October 25, 2019, 5:13 AM

Откуда берется рак и как помочь больным детям: интервью с ученым из Екатеринбурга

Сотрудники Лаборатории молекулярной биологии, иммунофенотипирования и патоморфологии Областной детской клинической больницы уже много лет занимаются поиском новых технологий, которые позволят быстро поставить диагноз и назначить эффективное лечение опухолевых заболеваний у детей. О том, удастся ли когда-нибудь выяснить, откуда берется рак, над какими научными разработками специалисты трудятся сейчас и какое оборудование им необходимо для совершенствования своей работы, в интервью ЕАН рассказывает заведующий лабораторией, доктор медицинских наук Григорий Цаур.

- Григорий, ученые много спорят о причинах возникновения рака. На ваш взгляд, удастся ли исследователям когда-нибудь определить, откуда он все-таки берется?

- Сегодня существует несколько хорошо известных факторов, которые могут приводить к развитию рака. Например, вирусы папилломы человека высокого онкогенного риска (чаще это 16 и 18 типы) связаны с развитием рака шейки матки. Это четвертый в мире по частоте встречаемости рак у женщин. Длительно не леченная язва желудка способствует перерождению клеток слизистой оболочки желудка в опухолевые, и тогда может развиться рак желудка. Меланому – рак кожи – провоцирует длительное пребывание людей со светлой кожей на солнце или в солярии. Определенные виды рака легкого связаны с курением. Небольшая доля онкологических заболеваний имеет наследственный характер, то есть передается от поколения к поколению. Но все эти факторы актуальны для взрослых людей.

У детей же практически никогда не удается выявить причины онкологических заболеваний, за исключением крайне редких семейных форм. Очень надеюсь, что в будущем ученые найдут ответ на этот вопрос.

- А детская онкология отличается от взрослой?

- Да, конечно. Структура заболеваемости у детей и взрослых совсем разная. У взрослых чаще всего развиваются заболевания, которые мы называем рак. Это может быть рак желудка, предстательной железы, шейки матки, рак поражающий различные отделы кишечника. Для детей такие виды рака нехарактерны. У них другие типы опухолей, которые в ряде случаев развиваются еще во внутриутробном периоде. Наиболее часто у детей выявляют злокачественные заболевания центральной нервной системы и крови.

Способы лечения маленьких пациентов и взрослых, соответственно, разные. Дети в состоянии переносить гораздо более интенсивную химиотерапию по сравнению с взрослыми пациентами. Связано это с более низкой активностью системы детоксикации у взрослых людей, которая участвует в выведении из организма вредных веществ. Кроме того, ухудшают эффективность лечения и сопутствующие заболевания, которые накапливаются с возрастом и не позволяют проводить эффективную противоопухолевую терапию.

- Как сейчас развивается лечение детской онкологии?

- Надо отметить, что в развитых странах хирургическая онкология, лучевая и противоопухолевая химиотерапия – это локомотив, который ускоряет развитие смежных медицинских специальностей, включая самые разные диагностические, лечебные, реабилитационные технологии. И детская онкология в педиатрии выполняет ту же роль.

 Но так было не всегда. До начала 1970-х годов подавляющее большинство детей с онкологическими заболеваниями погибало. Выживали единицы. Но затем, с внедрением так называемой интенсивной программной химиотерапии (это когда используется не какое-то одно лекарство, а их комбинация и четко соблюдаются временные интервалы между курсами, – прим. ЕАН), результаты лечения рака у детей стали стремительно улучшаться.

В нашей стране существенный прорыв и улучшение результатов лечения произошел в начале-середине 1990-х годов, когда у многих детских онкологов из разных регионов нашей страны появилась возможность выезжать на учебу и стажировки за рубеж, в первую очередь в Германию. Детские онкологи, гематологи, врачи смежных медицинских дисциплин из Областной детской клинической больницы Екатеринбурга изучали структуру оказания медицинской помощи детям со злокачественными заболеваниями, перенимали опыт зарубежных клиник, а затем полученные знания взяли за основу при проектировании нового корпуса Центра детской онкологии и гематологии, в котором мы сейчас работаем. Так была создана и наша высокотехнологичная лаборатория, которая помогает в установлении диагнозов онкологических заболеваний у детей и взрослых. Наша задача – корректно и оперативно поставить диагноз, определить вид опухоли, степень ее злокачественности, оценить прогноз и найти возможные мишени для таргетной (целенаправленной) терапии. Именно в этом направлении я и вижу дальнейшее развитие нашей лаборатории.

