February 28, 2020, 8:52 AM
Дмитрий Моргулес

Не те это люди. Мнение Дмитрия Моргулеса

Почему челябинские олигархи не будут прислушиваться к просьбам губернатора региона Алексея Текслера и вкладываться в социальную инфраструктуру города и области.

Губернатор Челябинской области Алексей Текслер в очередной раз встретился с правлением регионального Союза промышленников и предпринимателей. В очередной раз (кажется, третий за последние полгода) тонко намекал на толстые обстоятельства.

На то, что при 12-м месте в стране по размеру валового регионального продукта Челябинская область — в конце четвертого десятка по уровню зарплат. И на то, что «у соседей-свердловчан» зарплаты заметно выше. А уж у тюменцев...

На то, что даже инвестиции в основные фонды и инвестпроекты проседают — «у соседей-свердловчан» эти самые основные фонды уже вдвое больше. На то, что с инвестициями в социальную инфраструктуру региона у крупного бизнеса совсем беда.

Говорил Алексей Текслер и про цели, стоящие перед областью и ее экономикой, - в соответствии с нацпроектами и решениями президента России.

 Челябинский губернатор встретился с главными олигархами регионаПро то, что, конечно, надо сократить и даже ликвидировать отставание по зарплатам. И увеличить их в 1,5 раза за 4 года.

Про то, что надо увеличивать инвестиции и в существующие основные фонды, и в создание новых. Не только «основных фондов» — новых предприятий, заводов, проектов.

Свидетели рассказывают, что на закрытой от прессы части заседания Алексей Текслер уже и намекать перестал. Особенно по части социальной ответственности. 

И даже прямо высказался, что в Челябинске нет много чего нужного и важного для города и людей. 

Нет современного концертного зала. При том, что люди, желающие ходить на хорошие концерты и платить за билеты, есть. Нет универсального дворца игровых видов спорта. Хотя команд приличного хотя бы в потенциале уровня хватает, как и спортшкол, готовящих спортсменов высокого уровня.

Нет нормального, современного культурного объекта — музея, картинной галереи, — инфраструктурно способного принимать и создавать высококлассные события российского и международного уровня.

Нет даже нормального дворца бракосочетания, который не соседствовал бы с парикмахерскими или мясными лавками.

Свидетели разговора Текслера с олигархами даже шутят, что Алексей Леонидович местами походил на Арнольда Шварценеггера в знаменитой сцене из «Терминатора-2». Только вместо просьбы об одежде, ботинках и мотоцикле звучала просьба о зарплатах, инвестициях и социальных объектах.

Губернатор, конечно, делает все правильно. Но боюсь, что его усилия окажутся тщетными. Просто потому, что глава региона разговаривал не с теми людьми.

Никто из «первого эшелона» челябинских олигархов ни во что вкладываться всерьез не будет. Особенно в «социальную инфраструктуру». Если речь, конечно, не идет о крохах с барского плеча типа спонсирования детских фестивалей искусств или текущего ремонта какого-нибудь театра.

Слишком много других факторов. Куда более системных, чем настойчивые пожелания главы региона. Посмотрим новостную повестку, касающуюся бизнеса крупнейших челябинских олигархов. И мы увидим, что они либо заняты выходом в кэш, либо инвестируют в других регионах своего присутствия.

 «Претензий к пуговицам нет». Как Алексей Текслер исправлял ошибки подчиненных 

«5 февраля совет директоров группы компаний ММК рекомендовал дивиденды за четвертый квартал 2019 года в размере ₽ 1,507 на акцию… На выплаты акционерам за этот период ММК направит ВЕСЬ СВОБОДНЫЙ ДЕНЕЖНЫЙ ПОТОК».

