October 2, 2007, 6:00 PM

Андрей Гусев: Судебная власть – вне политики

<p align="justify">Текущий год вполне можно назвать &laquo;Годом большой политики&raquo;.

Текущий год вполне можно назвать «Годом большой политики». Грядущие выборы депутатов Государственной Думы, а также подготовка к выборам президента России в марте следующего года заставляют рассматривать деятельность всех органов государственной власти именно в свете предстоящих перемен. Каким образом накал политической борьбы скажется на деятельности судебной ветви власти? Как укрепление позиций федерального руководства повлияет на роль судей в принятии принципиальных для регионов решений? На эти и другие вопросы ЕАН отвечает председатель Уставного суда Свердловской области, кандидат юридических наук Андрей Гусев.

- Андрей Владимирович, сказывается ли растущий накал политической борьбы на работе Уставного суда?

- Прежде всего, надо начать с того, что судебная власть -  единственная ветвь власти, которая максимально удалена от происходящих политических процессов. Ее задача – обеспечение стабильности государственной системы, сохранение законности и правопорядка. Хотя, поскольку мы принадлежим к системе государственной власти, для нас политические процессы бесследно не проходят. Если говорить об опыте прошлых предвыборных кампаний, то я бы не сказал, что они характеризовались всплеском числа обращений. Тем не менее, усиление востребованности в работе Уставного суда наблюдалось. И со стороны депутатов, и со стороны политических партий.

- А кто обращается в суд чаще? Местные партийные организации или граждане по поводу неких партийных инициатив?

- Против действий отдельных партий к нам обращаться бессмысленно. В Уставном суде можно оспаривать только акты органов государственной власти или местного самоуправления. Поэтому обращаются к нам партии, как общественные объединения, так и депутаты любых уровней, выражающие партийные интересы. Однако в России продолжается строительство партийной системы, она еще недостаточно развита. Поэтому чаще мы имеем дело с обращениями депутатов. В частности, весной этого года мы рассматривали обращение двух депутатов Областной Думы от несуществующей уже Партии Пенсионеров по поводу возможности создания партийных фракций в законодательном органе региона. Стоит отметить, что в настоящее время в Уставном суде Свердловской области нет в производстве дел по обращениям каких-либо партий или депутатов.

- В свое время вы говорили в интервью ЕАН, что Уставные суды существуют далеко не во всех регионах России. Возникла ли тенденция к увеличению их количества?

 - Если говорить о субъектах Федерации, не обладающих статусом республики, то Уставные суды работают только в трех: в Свердловской, Калининградской областях и Санкт-Петербурге. Стоит отметить, что ни в Москве, ни в Московской области Уставных судов нет. Тенденция к увеличению их числа наблюдается. Но, к сожалению, не такая активная, как хотелось бы. Постепенно процесс формирования Уставных судов идет, но очень вяло. Насколько я знаю, вопрос о создании подобных органов судебной власти сегодня рассматривается в Иркутской области и Красноярском крае. Но окончательного решения пока не принято.

- Губернатор Свердловской области Эдуард Россель во время общения с участниками прошедшего в Екатеринбурге заседания Совета региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации с гордостью рассказал им, что Свердловская область стала первым в России регионом, в котором был создан Уставный суд…

- Действительно, Уставный суд – это предмет гордости нашей области. Еще раз подчеркну: наличие подобного органа является признаком политической и гражданской зрелости руководства региона, высокого уровня его правовой культуры.

 - Андрей Владимирович, работа Уставного суда не является публичной. Здесь, как правило, не происходит громких процессов, привлекающих внимание широкой общественности. В связи с этим может возникнуть вопрос: а как оценить эффективность, в том числе и экономическую его деятельности?

- Мне кажется, вопрос можно рассмотреть шире. Недавно вновь назначенный председатель правительства Российской Федерации Виктор Зубков поставил вопрос об оценке эффективности работы исполнительных органов субъектов Федерации. Для этого необходимо разработать определенные критерии. Я думаю, что такую систему можно было бы разработать и для судебных органов всех юрисдикций, в том числе и для нас. Однако если сегодня нет четких критериев определения эффективности исполнительной власти, то о судебной и речи не идет. Я не говорю пока об уровне законности, соблюдения прав граждан, для защиты которых существуют все суды. Можно взять чисто экономический аспект. Приведу пример. В одном из дел наш суд рассматривал вопрос об эффективности и обоснованности экономических нормативов обеспечения муниципальных образований в сфере  жилищно-коммунального хозяйства. Несколько дел у нас было по налоговым вопросам. В итоге наши решения высветили определенные недоработки в деятельности и областных и городских властей. После этого были проведены экспертизы, привлечены специалисты и, в итоге, произведена соответствующая корректировка принятых постановлений. Конечно, говорить о каком-то прямом  «рублевом эффекте» здесь достаточно сложно. Однако, социально-экономический эффект, выражающийся в стабилизации работы экономики области, налицо.

- Как укрепление вертикали государственной власти сказывается на роли Уставного суда? Не может ли наступить момент, когда его деятельность станет ненужной, и недочеты в нормативных документах будут устраняться при помощи административного ресурса?

- Давайте вспомним советский период. «Вертикальнее», если можно так выразиться, власти, чем в те времена, и предположить невозможно. Тем не менее, существовала система судебных органов. Хотя страна не являлась федеративной,  действовали судебные органы в краях и областях. Поэтому, какие бы политические тенденции и процессы не происходили в России, пока мы остаемся правовым и федеративным государством, необходимость в существовании Уставных судов останется. Другое дело, что их деятельности может предаваться разный смысл. Вспомните, когда в стране проходил «парад суверенитетов», существование судов подобного рода рассматривалось как проявление сепаратизма. Сейчас настали совершенно другие времена и деятельность Уставного суда всецело направлена на верховенство Конституции России, Устава субъекта федерации, упрочение конституционной законности.
Более того, именно в свете укрепления всех звеньев государственной власти сегодня требуется «расширение географии» региональной конституционной юстиции на всю территорию страны.

Михаил Смирнов, Европейско-Азиатские новости.

...
Комментировать