May 1, 2019, 1:14 PM

По главной площади с оркестром: как Алексей Текслер в народной любви искупался

Челябинский Первомай всегда был не только праздником (для кого «весны и труда», для кого «международным днем солидарности трудящихся»), но и своего рода генеральным смотром возможностей основных политических сил региона. А еще — отличным поводом понаблюдать воочию за кулуарами местной «политики»: кто с кем как поздоровался, кого пустили на трибуну, а кого нет, и прочими нюансами и интригами местной политтусовки…

В теперь уже далеком-далеком прошлом — лет 15-20 назад Первомай в Челябинске был настоящей «политической ВДНХ», и проводился совсем по-другому. Куда живее. Все-все-все, независимо от своей политической принадлежности, собирались возле памятника Орленку, а потом, единой колонной (но разными отрядами) шли на площадь Революции, где и проходил основной митинг, выступали на котором представители практически всех политических сил.

И шли рядом какие-то странные национал-монархисты и ЛДПР, коммунисты и мощная тогда «партия пенсионеров», студенты и «партия власти», профсоюзы, наконец. А товарищи из запрещенной ныне судом «национал-большевистской партии» Эдуарда Лимонова во главе с ее местным лидером Сашей Назаровым обязательно при выходе на главную площадь Челябинска зажигали файеры и устраивали собственное шоу. Впрочем, длительностью в минуту-другую — их быстро «упаковывали» в автозаки сотрудники ОМОНа. Под всеобщий интерес и улюлюканье.

Одним словом — вот жизнь была-то!

Сейчас все по-другому. Со временем разные политические силы стали праздновать Первомай сами, отдельно от других. Либо проводя отдельный митинг, либо и вовсе где-то в другом месте. Одно время в едином порыве сходились на площади «Единая Россия» и профсоюзы, но потом последние решили, что они все-таки сами по себе. Ну, независимые же. Ну, так ведь они формально называются…

Предыдущий глава региона Борис Дубровский Первомай своим присутствием почти не жаловал. Но в этом году можно было ожидать всякого.

Около десяти часов утра на площади перед зданием мэрии собрались представители профсоюзных организаций. Кого тут только не было: профсоюзы работников образования, и профкомы вузов, горно-металлургический профсоюз, и профсоюзы работников агропромышленного комплекса, профсоюзы работников радиотехничекой промышленности и… в общем, это был самый настоящий профсоюзный «ковчег».

На сцене под минусовку «Ленинграда» зажигали сотрудники одного из дошкольных учреждений.

«Только ты, садик моей мечты» — неслось из микрофонов, и женщинам, вышедшим в +5 в одних легеньких платьицах, подтанцовывала толпа.

Погода, кстати, сказалась на численности (в этот раз народу было меньше, чем обычно, но тысяч пять-семь все же было), но никак не сказалась на прочих сложившихся обычаях — люди кучковались семьями-компаниями, и то тут, то там «подогревались» наперекор погоде и всему остальному. Да и закуской запаслись почти все — наш рабочий класс в этом плане всегда отличался смекалкой и правильным подходом к делу.

Наконец, возле сцены словно из толпы появился врио губернатора Челябинской области Алексей Текслер в сопровождении председателя Заксобрания региона Владимира Мякуша, руководителя региональных профсоюзов Николая Буякова и еще пары товарищей. Поднявшись по лестнице, глава региона еще минут пять фотографировался с профсоюзным активом и беседовал с обычными людьми (ну, и с лидерами профсоюзов тоже). Господин Текслер был в самом, что ни на есть, прекрасном настроении, и то и дело с видимой радостью селфился и просто фотографировался едва ли не со всеми желающими.


Наконец, он вышел на сцену, пригласив с собой господ Буякова и Мякуша, а также фотографировавшихся с ним профсоюзников. Глава Челябинска Владимир Елистратов, прождавший Текслера возле сцены, на ней так и не появился.

