January 31, 2008, 7:00 PM

Профсоюзы как школа капитализма

<p>Более семидесяти лет с легкой руки Владимира Ленина профсоюзы считались &laquo;школой коммунизма&raquo;.

Более семидесяти лет с легкой руки Владимира Ленина профсоюзы считались «школой коммунизма». Но вот более точная цитата: «профсоюзы — резервуар государственной власти, школа коммунизма, школа хозяйничанья». Если заменить «коммунизм» на «капитализм», то определение выглядит вполне современным.

В первых числах февраля уральские профсоюзы праздную девяносто лет со дня своего объединения. По официальным данным, федерация профсоюзов Свердловской области объединяет 36 областных профсоюзов различных отраслей экономики, 250 городских и районных организаций. В ФПСО насчитывается один миллион членов.

     Но являются ли современные профсоюзы резервом власти? До недавнего времени участие профсоюзных лидеров во властных структурах стремилось к нулю, а влияние на власть было и того меньше. Совсем недавно трехсторонние соглашения, ежегодно заключаемые между работодателями, властями региона и профсоюзными вожаками сводились к простой формальности. Все понимали, что если работодатель не будет платить зарплату или будет платить ее «в конвертах», никто ничего с ним поделать не сможет. Лидеры профсоюзов не пытались войти в законодательные, представительные или исполнительные органы власти.
    
Сегодня ситуация вроде бы меняется - выдвиженцы от профсоюзов участвуют в выборах, а ФПСО заключило прямо-таки революционное соглашение о минимальной зарплате: работодатель обязан ее индексировать дважды в год, с 1 июля она должна составить 3100 рублей, а с 1 октября - 3500 рублей. Станут ли планы реальностью – большой вопрос. Кроме оставшегося в наследство от советских времен сервилизма в отношении властей предержащих,  профсоюзам мешает элементарное отсутствие реальных рычагов воздействия на нанимателей. Для объявления законной забастовки требуется столь длительная, расписанная по этапам процедура, что от момента нарушения прав трудящихся до начала акции протеста может пройти несколько месяцев, а то и больше. Коллективный договор, в котором вроде бы можно предусмотреть всевозможные социальные гарантии для трудящихся – не закон прямого действия. И за нарушение колдоговора, в отличие от налогового кодекса, работодателю тюрьма не грозит. Более того, работнику, чьи права нарушены, сегодня гораздо проще и выгоднее «настучать» на работодателя в прокуратуру, ту же налоговую инспекцию, в ОБЭП, слить конфиденциальную информацию конкурентам, наконец, чем бегать по судам с коллективным договором в руках. Даже в сопровождении юриста, бесплатно предоставленного профсоюзом.
    
     Стоит напомнить, что с той же самой проблемой – как быстро и эффективно воздействовать на работодателя, особенно в случае локаута, то есть сговора нанимателей, сталкивались профсоюзы и в других странах. В Великобритании пошли путем создания политической «профсоюзной» партии – лейбористская партия была создана решением профсоюзного собрания. А почему бы и нет – миллион членов для регионального отделения любой партии – это сила.
    
     В США наиболее многочисленные профсоюзы оказались под контролем криминальных структур. Мафия делала укорот предпринимателям, не понимающим тезиса «о социальной ответственности бизнеса» - за отказ вносить деньги в профсоюзную и мафиозную кассу работодателя разоряли забастовками. У «правильных» работодателей забастовок не случалось ни при каких обстоятельствах.
    
     Каким из этих двух путей пойдет развитие профсоюзного движения в России или мы снова выберем свой собственный путь развития? Во всяком случае, альтернативные профсоюзы, созданные по западному образцу решающего влияния пока не добились. Во-первых, они малочисленны, во-вторых, скомпрометировали себя участием в рейдерских захватах предприятий, когда забастовка становилась инструментом в руках захватывающей стороны. Да и с настоящей рабочей солидарностью в сегодняшней России негусто. Ноябрьская забастовка рабочих завода «Форд» под Санкт-Петербургом захлебнулась – к конвейеру встали шрейкбрехеры.
    
     Впрочем, несмотря на изрядный возраст, в условиях реального капитализма наши профсоюзы успели поработать от силы 10 лет до октябрьской революции и 17 лет в новой России. Так что время превратиться в школу капитализма для трудящихся у ФПСО еще есть.
    
Елена Глушкова, Европейско-Азиатские новости.

...
Комментировать