September 24, 2009, 11:52 AM

Владимир Дворкин: «Мы и не предполагали, что ядерная программа Ирана будет развиваться так активно»

Администрация Барака Обамы отказалась от размещения ПРО в Чехии и в Польше, тем самым сняв <IMG style="MARGIN: 5px; WIDTH: 150px; HEIGHT: 200px" height=200 alt="" hspace=5 src="http://eanews.
Администрация Барака Обамы отказалась от размещения ПРО в Чехии и в Польше, тем самым сняв напряженность в отношениях с Россией по этому вопросу. На проходящей в эти дни сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке проблема иранской ядерной программы была также в центре внимания. Как сообщается, большая часть встречи Обамы и Медведева была посвящена Ирану. О том, какую опасность несет в себе ядерная программа Ирана, стоит ли России поставлять этой стране противоракетные комплексы, а также на какие ответные шаги может пойти Россия после отказа США от ПРО в Европе, корреспонденту ЕАН в Москве рассказал руководитель Центра проблем стратегических ядерных сил генерал-майор Владимир Дворкин.

- Владимир Зиновьевич, в чем заключается опасность ядерной программы Ирана?

- Уже сейчас иранская ракета Шахаб 3М обладает дальностью больше 3 000 километров. И идет активная работа над новыми системами, которые вполне будут покрывать диапазон ракет средней дальности. Иран запустил свой спутник, который весит 27 килограммов. Вот если приспособить верхнюю ступень под боевую часть, то, как показывают оценки – и наши внутренние, и оценки, которые делал институт «Восток-Запад», дальность ракеты может быть около 4 000 километров.

В Иране активным образом идет то, что мы раньше не представляли и даже не предполагали. Это разработка и производство твердотопливных ракет. Это новая для нас информация. Поэтому все разговоры, о том, что они ничего не могут (а у нас Генштаб заявлял, что у них технология Скад, что это не больше 1000 километров), не адекватные.

Потому что считать, что Иран не сможет освоить те технологии, которые Советский Союз освоил в 50-е годы, создав ракеты средней дальности Р12 и Р14, это очень наивно. Мы тогда не делали таких твердотопливных ракет, как они сейчас делают, а если они смогли заменить связку из четырех ракетных жидкостных двигателей, которые им поставила Северная Корея, на один двигатель собственного производства, то это означает, что у них потенциал и средств значительно больше, чем у Северной Кореи.

Поэтому недооценивать эту угрозу, я считаю неправильным. Я думаю, что переориентация на защиту Европы от ракет средней дальности в новом проекте Обамы достаточно оправдана. Поскольку вся Европа и значительная часть России может находиться под ударом.

Это совершенно не означает, что Иран будет применять ядерное оружие. Они понимают, что любые пуски по соседям приведут к полному уничтожению их страны. Но будет значительно активизирована роль Ирана в развитии международных террористических сетей. Тот же Корпус стражей исламской революции руководит фактически Хезбалой. И если сейчас руководство Ирана опасается предпринимать активные действия, то под прикрытием ядерного зонтика эти преграды могут исчезнуть.

- С вашей точки зрения, стоит ли поставлять Ирану российские ракетные комплексы С-300?

- Поставки таких комплексов - это чисто политический вопрос. Если бы я принимал решение, то я бы не поставлял комплексы С-300.

- Какие ответные шаги навстречу могла бы предпринять Россия после того, как США отказались от размещения ПРО в Европе?

- Что касается встречных шагов, то я считаю, что единственный рациональный ответ - это принятие многократных предложений США о совместной разработке ПРО. Это говорили все большие начальники в Вашингтоне, это говорил и бывший и нынешний начальник управления противоракетной обороны. Они не однократно говорили, что они готовы к этому. У нас же потенциал для сотрудничества достаточный.

Сергей Морозов, Европейско-Азиатские новости.
Комментировать