«Группа ЧТПЗ в соответствии с новой дивидендной политикой направит не менее 7,5 млрд рублей на дивиденды в 2020 и 2021 годах… Данное решение направлено на увеличение акционерной стоимости компании и повышение доходности для акционеров", — говорится в сообщении ЧТПЗ. В 2019 году группа ЧТПЗ объявляла дивиденды дважды: 4,7 млрд рублей по итогам 2018 года (выплачены в 2019 году) и 3 млрд рублей по итогам 9 месяцев 2019 года (выплачены в начале 2020 года)».

«Акции ЧТПЗ растут на 17% на новостях о дивидендах»

«Центр аналитики Сергея Капкова разработает комплексную программу развития Первоуральска (Свердловская область) по заказу ЧТПЗ. Соответствующее соглашение с ним сегодня подписали губернатор Евгений Куйвашев, акционер Андрей Комаров, глава города Игорь Кабец. ЧТПЗ инвестирует в проект 70 млн рублей, а Первоуральск получит стратегию пространственного развития со всеми разработками... Пилотными проектами благоустройства станут центральная площадь города, проспект Ильича, парк новой культуры, Дворец водных видов спорта, набережная Нижнего пруда, Дворец культуры ПНТЗ. Специалисты Капкова разработает программы освещения, озеленения и пропишут стандарты благоустройства дворов».

«...Миллиардер Константин Струков недавно купил Прокопьевский угольный разрез (Кемеровская область). Продавцом выступил холдинг «Сибирский деловой союз» (СДС) Михаила Федяева и Владимира Гридина… Источник на угольном рынке сообщил, что сумма сделки составила около 130 млн долларов».

«7 февраля 2020 года — Группа компаний «Южуралзолото» объявляет о завершении сделки по приобретению у корпорации Aeon 28,34% доли в капитале Petropavlovsk PLC, одной из крупнейших золотодобывающих компаний России».

«"Южуралзолото" стало крупнейшим акционером Petropavlovsk. Рыночная стоимость 22,37% Petropavlovsk, исходя из последней цены торгов на LSE, составляет 130 млн фунтов стерлингов (170 млн долларов по текущему курсу)».

Что же до просьб губернатора. Так они уже выполняются! К тому же Виктору Рашникову не придерешься. Зарплаты? Растут. Выше инфляции.

«СПП работает в этом направлении, предприятия, входящие в ассоциацию, индексацию зарплат проводят: одни — на 5%, другие — на 6%, по нашей компании – 6% ежегодно идет… А учитывая, что инфляция сегодня составляет 3-4%… На примере своей компании скажу, что в 2000 году у нас заработная плата в среднем была 2 тыс. рублей, сегодня – 64 тыс. рублей», — сказал Виктор Рашников в ответ на запрос Текслера.

Экология? Так сам Алексей Текслер на том же совещании сообщил, что «до 2024 года согласованные инвестиции предприятий Южного Урала в повышение экологичности производства, снижение выбросов составят свыше 50 млрд рублей». Большая часть из которых — опять ММК.

Социальная ответственность? Да сколько угодно!

«Во втором по величине городе Южного Урала начинают реализацию градостроительного плана «Притяжение»... Стройка развернется на территории площадью 4 кв. км, в 30 раз превышающей площадь известного парка «Зарядье» в Москве».

«26 февраля 2020 года. В 2019 году в Группе ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» расходы на благотворительность и реализацию социальных программ выросли почти на 4% по отношению к предыдущему году и превысили 2,5 млрд рублей»...

Хоккейный «Металлург» вместе с ледовой ареной, наконец. Еще миллиарда 2 — 2,5. Круто? Круто. Правда, у ММК и выручка по году под полтриллиона рублей. Так что все вышеописанное счастье — не более чем статпогрешность в расходах.

Да, есть и другие примеры. Безответственности, так сказать.

Например, у ЧЭМК Александра Аристова и Юрия Антипова в прошлом году дело чуть не дошло до открытого протеста работников.

