November 8, 2019, 8:13 AM
Антон Гуськов

«Не помню, как я сделала это»: женщины из уральских колоний рассказали, почему убили своих мужей

В уральской колонии ИК-6 эксперты СРОО «Кризисный центр «Екатерина» провели глубинное интервью с 39 женщинами.

 Тридцать шесть из них убили супруга в ответ на акты домашнего насилия, три - пытались.Социолог Анна Выгодская решила выяснить, почему эти женщины пошли на преступление. И выделила четыре важных момента. В преддверии обсуждения нового закона о домашнем насилии, который авторы обещают внести в Госдуму до 1 декабря, ЕАН публикует выдержки из этого уникального исследования.

Аккумуляция гнева

Все опрошенные женщины месяцами и даже годами терпели насилие.

 Одну из участниц исследования муж бил 29 лет.Многих мужья насиловали, поднимали руку на детей. 

Убийству обычно предшествовала ссора между супругами. Очередное нападение мужчины на женщину стало спусковым крючком для вспышки неуправляемого гнева с ее стороны. Вот несколько коротких описаний драк, которые закончились трагедиями.

• «У меня самой семь ножевых ранений… Если бы я не вырвала у него нож, он бы покалечил меня…»

• «Пока я есть готовила, он ко мне подошел сзади, просто ударил меня поленом по голове».

• «Подошел сзади, схватил за шею… Он часто так делал… Смеялся, когда я сознание теряла…» 

• «Пинал, бил… огромная шишка на голове у меня. Я не помню, как я сделала это…» 

Насилие было не только физическим. Оно, как правило, сочеталось с психологическим давлением. Домашние тираны контролировали перемещения домашних, круг общения. Несколько женщин рассказали и об «экономическом» прессе:

 «Попрекал каждым куском хлеба... Что я должна была приготовить то-то и то-то, а где я возьму деньги? В магазине в долг не дают... Если ходишь в магазин, берешь в долг, он потом возникает типа того, что откуда столько долгов... Я себе ничего не брала...» 

 «Старший сын зарабатывал со мной на велосипед, ходил со мной каждое утро, делал… ну что там полегче… Купили велосипед. Муж начал скандалить: «Денег нет – вы велосипед покупаете! Жрите велосипед!» После этого месяц денег не давал: «Денег нет – корми детей, чем хочешь. Не нравится, вообще уходи!»

В двух случаях женщины, жившие несколько лет под психологическим прессингом, пошли на убийство после первого же акта физического насилия со стороны мужа. Все собеседницы социолога назвали одни и те же основные причины, из-за которых они не смогли решить семейные проблемы раньше.

Привычка

Двадцать восемь женщин заявили, что просто привыкли к побоям. Толерантность к насилию они сами связывают с тем, что выросли в семьях, где папа бил маму. Это привело к тому, что драки в доме перестали восприниматься как чрезвычайное происшествие. Такой вывод можно сделать из высказываний участниц исследования о своем детстве. 

• «Жили хорошо… Да, конечно, он (отец) избивал маму».

• «Жили дружно… Отец, когда выпивал… кидался на мать».

• «У меня мама с папой были очень замечательные, папа очень редко лупил маму». 

Только одна женщина уверенно высказала мысль, что насилие неприемлемо: «В моем мире мужчина не должен бить женщину». 

Остальные считают, что побои и унижения не помеха семейному счастью.

• «Может быть, и есть такие семьи, чтоб они ни разу в жизни не поругались… Мне кажется, у многих так, как у нас было». 

• «Ну, избивал, да. Потом на утро просыпался, там клялся, божился, в ногах валялся… У нас всегда были хорошие отношения». 

• «Привыкаешь, что бьет. Ну, бьет и бьет». 


Стыд

Многие женщины даже не пытались обратиться за помощью. Одни считали, что лучше такая семья, чем никакой. Другие просто стыдились огласки. Есть даже те, кто жалел своих мужей, несмотря на унижения и побои. Чтобы скрыть правду, некоторые из собеседниц социолога отказывались лечить серьезные травмы и лгали окружающим.

