October 20, 2006, 12:37 PM

Сергей Ланцов: «Я не понимаю, как господин Гавриловский намерен узаконить «Антей»

<P><IMG alt="ЛАНЦОВ Сергей Николаевич" hspace=2 src="http://ean66.

ЛАНЦОВ Сергей НиколаевичНа этой неделе с новой силой разгорелся конфликт вокруг ТЦ «Антей». Бизнесмен Андрей Гавриловский, который называет себя собственником этого здания, сделал ряд громких заявлений, в которых обвинил областных чиновников в намеренном затягивании вопроса по оформлению прав собственности на это здание. Агентство «Европейско-Азиатские новости» обратилось за разъяснениями вопросу к заместителю министра госимущества Свердловской области Сергею Николаевичу ЛАНЦОВУ:

- Я бы, конечно, как эксперт в области права не только земельного, мог бы прокомментировать ситуацию, сложившуюся вокруг ТЦ «Антей». Но в данном случае меня больше интересует вопрос того, что было сказано господином Гавриловским обо мне лично. Если я дам правовую оценку этой ситуации, мне могут задать логичный вопрос, каков из нее выход?

В частности, предположение господина Филиппова, которое он озвучил, вряд ли реализуемо. В качестве возможного выхода рассматривается расторжение договора с МУГИСО и заключение договора с Администрацией Екатеринбурга. А какая разница, с кем они заключены? Был арендодателем Иванов, стал Сидоров. Проблема не в том, кто арендодатель, поэтому реального выхода из ситуации он не обрисовал. Вы спросите, каков же выход? Я не хочу становиться юридическим консультантом для господина Гавриловского. По его мнению, лично я препятствую оформлению его законного права на «Антей», мотивируя это тем, что у меня есть личная корыстная заинтересованность в 40 процентах площадей.
Для начала я хотел бы сказать, что видел господина Гавриловского всего два раза в жизни – на совещаниях в Министерстве. Собственно, говоря, о его проблемах я узнал, присутствуя на совещаниях. Вникать в чем там проблематика, у меня не было времени, и уж тем более, предлагать ему какие-то варианты решения этой проблемы и просить за это какого-то вознаграждения. Второй момент. Я абсолютно не знаком с бизнесом господина Гавриловского, не знаю, сколько стоит «Антей», сколько там этажей и уж тем более, о каких площадях он говорит. Я понятия не имею, что это за объем имущества. Я, конечно, могу предположить, что это значительная сумма, но насколько она значительна мне неизвестно. Более того, я не знаю, кто был застройщиком этого объекта, кто нес расходы, вел финансирование.

- В чем же суть конфликта?

- На сегодняшний день у господина Гавриловского заключено два договора с МУГИСО. Один охранно-арендный – на разрушенный памятник - усадьба Фальковского. Причем, кем он разрушен, я не знаю – этим занимается прокуратура. Второй договор земельный. При этом хотел бы отметить одну особенность: земельный договор есть прямое следствие наличия охранно-арендного договора, и вытекает из него. Это означает, что земля, зависит от судьбы недвижимости. В охранно-арендном договоре записано, что арендатор с такого-то времени должен заключить договор с министерством на аренду земли. Но это следует не только из этого договора, но вообще из земельного законодательства. В статье 1 Земельного Кодекса РФ сказано, что земля следует судьбе объекта недвижимости. Поэтому господин Гавриловский находится не в сфере земельного вопроса, а в сфере определения судьбы объекта недвижимости - памятника. Несмотря на то, что он снесен, это не простой объект, утрата которого автоматически прекращает всяческие отношения: это памятник, который находится под охраной и для того, чтобы расторгнуть договор, необходимо провести ряд мероприятий. Каких именно, я не знаю, потому что это не моя сфера деятельности. Поэтому господин Гавриловский находится сегодня у первого звена, но почему-то всем заявляет, что у него проблемы во втором звене – он еще первое не прошел, а уже говорит о втором. Следующий момент. На сегодняшний день у меня нет на исполнении документов Гавриловского.

Единственно, что десять дней назад в Министерство пришло заявление, которое касается моей сферы, где господин Гавриловский просит министерство расторгнуть сначала охранно-арендный договор, а уже потом договор аренды земли. Однако я не ставлю никаких ключевых подписей – есть министр, есть областное правительство – если вышестоящие инстанции, включая губернатора, определились с решением этого вопроса, как утверждает господин Гавриловский, то уж я точно никак не могу повлиять на ее развитие.