«По данным «Горно-металлургического профсоюза», в 2018 году средняя зарплата промышленно-производственного персонала на комбинате не превышала 37,5 тыс. рублей. За пять последних лет с учетом инфляции реальная оплата их труда снизилась примерно на 25%».

Но ведь Александра Аристова на вчерашнем совещании с губернатором и вовсе не было...

Почему же главные олигархи Южного Урала выходят в кэш? Причин несколько.

Во-первых, почти у всех наших главных металлургов основные инвестиционные циклы по обновлению и созданию новых основных фондов по большому счету закончились. 

Прокатные станы ММК пашут на все деньги. Как и четэпэзэшные «Высота-239», «Этерно», «Железный озон 32» (Первоуральск)… Значит, пришло время возвращать инвестиции.

Во-вторых, под новым инвестиционным циклом (а это в той же металлургии дело лет на 10 минимум) надо понимать не только ближайшее будущее. И не только в Челябинской области. С этим пониманием, знаете ли, проблемы. 

В России начинается «большой транзит» власти. До апогея которого (2024 год) всего ничего. В мире — войны, эпидемии и рост нового технологического уклада. Который может ударить по традиционной промышленности так, что та больше не поднимется.

При этом именно российский и зарубежные рынки — основные для всех крупнейших предприятий региона. Их доходы на 99% лежат за пределами Челябинской области.

Так что лучше переждать. И лучше с наличностью, а не без нее.

В-третьих, — возраст. 

Виктору Рашникову (ММК) — 71 год. Александру Федорову (ЧТПЗ) — 68 лет. Александру Аристову — 70 лет. Юрию Антипову (оба — ЧЭМК, «Ариант») — почти 66 лет. Константину Струкову («Южуралзолото») — 61 год.

Не юные парни. Даже при всех возможностях современной медицины. Скорее, это возраст, когда готовятся выходить из бизнеса. А выход подразумевает возможную продажу, лучше по самой высокой цене. Которая, если речь о публичном акционерном бизнесе, зависит в том числе от стоимости акций на бирже. Которая в свою очередь во многом зависит от уровня дивидендов.

В-четвертых, эти люди попросту никогда (НИКОГДА!) не имели привычки всерьез вкладываться в тот город, в тот регион, где они стали тем, кем стали.

Я даже не про условный «Трактор». Хотя весь его полуторамиллиардный бюджет — 1/5 от объявленных дивидендов ЧТПЗ. Или 1/6 от прибыли, которую принес в 2017 году господам Аристову и Антипову их бизнес (прибыль ООО «УСМК», по данным баз СПАРК и «Контур.Фокус», составила 9,5 млрд рублей)

Черт с ним, с хоккеем и со спортом вообще.

Кто из челябинских олигархов построил с нуля школу, больницу, музей? Не как еще один небольшой локальный бизнес (или игрушка для членов семьи). А как объект, знаковый для всего города, заметный и известный на уровне страны, которым можно гордиться всем челябинцам? Да хоть бы и храм какой. Раз мода такая в том же Екатеринбурге пошла. Но и тут проблемы. Кафедральный собор невеликих размеров шестой год строят.

Или благотворительность.

На днях в Челябинске прошел благотворительный вечер. В «Рэдиссоне». Дорогой. С вечерними платьями, фуршетом, артистами. Собрали аж миллион рублей. Учитывая 100 тыс. за гитару Олега Митяева с автографом и чуть меньше за клюшку с подписью Сергея Макарова.

 Челябинск. Городские кланы. 2020: перед большой турбулентностью 

Сравним, как водится, со Свердловской областью. Там в декабре прошла благотворительная «Екатерининская ассамблея». На которой собрали… 86,5 млн рублей. Крупнейшим лотом стал стол, изготовленный губернатором региона Евгением Куйвашевым. Предмет мебели приобрел местный миллиардер Андрей Симановский. За 500 тыс. долларов (!). Симановский известен своим эпатажем, конечно. Но тем не менее.

