October 13, 2009, 10:35 AM

Никита Боровиков: «На Подрабинеке мы выработали механизм ответственности за сказанные слова»

Скандал из-за журналиста Александра Подрабинека, статья которого стала причиной протестных акций со стороны молодежного движения «Наши», продолжает набирать обороты.
Скандал из-за журналиста Александра Подрабинека, статья которого стала причиной протестных акций со стороны молодежного движения «Наши», продолжает набирать обороты. На прошлой неделе заявление Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, который возглавляет Элла Панфилова, в котором она призвала прекратить травлю журналиста, выявило противоречия в разных «башнях» Кремля. Как заявил высокопоставленный чиновник в администрации президента, которым, по мнению СМИ, является первый зам кремлевской администрации Владислав Сурков, позиция совета по правам человека по поводу Подрабинека «не соответствует принципам гражданского общества, девальвирует саму идею совета и ставит в сомнительное положение его руководителя». О том, почему «Наши» решились на акции против Подрабинека, чего они этим добились, а также как они оценивают деятельность Эллы Панфиловой, корреспонденту ЕАН в Москве рассказал лидер «Наших» Никита Боровиков.

- Никита, почему вы решили пикетировать именно господина Подрабинека? В России выпускается не только статьи, в которых пропагандируются фашистские идеи, но и целые газеты и книги.

- Наша антифашистская работа проводится в самых разных формах, начиная от борьбы с изданием фашистской литературы - мы очень много сил потратили в свое время, чтобы сделать невозможным продажу таких книг, продолжая закрашиванием свастик, и заканчивая научными конференциями на эту тему. Но с моей точки зрения, большой вклад в антифашистскую работу делает проект «Россия для всех», когда с самого начала детям прививается антифашистская идея, в первую очередь, о том, что все люди равны, они разные, и каждый по-своему интересен.

- Чего вы хотели добиться, организуя пикеты около дома журналиста Подрабинека?

- Мы хотим, чтобы наше общество выработало механизм противодействия, а самое главное – предупреждения, чтобы человек, прежде чем кого-то оскорбил, он понимал, что он не будет продолжать псевдополитическую дискуссию, а на самом деле – продолжать поливать кого-то грязью и оскорблять. Гражданское общество может находить другие формы выражения общественного порицания, а не только ответ на такие статьи статьями.

Граждане могут защищать свои права всеми способами, которые не запрещены законом, а вовсе не только тем способом, которым было попрано, как мы считаем, наше право. Поэтому мы считаем именно этот способ эффективным, и не надо пытаться нас ограничивать в наших конституционных правах.

Но на самом деле проблема гораздо шире, чем только лишь оскорбление. Это частный случай общего правила безнаказанности. Вся демократическая система, как известно, строиться на системе сдержек и противовесов, не только в государственном управлении, но и в правах и свободах, в ответственности. Вот сейчас, к сожалению, пока сложилась такая система, когда не очень эффективны способы привлечения к ответственности безответственных авторов.

- А чего вы добились в результате своих акций?

- Благодаря этим акциям мы считаем, что нам удалось не замолчать то мерзкое содержание, которое было в статье Подрабинека. И в итоге нам удалось заставить его как минимум откорректировать свою позицию. Потому что господин Подрабинек, если мы посмотрим его интервью «Эху Москвы», начал юлить и говорить о том, что нет, я имел в виду не конкретного человека. Начала корректировать свою позицию по сравнению с первоначальной и поддержавшая по началу Подрабинека госпожа Панфилова и Совет по развитию гражданского общества и правам человека. И именно поэтому, мы хотим поблагодарить всех тех, кто нас поддержал, и мы считаем, что в итоге это противостояние мы выиграли, потому что не удалось отвлечь внимание на форму, и содержание все-таки было осуждено.

- Как вы отнеслись к позиции, занятой Эллой Панфиловой?

- Я скажу так: во-первых, есть орган, который называется Совет при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. И я не считаю нужным возлагать ответственность на одну только госпожу Панфилову за то заявление, которое выпусти совет. С нашей точки зрения, абсолютно некорректное и неправильное содержание этого заявления с искажениями фактов и сомнительными правовыми оценками – это результат общей работы Совета, хотя в том совете есть люди, которые нас поддержали, и это очень приятно. Это – во-первых. Во-вторых, я не думаю, что именно мы должны выносить оценку работе госпожи Панфиловой, это должен делать тот, в чьи обязанности это входит.

Но что меня в этой ситуации возмущает, что это было очень похоже на обком. Когда люди, которые защищают господина Подрабинека, сами решают какая позиция правильная, а какая – нет. И когда абсолютно в рамках закона, происходит реакция на ту или иную статью, начинают говорить об экстремизме, о травле, которой не было. Все эти обвинения могут быть доказаны только с помощью суда.

На мой взгляд, это крайне странно, когда люди, которые всю жизнь говорили о том, что они страдают от того, что они являются инакомыслящими, когда сами столкнулись с теми, кто мыслит иначе, с теми, кто иначе, чем они, относится к нашему общему прошлому, оказались не толерантными, недемократичными.

Сергей Морозов, Европейско-Азиатские новости.
Комментировать