Открыл митинг господин Буяков, с довольно традиционной речью про права трудящихся и из защиту. После он передал слово врио губернатора, предательски оговорившись, и назвав его «Алексеем Текселем». Но первое лицо области этого не заметило, и Текслер обратился к толпе. При этом свою речь он не затянул, уложившись буквально в три минуты, и получил хороший обратный отзыв — одобрительные крики и аплодисменты. После чего покинул сцену и продолжил общение с людьми. И было видно, как с каждой минутой это нравится ему все больше — с лица врио губернатора не сходила яркая, широкая и очень искренняя улыбка, а количество тех, кто смог сфотографироваться с главой региона, уже шло на десятки.

Затем, пообщавшись с прессой, Текслер, Мякуш, Буяков, Елистратов и еще несколько VIP-персон встали во главе профсоюзной колонны, и кружным путем, через улицы Елькина и Воровского, отправились шествием на площадь Революции. При входе на площадь профсоюзы встретились с еще одной колонной, объединявшей «Единую Россию» и ее «Молодую гвардию», движение «За возрождение Урала» и еще ряд организаций.

Во главе этой «сборной солянки» шел депутат Госдумы Андрей Барышев и несколько представителей Законодательного собрания области. Слившись в политическом экстазе, колонны продолжили шествие мимо памятника Ленину. Вип-персоны же отправились на трибуну.

Тут во всей своей красе и красоте блеснула представитель региона в Совете Федерации Ирина Гехт, возникшая словно ниоткуда в ослепительно белом легком пальто. Не заметить ее было невозможно, а Алексей Текслер даже удостоил Ирину Альфредовну строго дружеским, но все же поцелуем в щечку.

Выйдя на трибуну, Алексей Текслер в очередной раз расплылся в улыбке. Да такой, что складывалось впечатление, что прямо сейчас у него исполняется детская мечта — принимать шествие людей. Он приветствовал взмахами рук почти все колонны, и не переставал улыбаться. Благо, немного распогодилось, и на солнышке было уже около 10 градусов.

Следует также заметить, что «единороссов» и их идейных сторонников на этот раз собралось совсем немного, и в численности они уступали «профсоюзным» в разы. А завершали шествие человек 50 из «Партии пенсионеров за справедливость».

После завершения митинга господин Текслер вновь принялся фотографироваться с людьми, и задержался на площади Революции еще минут на 15, после чего пешком отправился в сторону здания правительства области. Благо, недалеко — метров 300.

Тем временем от театра оперы и балета вверх по улице Кирова двинулась колонна «Справедливой России» Валерия Гартунга. Растянулась она довольно прилично, и определить численность сторонников депутата Госдумы и партии, которую он представляет, было довольно трудно. Впрочем, умение продемонстрировать мощь регионального отделения (и свою личную политическую) всегда отличала Валерия Карловича, который, поднявшись на трибуну, выдал привычный для себя зажигательный спич на тему возврата прямых выборов мэров городов Челябинской области.

В это время на скамеечке неподалеку от трибуны несколько человек, свернув партийный транспорант, и поглощая какие-то жидкости из полторашек (а в темном мешке явно было что-то более крепкое), активно общались между собой.

«Так, я с ребенком пришла, и мне два отгула!», — женщина средних лет была непреклонна.

Мужик, с виду похожий на кого-то вроде бригадира, кивнул головой, и компания продолжила отмечать праздник.

Честно говоря, остальные политические силы региона смогли продемонстрировать лишь то, насколько они сейчас аутсайдеры, и в политическом, и в организационном плане.

ЛДПР прошлись по площади Революции колонной человек в 150-200 (но депутат Госдумы Виталий Пашин смотрелся красавчиком). Коммунисты же и вовсе устроили свое шоу не на площади Революции, а на Кировке, у здания Главпочтамта, что пару-тройку собравшихся сторонников и примкнувших к ним прочих гуляющих развлекали детские творческие коллективы и армейский фургончик с гречневой кашей. Очередь за ней выстроилась едва ли не бОльшая, чем людей, стоявших с красными флагами. Первомай первомаем, а обед, да еще и халявный — по расписанию.

Дмитрий Моргулес