June 1, 2020, 8:03 AM

Николай Коляда: «Когда я понял, что государство на нас плюнуло, я подумал: «Ну и мы на вас плюем»

«Коляда театр» уходит на каникулы, финансовое будущее его не определено. Николай Коляда признает, что оказался в безвыходном положении. В интервью ЕАН он рассказал, что театр продолжал «подпольные» репетиции, к выходу готово 5 новых спектаклей, но увидит ли их зритель – неизвестно.

- За вашей борьбой за театр следит вся Россия. Каковы последние новости?

- С 7 июня театр уходит в бессрочный неоплачиваемый отпуск. Сколько он продлится, я не знаю. Вчера я выплатил зарплату, спасибо за это людям, которые высылали мне деньги. Сегодня тоже пойду выдавать. За вторую половину мая я зарплаты выдал, но на отпускные уже денег нет. 

Все идут гулять, куда идут — не знаю. Что они сейчас могут найти? Они могут, наверное, пойти работать в «Магнит» грузчиками. Вчера мне написали из «Сима-ленда», предлагают работу, говорят, может, вашим ребятам надо. Дай им бог здоровья, что предлагают. Может, кому-то родители помогут. 

 Солнце русской драматургии Николай Коляда на карантине (ТРАНСЛЯЦИЯ) 

У меня пенсия, зарплата в театральном институте, мне больше ничего не надо. Я не знаю, что будет дальше, правда. Не от меня же это зависит. Мы готовы играть хоть сейчас.

- Есть чем порадовать зрителей?

- Мы на самом деле не уходили ни в какую самоизоляцию. Когда я понял, что государство на нас плюнуло, я подумал: «Ну и мы на вас плюем». 

С 7 апреля мы собирались каждый день, иногда по три репетиции в день. Слушайте, это мой дом, моя семья, мы репетируем без масок. Люди же не ходят дома в масках. Каждую репетицию мы измеряли температуру, записывали в журнал, все протирали. 

За эти два месяца приготовили пять спектаклей. Кому их показывать только? Артисты говорят, мол, давай онлайн. Я отвечаю: «Какой онлайн? Глупости это все. Театр — это дело живое». Я сделал спектакль по своей пьесе «Картина», в нем заняты 25 человек. Восстановили спектакль «Фронтовичка» по пьесе Анны Батуриной. Почти готов спектакль по пьесе Кати Кузёмы «Мальчик мой». 

 Театральный сезон в Свердловской области в этом году может начаться раньше 

Репетируем пьесу «Край земли русской» Анастасии Чернятьевой. Репетируем моноспектакль с Татьяной Потехиной по пьесе Романа Козырчикова «Бибинур». Мы готовы хоть завтра играть, хоть для 49 человек, как это было раньше. Но государство говорит: «Как хотите, так и выплывайте». Увольте всех и поставьте на биржу труда. Это сотня бумаг, неповоротливая система. И не понять, сколько ты получишь, - возможно, 1500 рублей за месяц.

По словам режиссера, все это время он выкладывал свежие видеозаписи, говоря, что это архив за март.

«Я выкладывал видео с репетиций с подписью: «Роясь в телефоне, в марте месяце». Да вранье это все. Чтобы избежать какого-то скандала, чтобы не пришла полиция с обыском, писал так. Мы закрывались, боялись. Я говорил: «Вот у нас черный выход, бегите туда». Но никто не пришел. Я не хочу сказать, что коронавируса нет, конечно, он есть, и надо быть осторожным, беречь себя, не дай бог заболеть. Но с ума сходить и впадать в панику не надо. Все артисты смотрят на меня, если я сейчас заплачу, зарыдаю, упаду, ногами задрыгаю… Нет, я все время улыбался. Давайте репетировать», - рассказал Николай Коляда.

Николай Коляда не единственный, кто сделал такой карантинный «камин-аут». Оказывается, точно так же ушел в отпуск руководитель театра «Эксцентрик-балет».

«Сергей Смирнов, руководитель коллектива «Эксцентрик-балет», тоже отправил весь коллектив в отпуск и пишет: «А до этого мы все занимались». Я понимаю его, если бы два месяца не занимались его артисты, не разминали тело, то они бы сейчас стали инвалидами. Мы-то, драматические артисты, после отпуска не знаем, куда руки-ноги деть. Он тайком репетировал. В Казахстане с 1 мая президент разрешил репетировать до 30 человек. А у нас-то что? Почему не разрешить репетировать-то? Соблюдайте все меры, делайте моноспектакли, но чтобы это вживую было, а не «Зуме» сидеть. Пусть выйдет какой-то указ. Люди сдохнут просто от безделья. Надо быть осторожным, но нельзя сходить с ума! Большая часть этого карантина прописана на бумаге. Зайдешь в любой магазин, толпа, маски висят на подбородках», - негодует Коляда.

По словам Николая Владимировича, ему стыдно просить у поклонников театра деньги в то время, когда тяжело всем. Именно поэтому он вынужден отправить труппу в неоплачиваемый отпуск.

«Я обратился к людям, попросил о помощи, люди присылают мне деньги. Присылают из разных театров: из Брянска, из Улан-Удэ, из Москвы. Они же на бюджете сидят. В нашем Театре драмы получают оклад, плюс у них же баллы идут за каждый сыгранный спектакль, директор театра сделал так, как будто они что-то играют. Но это же не свои деньги, не живые, это деньги налогоплательщиков. От государства им идет какая-то социальная защищенность, а у нас какая? Мне уже стыдно просить у людей денег. Человек мне высылает сто рублей, а я знаю, что у его матери рак. У меня слезы капать начинают! Стыдно. Людям самим тяжело. Артисты мне говорят: «Спасибо за деньги». Я им: «Не мне спасибо говорите», - рассказал Николай Коляда.

Министр культуры региона Светлана Учайкина не так давно заявила, что ведомство перевело 3 млн рублей «Коляда-театру» на фестиваль «Коляда Plays». Однако эти деньги можно потратить только на фестиваль.

«Учайкина говорит: «Мы же дали Коляде на фестиваль». Там лежит 3 млн, а я не могу к ним прикоснуться. Я возьму и раздам на зарплату. А меня потом посадят, там же каждая копеечка прописана: на гостиницу, на транспорт, на еду — за все нужно отчитаться и приложить чеки.

Приложу я чеки, что выдал зарплату, — и что? Откуда это отдавать? Когда я работал в бюджетной организации журнал «Урал» главным редактором. Я же дурак был полный. Деньги остались перед Новым годом, я взял всем выдал премию, а меня потом оштрафовали на 50 000 рублей. Оказывается, так нельзя было делать», - заключил Коляда.

ЕАН следит за развитием событий.

 Свердловский минкульт дал «Коляда-театру» три миллиона. Но трогать их нельзя  

Александра Аксенова

Источник фото: Алексей Колчин для ЕАН
Комментировать