• «В больницу не обращалась, даже когда голову проломил. Все же в деревне начнут обсуждать. Мне было стыдно. Все замажешь и идешь… Перелом ребер, а я говорю врачу, что упала…»

• «В больнице лежала, когда уже после пяти месяцев ходила с переломом… Гнить начало все...» 

• «Ножом он меня здесь… В реанимацию надо было… Я отказалась ехать в больницу. Голову несколько раз разбивал, тоже не ехала».

• «Я бы не сказала, что вот он такой плохой… Я это к тому... Он любил меня, он до последу любил. Он всегда мне об этом говорил. Но вот... иногда в него вселялся такой бес, что это все...» 

• «Мы… я говорю, что мы жили очень… Ну, в достатке... Как-то считались очень идеальной семьей просто. Я никогда никому не рассказывала».

Тем не менее все участницы интервью признали, что нуждались в помощи извне, хотя и не просили ее. Еще одна важная причина, по которой многие из них молчали, - недоверие к властям. 

Беспомощность властей и равнодушие полиции

Самым эффективным методом остановить насилие хотя бы на время оказалась жалоба родственникам мужа. Мужчины-родственники просто побили «кухонного боксера», и он на время успокоился. Что касается помощи от полиции и социальных служб, то осужденные оценили их эффективность крайне низко.

• «Он сказал, что сначала убьет меня, потом моих выродков, что ему ничего за это не будет! Но, как всегда, ему ничего и не было. Сколько раз я его ни сдавала в милицию…»

• «Я вызвала милицию, когда вот он избил меня, снова взял силой. Я вызвала милицию, а они знаете, что сказали? «Ну он же вас не убил! А это ваше семейное, мы, говорят, лезть не будем…» 

• «Позвонила в полицию. Ну, приехали через 10 дней. Некогда, говорят, было раньше. Говорят: «Заберите заявление». Я говорю: «Да? А вот если бы он меня убил?» «Ну не убил же…»

• «У нас приходили из соцзащиты… Ну мы с ними, да, поговорили. Они говорят: «Вроде вам поддержка такая не нужна, вы держитесь молодцом…»

Тиранами не рождаются

Стоит отметить, что все без исключения убийства были совершены, когда мужья осужденных были пьяны. В некоторых случаях были пьяны и жены. Отвечая на вопрос, что могло бы предотвратить совершенное ими преступление, женщины назвали несколько факторов. Почти все считают, что нужно менять полномочия полиции. Три осужденные вызывали полицию прямо в день убийства, но защиту не получили. 

Кроме того, женщины полагают, что в некоторых ситуациях преступление можно было предотвратить систематической профилактической работой с агрессором. Например, поставить его на учет, периодически проводить с ним беседы, контролировать со стороны участкового – устроился ли мужчина на работу, прекратил ли пить и т.д.

Эксперты кризисного центра «Екатерина», много лет работающего в области помощи жертвам домашнего насилия, сделали следующий вывод: необходимы законы, позволяющие помочь женщине, даже если она об этом не просит. 

Второй момент, который отметили в антикризисном центре, - необходимость ранней профилактики насилия. Как бы странно это ни звучало, но уроки о недопустимости побоев в семье нужно проводить уже в детском садике и школе, считают авторы исследования. Домашними тиранами не рождаются, и просветительская работа сможет сократить их количество. 

Психологи кризисного центра «Екатерина» в сотрудничестве с психологической лабораторией ГУФСИН по Свердловской области разработали программу «Снижение агрессивности и управление гневом». Они пока единственные в России проводят коррекционные программы для тех, кто осужден за насильственные преступления в семье условно или отбывает наказание за решеткой. На сегодняшний день эту программу прошли более 40 человек.

Антон Гуськов

Источник фото:
Комментировать