April 1, 2008, 03:53 AM

Федерация профсоюзов Свердловской области добивается прекращения забастовки в шахте «Красная шапочка»

Североуральск. Федерация профсоюзов Свердловской области делает все возможное для возобновления работы на шахтах СУБРа и ликвидации кризиса в результате стихийной забастовки в шахте «Красная шапочка», сообщили агентству ЕАН в пресс-службе
Североуральск. Федерация профсоюзов Свердловской области делает все возможное для возобновления работы на шахтах СУБРа и ликвидации кризиса в результате стихийной забастовки в шахте «Красная шапочка», сообщили агентству ЕАН в пресс-службе ФПСО. Руководители Свердловской областной организации Горно-металлургического профсоюза России (ГМПР), входящей в состав ФПСО, с самого начала акции протеста находятся на шахте и ведут активные переговоры с бастующими, работодателями, прокуратурой, властью для стабилизации ситуации.

Напомним, что 26 марта в 17 часов в шахту спустилась очередная смена рабочих. Время их работы заканчивалось в 23 часа. Однако шахтеры остались под землей. Таким образом, стихийная акция протеста на «Красной шапочке» началась в ночь с 26 на 27 марта. Первоначально в ней приняли участие 107 человек. 8 из них по показаниям здоровья прекратили забастовку. Среди шахтеров находится заместитель председателя профкома альтернативного Независимого профсоюза горняков (в его составе около 240 работников СУБРа).

Одновременно председатель профкома альтернативщиков В.Золотарев объявил о подготовке к своей голодовке - в знак протеста против притеснений своего профсоюза со стороны работодателя. Первоначально никаких требований шахтеры не выдвигали.

В тот же день на шахту выехал председатель Свердловской областной организации Горно-металлургического профсоюза России Владимир Камский. Отметим, что в составе ГПМР - почти 3 тысячи работников СУБРа, ГМПР входит в Федерацию профсоюзов Свердловской области (ФПСО) и, соответственно, в Федерацию независимых профсоюзов России (ФНПР). Владимир Крамский пробыл в шахте до вечера пятницы и 31 марта в 5 часов утра вновь уехал в Североуральск. Его заместитель Валерий Кусков и заместитель заведующего юридическим отделом областного комитета ГМПР Анатолий Куземка, которые спускались в забой к бастующим шахтерам, находятся на «Красной Шапочке» безвыездно - с четверга и до сих пор. Несколько дней на шахте находился заместитель прокурора области Олег Любимов. На «Красной шапочке» также присутствует директор по персоналу «Алюминиевого дивизиона РУСАЛа Олег Василевский.

Шахтеры находятся в комнате с печкой, лавками и столом. За ними постоянно наблюдает врач. ГМПР организовал и оплатил горячее питание для бастующих, хотя акция протеста была инициирована не нашим профсоюзом.

Прибывшие на шахту представители ГМПР попытались направить переговорный процесс в цивилизованное русло - по их инициативе была сформирована рабочая группа: по 2 представителя от 3 профсоюзов - НПГ официально в группу не вошел, но присутствуют на переговорах. На СУБРе действуют 4 разных профсоюза: 3 альтернативные численностью по 200-240 человек и ГМПР. Поскольку ни один из профсоюзов не имеет в составе 50 процентов трудового коллектива, коллективный договор был подписан всеми профорганизациями. Соответственно, все они приняли на себя определенные обязательства.

Только к концу рабочего дня 27 марта бастующие выдвинули свои требования, подписанные В.Золотаревым: отменить планирование работ по выходным, применять в ООО «СУБР-Строй» районный коэффициент в размере 1,3, за вынужденный простой не по вине работника оплату производить в размере среднего заработка, возобновить финансирование строительства шахты «Черемуховская глубокая», время нахождения под землей по пути с работы и на работу считать рабочим временем, оплачивая по квалификационному разряду работника, отменить запрет на проведение профсоюзных собраний в перерыв между сменами. По словам Валерия Куземки, основными требованиями шахтеров являются два: повысить тарифы и оклады на 50 процентов с сохранением действующего положения о премировании, а также к работникам, участвующим и поддерживающим забастовку, не применять мер по привлечению к ответственности.

Между тем 29 марта управляющий директор СУБРа Виктор Радько приказал приостановить работу шахт СУБРа «до особого распоряжения» в связи с невозможностью обеспечить безопасность работ по причине препятствования их проведению частью трудового коллектива. 30 марта в Североуральске прошел митинг в поддержку требований бастующих. Выступая на нем, представитель НПГ заявил, что их профсоюз берет на себя ответственность за забастовку, а также что председатель ЦК НПГ Сергеев, прибывший из Москвы, убеждает шахтеров подняться наверх.

