March 25, 2017, 7:15 AM

Политолог Алексей Швайгерт: «Путин может принять по Свердловской области непредсказуемое решение»

В пятницу Свердловскую область всколыхнуло известие о появлении президентского указа о наделении Евгения Куйвашева приставкой врио. Подано все было так, словно в Кремле его негласно наделили статусом президентского кандидата в губернаторы. В резиденции сначала молчали, а потом объявили новость «пятничным фейком», фактически опровергая версию о том, что Москва делает ставку на их начальство. В беседе с ЕАН политолог Алексей Швайгерт объяснил, чем грозит Куйвашеву затянувшееся непереназначение, внезапная отставка Сиенко, а также нарисовал три сценария будущей кампании.

- Алексей, никто не знает пул потенциальных кандидатов: везде мелькают фамилии Куйвашева, Буркова, Ройзмана. Возможно, примут участие Носов и даже Козицын. Это говорит о чем? Что у каждого из этих людей есть желание и способы стать губернатором или просто о том, что никто ничего не знает и это первые люди, которые приходят на ум? Нужно ли это Козицыну, учитывая урезанные возможности губернаторов и их нестабильный авторитет?

- Мелькают фамилии именно тех, кто имеет сколь-либо значимый электоральный, а также финансовый ресурс. То есть имена для свердловчан небезызвестные. С политическим бэкграундом, лидерскими задатками. Харизмой, если хотите. 

Буркова, Ройзмана, Носова и Козицына можно смело причислять к старожилам уральской политики. Козицын, если вспомнить, в начале нулевых имел серьезные политические амбиции – на память приходит блок «Новый курс – правая сила» на выборах в Свердловскую областную думу. Александр Бурков в 32 года вышел во второй тур против Росселя на губернаторских выборах. В том же 1999 году Евгений Ройзман основал легендарный фонд «Город без наркотиков», а в 2003 уже стал депутатом Госдумы. Сергей Носов в 2000-м избрался в региональный парламент, потом активно возглавлял на выборах списки «Единства и Отечества», далее – «Единой России».

Самое любопытное, что эти люди сохраняют влияние на политическую жизнь Свердловской области на протяжении почти 20 лет – об этом не надо забывать. То есть они не исчезли после каких-то неудачных выборов или аппаратного проигрыша, а адаптировались к изменившейся политической реальности. Смогли найти нишу и в длительном периоде капитализировать в свою пользу общественное мнение, опереться на новых политических игроков. Посудите сами, Носов и Ройзман сейчас – мэры двух крупнейших городов области. Бурков рулит избирательными кампаниями «Справедливой России» по всей стране. Козицын – «новый уральский Демидов» и, одновременно, влиятельный лоббист и политический медиатор. Если отбросить все условности, каждый из них – готовый губернатор. Поверьте, посты глав регионов занимают куда менее подкованные люди – и с полностью отсутствующим паблисити.

Другое дело, что итоговое решение по кандидатуре губернатора принимает в стране один человек – Владимир Путин. И как бы ни пытались эксперты строить догадки, считывать противоречивые сигналы Кремля, гадать по звездам, окончательное решение будет только за ним. Понятно, что Путин живет не в вакууме – близкое окружение стремится активно влиять на вероятность принятия им того или иного решения. Аналитички с разных сторон, рейтинги и соцопросы, папочки и досье с компроматом, раздутые в СМИ сюжеты о плохой или райской жизни в регионе, позиция АП, частные мнения «покровителей» того или иного потенциально возможного кандидата на губернаторский пост – факторов много. Сюда стоит добавить и в широком смысле слова ответственность за регион, которую группа влияния, пролоббировавшая «своего» кандидата, несет.

По большому счету нет никаких проблем в Свердловской области сделать ставку на Буркова – в логике контроля «оппозиционными» парламентскими партиями некоторых регионов. Например, губернаторы от КПРФ работают в Иркутской и Орловской областях. От ЛДПР – в Смоленской. А вот у «Справедливой России», с уходом Ильковского из Забайкальского края, такого региона, если мне не изменяет память, нет. Отчего бы не восстановить некую аппаратно-партийную справедливость? Пусть у всех сестер будет по серьгам.

Или, в логике принципа сдержек и противовесов, немного ослабить группу Собянина – учитывая, что новый врио Пермского края Максим Решетников будет лоялен мэру Москвы больше Басаргина. И если у Собянина все  хорошо, почему не позволить в Свердловской области действовать Ростеху? Или даже «Ренове» Вексельберга? Последний, судя по недавней новости на сайте президента России, вполне себе публично реабилитирован.