У меня возникает встречный вопрос к господину Гавриловскому: чем лично я мешаю решению его проблемы? Я какой-то документ не подписываю, не отвечаю на его запросы или чиню еще какие-то препятствия, которые не позволяют ему разобраться со своими проблемами? Я бы поставил свою подпись, если бы она понадобилась и была законна – я вопреки закону подписи не ставлю. Но у меня даже нет ни одного документа, даже заготовки, где бы предполагалась моя подпись. Поэтому мне совершенно непонятно, почему господин Гавриловский решил, что я мешаю решению его вопроса. У нас в министерстве четкая иерархия во взаимоотношениях выше и нижестоящих. Я, честно говоря, даже не знаю, в какой стадии находится решение вопроса господина Гавриловского по памятнику.

- Каково будет дальнейшее развитие ситуации?

Я буду подавать в суд – сделаю это на следующей неделе. Этого не будет лишь в том случае, если господин Гавриловский публично передо мной извинится. Если этого не произойдет, то буквально в понедельник-вторник на следующей неделе обращусь в суд. Конечно, некоторые скажут – сейчас-то точно Ланцов «закусит удила» и приложит все силы к тому, чтобы Гавриловский не мог уладить это дело.

Могу всех уверить, кто хочет, приглашаю в министерство – как только будет подписан договор о расторжении охранно-арендного договора, я обязуюсь в двухдневный срок обеспечить со своей стороны подписание договора о расторжении аренды земли. Дело не в том, что я испугался каких-то там выступлений, а в полной липе, которая говорится и пишется на мой счет в некоторых СМИ. Я просто занимаю такую позицию – как человек, после такой откровенной лжи я не слишком сильно буду уважать господина Гавриловского, и если он меня попросит как человека, оказать ему помощь, я ему ее не окажу. Но как чиновник я обязан это сделать. Поэтому если он официально подал заявку на расторжение договора, у меня по закону нет оснований отказывать ему – она будет удовлетворена.

У меня есть предложение господину Гавриловскому. Сформулировать четко суть своих  претензий не применительно ко мне, а к чиновникам. Может быть так проще будет понять, чем он недоволен. Я полагаю, что суть претензий господина Гавриловского сводится к следующему – уважаемые чиновники, я нарушил закон, а вы такие плохие  - не помогаете мне уладить эти проблемы. Вот об этом идет речь. Ну, конечно, это прикрывается тем, что речь идет о бизнесе, который нужно развивать, о дополнительных рабочих местах, о неприкосновенности собственности. Именно под этим соусом нам подается эта ситуация – плохие чиновники не дают развивать бизнес.

- Гавриловский утверждает, что, якобы, именно МУГИСО мешает ему восстановить памятник. Якобы, он готов это сделать, но ему этого не дают – так это или нет?

Проблема в том, что сегодня федеральный закон говорит о том, что снос или перенос таких объектов как усадьба Фальковского осуществляется исключительно по решению федеральных властей. При желании он мог бы разобраться, какие вопросы и кем решаются. Какие-то вопросы относятся к компетенции федеральной власти, другие областной. Он же почему-то решил, что все свои проблемы можно решить в одном кабинете.

Утверждения господина Гавриловского, что 80 процентов застройщиков строят абсолютно также как он – преувеличены. Заминки возникают только в том случае, если речь идет о каких-то особых зонах, где расположены, скажем, те же памятники.  Поэтому люди, заходя на такие сложные проекты, начинают их соизмерять с более простыми, говоря, а вот у меня в прошлом году в таком-то месте все прошло гладко и гораздо быстрей. А ты оглянись, там может быть сама ситуация изначально была проще?

Гражданское законодательство для таких случаев предусматривало возможность оформления прав собственности на объект недвижимости после окончания строительства. При условии, что будут собраны все бумаги, и не будут нарушаться права третьих лиц. Можно было оформить бумаги позднее. Точку в этом вопросе ставил суд, который говорил, легитимна или нет стройка, но при этом ответственный за землю орган должен был дать свое согласие – да, мы не против. Наличие этих трех обстоятельств – наличие полного пакета документов, согласие уполномоченного органа и решение суда могло превратить незаконную постройку в законную.

Но вся беда в том, что с 1 июля 2006 года ситуация изменилась. Когда господин Гавриловский начинал это строительство он, конечно, не мог подозревать, что через какое-то время законы изменятся. Сейчас он пытается строить третью очередь, но если опять изменится законодательство, он снова нас обвинит?
В статью 222 Гражданского Кодекса РФ внесли изменения  - ФЗ №93 «дачная амнистия». Этим законом введен упрощенный порядок оформления прав на самовольную постройку. Был судебный, добавился еще упрощенный административный порядок. Но ключевое изменение не в этом – оно процедурное, а в том, что право на такую постройку можно признать за лицом, у которого в собственности – постоянном бессрочном пользовании либо пожизненном наследственном владении находится земельный участок. Т.е. за тем, кто его построил без прав на землю, признать право собственности через суд вообще невозможно. Закон в принципе это не допускает. Поэтому я вообще не понимаю, как господин Гавриловский намерен узаконивать данную постройку.


 

...
Комментировать