November 12, 2012, 10:52 AM

Россия без наркоцентров: проекты а-ля Евгений Ройзман громят по всей стране

В Екатеринбурге продолжается расследование уголовного дела в отношении легендарного фонда «Город без наркотиков». Сотрудники Следственного комитета изучают изъятые в ходе обысков в офисе ГБН и его реабилитационных центрах системные блоки, диски, флеш-карты, а также документы о деятельности фонда. Для установления имеющейся на изъятых носителях информации в электронном виде следователем скоро будут назначены компьютерно-технические экспертизы. А документы отправятся на почерковедческую судебную экспертизу.

В Екатеринбурге продолжается расследование уголовного дела в отношении легендарного фонда «Город без наркотиков». Сотрудники Следственного комитета изучают изъятые в ходе обысков в офисе ГБН и его реабилитационных центрах системные блоки, диски, флеш-карты, а также документы о деятельности фонда. Для установления имеющейся на изъятых носителях информации в электронном виде следователем скоро будут назначены компьютерно-технические экспертизы. А документы отправятся на почерковедческую судебную экспертизу.

Агентство ЕАН еще в июле представило прогноз экспертов по возможным сценариям развития конфликта Евгения Ройзмана с силовыми структурами, один из которых был условно назван как «силовой», предполагающий возбуждение уголовных дел, проведение обысков. Такого рода сценарий тогда многим показался маловероятным, однако жизнь доказала, что подобный поворот вполне реален: обыски прошли, дела возбуждены, вице-президент ГБН Евгений Маленкин объявлен в федеральный розыск. Что дальше? Ответ на этот вопрос, возможно, стоит поискать в Кемеровской области, где лидеры схожей с нашим фондом организации уже заключены под стражу и ждут суда.

События в Кемерово развивались по схожему с екатеринбургским сценарию. Общероссийская благотворительная общественная организация «Преображение России» была образована в 2001 году как Кемеровская региональная благотворительная общественная организация «Преображение». Президентом и непосредственным учредителем ее стал Андрей Чарушников, проживающий в Кемерово, ранее судимый за грабеж и хулиганство. В местном криминальном мире хорошо известен как Чара. В 2008 году организация приобрела общероссийский статус и была переименована в «Преображение России».

Как и «Город без наркотиков», организация Чарушникова занимается реабилитацией наркоманов и алкоголиков. Принципы работы схожие: есть реабилитационные центры, куда поступают зависимые граждане. При поступлении лица в эту организацию оно заполняет документы - анкету и договор благотворительной деятельности. Там содержатся пункты о том, что поступившее лицо просит ограничить его в свободе сроком на две недели, для того, чтобы купировать абстинентный синдром. У реабилитанта изымаются ценные вещи и документы. Граждане, находящиеся на реабилитации, проходят трудотерапию в основном на погрузо-разгрузочных работах, обслуживают муниципальные кладбища в роли уборщиков, работают дворниками, разнорабочими. Деньги реабилитантам на руки не выдаются.

Долгие годы на «преображенцев» особого внимания власти не обращали. Принято было считать, что реабилитацией наркоманов занимаются личности с темным прошлым, но вмешиваться в их деятельность власти до последнего времени не спешили. По какой причине пелена с глаз у силовиков упала доподлинно неизвестно. Тем не менее, сегодня верхушка «Преображения России» преображается в СИЗО в ожидании суда. Андрей Чарушников обвинен в том, что забил одного из реабилитантов черенком от лопаты, при обыске в организации нашли миллионные сумки «налички» и незарегистрированное оружие, так что ближайшим сподвижникам Чарушникова статьи УК тоже обеспечили.

Анализируя опыт работы «Преображения России» и «Города без наркотиков» несложно найти много общего. Как и Чарушников, Евгений Ройзман и тагильчанин Егор Бычков имеют официально зафиксированные проблемы с законом. Вице-президент ГБН Евгений Маленкин, по данным силовиков, вообще прошел в свое время через реабилитацию в «Преображении России» и даже едва ли не работал в организации Чарушникова. Сегодня уральских силовиков очень интересует, не привез ли Маленкин с собой некоторые способы воздействия на реабилитантов.

Практика организации работы также схожа: фактическая изоляция реабилитантов, то ли тюремный, то ли казарменный быт. Постоятельцев реабилитационных центров ГБЕ, так же как их кузбасских коллег, задействуют в работе на стороне, при этом оппоненты Евгения Ройзмана говорят о едва ли не отлаженной системе рабского труда.

Еще одна схожая черта - активный PR обеих структур. Когда к законности действий организаций и их руководителей у властей и силовиков возникают вопросы, фонды и центры идут в жесткую контратаку, звучат обвинения в политическом заказе, пачками идут письма в Москву: Чарушников жаловался в минюст, Ройзман пошел еще выше - обратился за помощью сразу к президенту Владимиру Путину.

Впрочем, справедливости ради скажем, что и отличий в практиках ГБН и «Преображения России» тоже немало. Так, Евгений Ройзман для обороны активно использует политическую составляющую, открыто угрожая властям: если от меня не отстанут, я пойду на выборы мэра Екатеринбурга и даже губернатора Свердловской области. Ройзман уверен, что обязательно их выиграет. Еще одна угроза - организация массовых акций протеста, «письма ученых и писателей» в свою поддержку.

Другое отличие - масштаб действий. Несмотря на культовый характер для свердловчан, ГБН проект несравненно более скромный: у «Преображения России» на пике ее активности было под четыре сотни реабилитационных центров по всей стране и в ближнем зарубежье.

Кстати, общего языка организации, несмотря на всю схожесть задач, не нашли. Когда «ПР» начала активно рекламироваться в Свердловской области, со стороны ГБН она получила жесткую отповедь.

«Это мошенники. В свое время кемеровские бандюки решили, что наркоманы это дешевая рабочая сила и открыли реабилитационный центр в Кемерово 1999 году, потом пошли и по всей России. Они просто используют труд наркоманов», - заявлял журналистам объявленный сегодня в розыск господин Маленкин.

Еще одно существенное расхождение - взаимоотношение с Русской православной церковью: у ГБН с ней полное взаимопонимание, у «преображенцев» - открытый конфликт.

Как бы то ни было, опыт сибирской организации весьма поучителен. Несмотря на размах деятельности «Преображения России», ее лидеры заключены за решетку, пока - в ожидании суда. По какому сценарию будут развиваться события в Екатеринбурге и какое будущее ждет Евгения Ройзмана - вопрос пока открытый. Тем не менее, определенные выводы сделать уже можно: судя по последним обыскам в питерском реабилитационном центре «Новая жизнь», проблемы у структур такого рода начались по всей стране. Европейско-Азиатские Новости.

Комментировать