Я хочу сказать, что пока мы не увидим Евгения Куйвашева в статусе временно исполняющего обязанности, в Свердловской области может сбыться любой сценарий – непредсказуемость, как известно, характерна для решений Путина.

- В интервью изданию «Ура.ру» гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Дмитрий Орлов заявил, что вокруг Евгения Куйвашева изменилась ситуация – на работе его оставили, но четко так и не дали понять – хочет ли его видеть Кремль снова губернатором. Есть ли повод для переживаний в резиденции? Ведь несколько недель назад у некоторых было больше уверенности, скажем так, в пролонгации Куйвашева, а Орлов – эксперт весомый…

- Дмитрий Иванович Орлов хорошо чувствует тонкие процессы, происходящие в федеральных эшелонах власти. Поэтому фраза «изменилась ситуация» при определенных обстоятельствах может звучать как приговор. Вполне допускаю, что он зафиксировал активность групп влияния, о которых я говорил чуть раньше. Их логики и аргументы очевидны и могут возыметь на Путина определенное действие.

Что лукавить, медовый месяц межэлитного консенсуса «области» и «города» прошел. Радужные планы и мечты бюрократии не сильно-то и сбываются – мешает искусственный характер возникшего в мае 2016 года перемирия. Плюс переход УВЗ в ведение Ростеха… Плюс взлет Паслера топ-менеджером в энергетический актив Вексельберга…

Все эти факторы, как бы ни хорохорилась команда губернатора, подтачивают властный стульчик, на котором сидит Евгений Владимирович. Как я уже говорил, если добавить сюда временной зазор, образовавшийся до истечения срока полномочий Куйвашева, то пространство для перемен возникает само собой. Стоит ли говорить, гипотетически возможное назначение Путиным в Свердловскую область нового политического лидера единомоментно обнулит имеющиеся конфликты, запустит бурление и перенастройку местных элит. Перезагрузит региональную систему власти.

И еще – я сторонник одной конспирологической теории. Согласно ей, новая команда администрации президента выбирает регионы-полигоны для обкатки определенных гипотез, применимых на президентской кампании - 2018. Понятно, что окончательное решение не от Вайно и Кириенко зависит. Но, думаю, вы поняли, о чем я хотел сказать: в борьбе лоббистских групп за Свердловскую область Путина чудесным образом может зацепить какой-то нетрадиционный довод, аргумент.

Именно поэтому залог выживаемости Куйвашева – всеми способами продавить свою досрочную отставку. Стать врио губернатора как можно раньше. Иначе апрель для него может обернуться девятибалльным штормом.

- Многие знают, что отношения между администрацией губернатора и командой экс-директора УВЗ Олега Сиенко были сложными. Потом потеплели. Теперь Сиенко убрали, заменив на Александра Потапова – человека нового. И это перед выборами да еще в Тагиле…

- Это и есть внешний фактор случайности и неопределенности, которому трудно что-либо противопоставить. Отношения региональной власти с Сиенко были сложными, но это были отношения. А вот за Потаповым стоит свежеизбранный председатель Совета директоров УВЗ –  Владимир Артяков. Он, на минуточку, был губернатором Самарской области с 2007 по 2012 годы. И как реагировать команде Куйвашева на этот управленческий тандем за полгода до губернаторских выборов?

Если представить, что столь желанное Куйвашевым одобрение на переизбрание случится, Ростех может позволить себе элементарно сыграть на ослабление его результата. Я не вижу здесь преград. Вложиться в конкурента от парламентской партии с критикой действующего руководителя региона? Попробовать перевести избирательную кампанию во второй тур? Или, наоборот, обрушить явку в Нижнем Тагиле и северном кусте городов? Вариантов давления на позиции Евгения Куйвашева тактически и стратегически вырисовывается масса.

- Совсем недавно произошла странная история с то ли задержанным, то ли с не задержанным ФСБ экс-министром здравоохранения Свердловской области Аркадием Белявским. Некоторые сочли, что это был вброс против Куйвашева и что за ним может стоять Ростех и Чемезов. Насколько это правдоподобно и можно ли говорить, что обновленная команда УВЗ показала зубы «желтому дому»? Что они хотят?

- Виртуальное задержание Белявского – вполне себе показательный кейс, как в регионе легко запускается антикоррупционная предвыборная повестка. Почва подготовлена – вбрасывай информповоды, они прорастут сотнями интерпретаций с раскрытием всех проблемных точек. Заденут за живое, качнут антирейтинги власти.

Я не готов сейчас сказать, кто именно инициировал Белявский-story. Но сигнал был показательный. И степень его проникновения еще раз подтвердила то, что не все ладно в датском королевстве.