А теперь сложим все вышеописанные факторы. И все станет ясно. 

Алексей Леонидович. Вы просто не с теми людьми разговариваете.

Ну какие тут инвестиции в социальную инфраструктуру? Не будет их. Ничего личного. Только бизнес, логика событий, сила внешних факторов. Время, сами видите, какое.

А главная беда в том, что других олигархов в Челябинской области просто нет. Разговаривать тут не с кем. Первый эшелон «генералов бизнеса» фамилиями Рашников, Федоров, Комаров, Аристов, Антипов, Струков заканчивается. Только их бизнес имеет обороты на миллиард долларов в год и выше.

Да, был еще тут один молодой, перспективный. Сергей Студенников. Но года полтора назад скушали его. Вместе с его «Красным & Белым». И теперь Студенников лишь миноритарий в большей, федеральной компании.

Другие челябинские «тяжеловесы» бизнеса совсем не так тяжеловесны. Группы «КОНАР» или «Магнезит», Ашинский металлургический завод — это 25-30 млрд выручки. Крупнейшие агрохолдинги региона («Равис», «Ситно», «Союзпищепром» + «Чебаркульская птица», «Здоровая ферма», «Макфа», «Увелка», «Чурилово» и т.д.) — 10, край 20 млрд в год на брата. Другие компании из этих и прочих отраслей — и того меньше. 

Их возможности объективно ограничены. И по социальным инвестициям тоже. Хорошо, что просто работают, налоги платят и зарплату (хотя, наверное, не 64 тыс., как на ММК).

А стоимость всего построенного за последний год в Челябинске жилья раз в 10 меньше выручки одного ММК. Это если его еще продать удастся.

Но что же вся остальная все еще могучая индустриальная экономика Южного Урала? А она совсем не челябинская. В том смысле, что практически все крупнейшие активы принадлежат либо федеральным государственным и частным холдингам, либо инорегиональным игрокам, либо вовсе иностранцам.

Машиностроение, в том числе оборонное — это Ростех и Роскосмос. 

Энергетика — это Фортум, Россети, ОГК-2, «Интер-РАО».

Цветная металлургия — это РМК и УГМК.

Ядерная промышленность — это Росатом.

Транспорт — это РЖД и «Новапорт».

Розничная торговля — это Х5, «Магнит», «Лента», «Ашан», «Монетка», «Дикси» (поглотившее К&Б) и SPAR (получившийся на месте «Молнии»).

Все эти компании, конечно, рады присутствовать в Челябинской области. Но их центры прибыли не здесь. Южный Урал для них — увы, не более чем колония, место нахождения активов.

А что делают с колониями? В основном выкачивают ресурсы — прибыль, лучших людей, продукцию. И тоже — ничего личного.

И разговаривать с этими компаниями насчет «социальных инвестиций» надо не здесь. А в Москве (либо в Екатеринбурге). На чужой территории. Со всеми вытекающими.

Что же делать? То, что остается региональным властям в этой ситуации.

Развивать новых «чемпионов». Челябинских. В Челябинске. Помогая. Обеспечивая условия. Давая льготы. Разделяя риски. Лоббируя в Москве. Защищая на родине. От конкурентов. И от силовиков. Которые порой хуже любого врага.

Формируя экономическую и промышленную политики. 

Да, кое-что уже делается. Только вот история эта трудная и долгая. Куда дольше, чем время строительства концертного зала или дворца игровых видов спорта. Их проще построить за бюджетный счет. Не так уж дорого. Даже если делать круто. Как в не самой богатой Перми. Где возведут новое здание театра оперы и балета. По проекту не абы кого, а американского бюро wHY Architecture.

Значит, могут. Мы что, хуже, что ли?

А челябинское СПП? Да оставьте вы их в покое. Не стоят они того...

Источник фото: пресс-служба губернатора Челябинской области, Андрей Ткаченко, Илья Петров
Комментировать