January 22, 2013, 3:40 AM

Политолог Дмитрий Москвин о том, почему никто не защитил абажуры Тимофея Ради от нападок администрации Екатеринбурга

К современному художественному высказыванию отношение в городе преимущественно пофигистски-негативное. Проект Ради впрочем взволновал интернет-общественность. Все СМИ высказались с большим оттенком уважения и приятия. Даже костная пресс-служба УрФУ постаралась так сделать заголовок новости, чтобы создавалась иллюзия прямой сопричастности университета к этой акции. 
Однако сегодня стало известно, что Администрация города Екатеринбурга считает этот проект не соответствующим некоему «архитектурному ансамблю» (а нечего с оранжевым цветом в стране победившего «нашизма» играться). Вот что сказал пресс-секретарь мэрии Денис Сухоруков:
"- В целом администрация города поддерживает действия горожан, которые пытаются своими силами улучшить город. Но мы предлагаем все же предварительно обращаться к нам для того, чтобы согласовать размещение той или иной инсталляции. Если говорить об абажурах на Ленина, то их придется убрать, ведь их установка согласована не была. Идея, конечно интересная, но специалисты нашего департамента архитектуры пришли к заключению, что абажуры не вписываются в общий архитектурный ансамбль территории вблизи Оперного театра."

Тимофей Радя в комментарии к этому высказыванию отметил: «Мы их сами уберём, как и собирались». 
Другими словами, воля власти и воля художника лишают центр города интересного, неординарного и позитивного объекта. 
2 тезиса:
1. «Главный враг власти - её исполнительная бюрократия»
2. «Автор высказался. Автор мёртв»

Основная идея:
Современное искусство связывает три стороны - художник, публика и власть. Современное искусство - всегда акт в том числе политического высказывания, даже если открыто эта мысль в высказывании не продемонстрирована. Поэтому власть, особенно ощущающая свою слабость, любит устанавливать диктат в области искусства. Заявить общественности, что то или иное произведение - полная фигня, - это давно уже в порядке вещей, символический акт демонстрации отсутствующей силы. Параллельно решаются и многие другие задачи (впрочем умная, даже если и слабая, власть научается изыскивать не упрямо лобовые столкновения). Как правило публика либо молчит, либо рукоплещет, ибо, и это показывает история и современная социология, для большинства актуальное искусство - то есть говорящее о современности и незнакомым большинству языком - это что-то запредельное, настораживающее, пугающее. Проще избавиться, чем терпеть рядом. 
Что остаётся художнику? Он может защищаться, когда нападают на его творчество, он может игнорировать эти нападки и отойти в сторону. Но художнику не следует заниматься публичным объяснением своего замысла и, таким образом, превращать своё высказывание в канон и застывший монумент. Художник высказался - художник должен уйти. Свобода высказывания умножается на свободу интерпретации. Может ли такой тандем выжить в условиях общественной системы патерналистского типа и авторитарного политического режима? Не здесь ли рождается особое осознание художником своей миссии? Ударили по одной щеке, так надо ли бежать подставлять вторую?  
Абажуры в центре Екатеринбурга - это с момента их появления достояние города и горожан. Ни власти в отдельности, ни художника как творца. И тем более поразительно, что все те, кто рукоплескали неделю назад их появлению, сейчас либо отделались сожалеющими комментариями к посту Ради, либо не обращают внимания. Ни письма в защиту, ни интернет-голосования... 

Читать далее...

Комментировать