30 марта, управляющий директор СУБРа Виктор Радько подготовил проект приказа о возможности проведения переговоров по коллективному договору на 2009-2010 годы. Однако приказ, по словам администрации, будет подписан лишь после того, как бастующие горняки выйдут на поверхность из забоя.

Председатель ФПСО Андрей Ветлужских, комментируя события на «Красной шапочке», подчеркивает сложность ситуации: «Мы всегда считали и считаем, что зарплата по всей стране и, в частности, на СУБРе невысока. И мы всегда настаиваем на ее повышении. В частности, действующий колдоговор предусматривает повышение зарплаты в этом году на 25 процентов. Причем сейчас все стороны признают, что колдоговор на СУБРе выполняется. Однако, выдвигая требования, сначала необходимо делать экономический анализ ситуации: как говорится, есть ли жирок у работодателя, если есть - это одно, если нет - готов ли он на планово-убыточное производство, если мы будем жестко настаивать, каковы будут его действия, а самое главное - последствия от наших требований. Переговорный процесс означает не только говорить, но и слушать и слышать, не только настаивать, но и оценивать возможные результаты. Если на предприятии жирок имеется, а работодатель не идет навстречу трудовому коллективу, то есть переговоры не имеют результата, тогда можно переходить к радикальным мерам (забастовке, пикету и так далее). Стихийная забастовка на «Красной шапочке» может привести к серьезным последствиям. На руднике работает около 5 тысяч человек. Средняя зарплата - 18 тысяч 300 рублей. У проходчиков - примерно 30 тысяч рублей. Акция протеста шахтеров, по мнению юристов, была организована с нарушением действующего законодательства.

1 апреля суд будет рассматривать законность забастовки. Скорее всего, она будет признана незаконной. В этом случае административная ответственность за нарушение закона будет наложена на организаторов акции. Что мы получаем в итоге? По словам работодателей, повышение зарплаты на 50 процентов, как того требуют бастующие, сделает североуральский боксит нерентабельным, проще использовать тиманский и гвинейский. С другой стороны, как мы помним из опыта 90-х, тот же БАЗ с неохотой использует тиманский боксит (не очень подходит по технологии). Так или иначе, СУБР - градообразующее предприятие, и остановка шахт приведет к тому, что порядка 5 тысяч рабочих вынуждены будут уйти в простой, получая две трети зарплаты (или вообще тарифа, как настаивают работодатели). Многие из рабочих набрали кредитов, и в случае простоя просто не смогут выплачивать их, попадая в долговую яму.

Государство должно быть готово к ситуации, когда почти целый город останется без средств к существованию. В случае такого кризиса должны быть, так сказать, в рабочем состоянии муниципальные и областные программы для поддержки людей. Ситуация непростая, но Федерация профсоюзов Свердловской области будет делать все возможное для возобновления работы шахт и начала большого переговорного процесса. Хочу отметить особо: социально-экономическая ситуация на РУСАЛе вызывает серьезную озабоченность нашего профсоюзного актива.

18 марта председатели профкомов ГМПР на предприятиях Объединенной компании «Российский алюминий» (Иркутск, Новокузнецк, Бокситогорск, Вохов, Саяногорск, Николаев, Североуральск и других) собирались на совещание в Москве. Они отметили, что в трудовых коллективах нарастает социальная напряженность, вызванная изменениями в социальной политике компании (приостановлено финансирование социальных программ, в том числе оплата санаторно-курортного лечения работников и тому подобное, на отдельных предприятиях издаются нормативные акты, противоречащие законодательству и ущемляющие права работников).

На своем совещании председатели профкомов ГМПР предприятий РУСАЛа выразили протест против такой политики работодателя, потребовали отмены нормативных актов, ущемляющих права работников, поручили Центральному Совету начать работу по переговорному процессу и заявили о готовности по призыву ЦС ГМПР проводить массовые солидарные акции в поддержку требований членов профсоюза. Таким образом, ГМПР, озабоченный обстановкой на РУСАЛе, сначала идет по пути переговорного процесса, реализуя принципы социального партнерства. Но в случае невыполнения требований готов на четко организованные и массовые акции протеста металлургов. Сейчас ЦС ГМПР поручено активизировать работу по созданию на РУСАЛе Социального Совета из представителей работодателей и профсоюза как представителя трудовых коллективов предприятий компании». Ольга Беляева, Европейско-Азиатские новости.
...
Комментировать
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
18+