается сотрудничать. Мы можем только писать заявления в опеку. Но если опека не заинтересована, результат будет удобный для опекуна, но не в интересах детей.

 «Грязные сироты» и профессиональная опекунша с орденом: что происходит в свердловских приемных семьях и кто это прикрывает Напомним, на жестокое отношение к нескольким детям обратили внимание педагоги общеобразовательной школы, которую посещали сироты, взятые под опеку. В ходе внутришкольного расследования выяснилось, что в семье возможны эпизоды сексуального насилия, которые начались среди братьев еще в реабилитационном центре, а продолжились в замещающей семье.

По словам источника агентства из педагогической сферы Нижнего Тагила, педагоги неоднократно обращались в территориальный отдел № 21 (подчиняется Минсоцполитики) с обеспокоенностью по поводу методов воспитания в семье «заслуженной опекунши».

Педагоги заявляли ЕАН, что случай, вышедший в паблик, не единственный, что система любимчиков и наказаний практиковалась в замещающей семье постоянно.

 Чиновники Нижнего Тагила игнорировали сигналы педагогов о семье заслуженной опекунши, где происходило насилие После публикации агентства за дело взялись сотрудники СК. В школе, в территориальной комиссии по делам несовершеннолетних и в отделе Минсоцполитики проходят проверки. На данный момент ЕАН известно и о мерах прокурорского реагирования. Вот только все идет к тому, что в недосмотре обвинят учителей. История находится на особом контроле у свердловского уполномоченного по правам ребенка Игоря Морокова. Двадцать седьмого октября чиновник выезжал в Нижний Тагил для разбора ситуации.

Омбудсмен считает, что такие семьи (у опекунов из Нижнего Тагила на протяжении более десяти лет воспитываются разновозрастные дети. В основном – кровные братья и сестры, часть из них с особенностями здоровья и развития) нуждаются в особом подходе и серьезном сопровождении.

«Реакция субъектов системы, о которых мы говорим, не всегда соответствовала проблеме и риску. Такое есть. Недоработка органов опеки присутствует, мы ее наблюдаем. Есть претензии и к системе образования, и к системе соцзащиты», - говорит Игорь Мороков.

ЕАН направило в Министерство социальной политики Свердловской области запрос об итогах проверки нижнетагильского управления № 21 (входит в структуру Минсоца, осуществляет функции сопровождения и надзора за замещающими семьями), в ответ агентство получило подтверждение самого факта проверки и отказ в предоставлении ее итогов.

ЕАН продолжает следить за развитием событий!

Екатерина Землянская, Анна Касюкова

Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Источник фото: Pixabay.com
Комментировать
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
18+