- Минувшей весной в Германии вы представили собственный инновационный метод, который позволяет выявлять особые, редкие виды рака крови у детей уже на ранних стадиях. Расскажите об этом подробнее.

- Действительно, нам было очень интересно представить свою разработку на европейской сцене, и, конечно, приятно, что она вызвала большой интерес. Мы предложили собственный способ диагностики BCR–ABL1-подобного острого лимфобластного лейкоза (это группа злокачественных заболеваний крови, - прим. ЕАН), и он уже доказал свою эффективность. В основе лежит изучение опухолевых клеток на генном уровне. Если в целом почти 85% детей с острым лимфобластным лейкозом выздоравливают полностью, то в этой группе пациентов все как раз наоборот - у 80% детей развиваются рецидивы. Поэтому важно сразу выявить, относится ли заболевание к данной группе, и, если да, то это будет определять дальнейшую тактику лечения, в том числе проведение трансплантации костного мозга.

 Спасение детских жизней, или все о трансплантации костного мозга в ЕкатеринбургеВ России и Республике Беларусь уже много лет работает кооперативная группа «Москва - Берлин», которая координирует лечение острого лимфобластного лейкоза у детей. И мы пришли к соглашению, что данная технология будет применяться у детей из наших стран.

- Над какими разработками ваша лаборатория трудится сейчас?

- У нас ведется работа по нескольким направлениям. Один из больших проектов, в которых участвует наша лаборатория, — это диагностика и лечение острого лимфобластного лейкоза у детей первого года жизни. В этой возрастной группе болезнь ведет себя очень агрессивно.

 Связано это с тем, что она начинает развиваться еще внутриутробно, опухолевые клетки во многих случаях нечувствительны к стандартной химиотерапии. 

Нашим руководителем Ларисой Геннадьевной Фечиной был предложен инновационный метод лечения, который ранее в мире не использовался, но теперь уже доказал свою эффективность. За его разработку и внедрение группа моих коллег во главе с Ларисой Геннадьевной была награждена национальной премией «Призвание».

Суть метода в том, что используется комбинация стандартной химиотерапии со специальным препаратом (производным витамина А), который переводит оставшиеся после интенсивной химиотерапии опухолевые клетки в разряд нормальных.

 Важной лабораторной составляющей этого проекта является поиск генетических маркеров устойчивости опухолевых клеток к лечению. 

Для этих целей нам необходим прибор, который называется секвенатор нового поколения MiSeq. Мы уже говорили про него. Он дает возможность не тратить время на проведение долгих и кропотливых анализов один за одним с определенным шансом на ошибку, а исследовать одномоментно десятки и сотни генетических маркеров, получая при этом надежный и подробный результат.  

Также чтобы понять, насколько эффективно проходит лечение, мы в ходе химиотерапии и после трансплантации ищем оставшиеся единичные опухолевые клетки в крови и костном мозге пациентов. Чтобы проводить данный анализ на современном мировом уровне, нам необходим новый прибор - проточный цитометр CytoFLEX. S, который оценивает до 12-13 белковых маркеров на одной клетке.

 Таким образом, мы сможем найти 1 опухолевую клетку среди 100 тыс. и даже миллиона здоровых и отличить ее от всех остальных.

Есть и другие необходимые технологии. Может быть, они не столь продвинуты, как две вышеупомянутые, но без них остановится вся работа лаборатории. Я имею в виду гистологическую диагностику опухолей и базовый прибор для нее - микротом. Он делает срезы пораженных болезнью тканей толщиной в несколько микрон. Изучение таких срезов помогает поставить точный диагноз, определить прогноз и своевременно начать максимально эффективное лечение.

 Помощь детям с онкологическими заболеваниями – лучший подарок: фонд «Дети России» отмечает 20-летие 

В реализации наших амбициозных планов нам помогает давний партнер - благотворительный фонд «Дети России». Сейчас он ведет сбор для покупки нового оборудования, которое поможет нам усовершенствовать свою работу.

От редакции: на приобретение высокотехнологического оборудования необходимо более 25 млн рублей. Внести свой вклад в помощь больным детям может каждый на сайте фонда «Дети России». Это будет лучшим подарком для благотворительной организации, которая в этом году отмечает 20-летний юбилей.

Мария Трускова

Комментировать