- О мэре Нижнего Тагила Сергее Носове в последнее время не слышно, Ройзман уезжал на операцию… «Потенциальные кандидаты» взяли паузу?

- Вполне допускаю именно такую логику их публичного поведения. Сейчас что-то важное происходит не в регионе, а в кремлевских кулуарах. Тем же Носову или Ройзману, чьи кандидатуры могут быть задействованы в каких-то вариантах больших и малых политических сценариев, важно ненадолго «исчезнуть». Ничем не выдать собственные интересы, не навести на себя «порчу», не спугнуть большую удачу, если хотите. Смех смехом, но, по моим наблюдениям, Сергей Носов традиционно закапывает голову в песок, самоустраняется как раз вот в такие – неясные в логике аппаратной борьбы – моменты. Поэтому «заболеть», уехать, отсутствовать, пусть даже в информационном поле, означает для чиновника не быть причастным к возможной проблеме, конфликту, провокации или судьбоносному решению. «Меня не было, я не при делах».

- Алексей, с учетом вышеописанных событий, какой может быть роль полпреда Игоря Холманских – выходца с УВЗ? Как сотрудник администрации президента он дал понять, что будет курировать губернаторские и президентские выборы. По вашему мнению, он будет наблюдать за происходящим безучастно или как раз наоборот? И как это может выразиться?

- Как к таковому институту полномочных представителей я отношусь весьма и весьма скептически. И не в самой фигуре Холманских дело, конечно. Дело в определенной декоративности этой надстройки, которая в реальной региональной политике так и не заработала, а заржавела и влачит весьма печальное политическое существование. Когда отсутствуют настоящие рычаги влияния и аппаратный вес, остается «кураторство», «наблюдение», записки наверх, надувание щек и красивая жизнь в роскошных резиденциях.

Реальными же полпредствами в регионах являются группы влияния – например, Собянина, Чемезова или, скажем,  Сечина. Местный представитель президента для них как чревовещатель в законе: его голосом можно озвучивать всякое-разное, использовать для наездов или калибровки интересов во всевозможных «корпорациях развития».

Вот такая у полпредов незавидная «участь участия» во всем: стараться производить много шума из ничего.

- Как думаете, что даст «Единой России» и Куйвашеву назначение пропагандистом журналиста Енина? Сможет с такими кадрами партия тягаться с командой того же Навального, у которого соратники - молодежь с «горящими глазами» и верой в перемены? Стоит ждать неожиданностей от губернаторских праймериз? Будут в агитации новые ходы, яркие идеи или все будет «в галстуках с серьезными лицами»?

- Вспоминаю слоган из сериала «Секретные материалы»: I want to believe. Назначение Енина, не скрою, ход для партии власти несколько неожиданный и даже эксцентричный. Он уже породил немало пересудов. Я думаю, что на «роли личности» в данной истории весь дальнейший единороссовский дискурс можно закрыть. Иначе говоря, весь пиар-эффект приходом Енина в «ЕР» (как бы без потери его собственной объективности) и ограничится.

Все дело в природе партии власти. Это административная машина, состоящая из тысяч шестеренок и гаечек. По уму, ее надо постоянно смазывать, обслуживать, заливать в нее топливо, менять какие-то части. В реальности же раз в год к ней приходят крутые мужики и говорят: «Давай, родимая, заводись, не подведи!» И она вывозит, как может, – именем отца, сына и святого духа. Логику эту – про любовь раз в год – никакой Енин не перешибет. Это системный error на аппаратном уровне. Поэтому либеральный журналист с ТВ сразу же утомится. Первый эффект новизны пройдет, ореол звезды потускнеет, а в партии все останется по-прежнему.

Что касается неожиданностей и новаций в губернаторской гонке… Здесь надо ориентироваться исключительно на степень конкурентности кампании. Базовых сценариев три: «Куйвашев vs. статисты», «Куйвашев vs. хотя бы один значимый оппонент», «Новый врио vs. статисты».

Как мы видим, администрация губернатора сейчас активно готовится к первому, инерционному сценарию. Его основные ходы известны: выдвижение электорально ничтожных (в масштабах области) кандидатов, блокирование на уровне прохождения муниципального фильтра потенциально опасных игроков, накачка «безрисковой» явки.

Сценарий №2 – Куйвашев и Ройзман/Бурков/Носов/Паслер. Самый любопытный сценарий. Основной вопрос в том, будет ли вкладываться оппонент с хорошим электоральным потенциалом в свою победу всерьез. Или предпочтет «расторговаться» и, говоря прямо, слить кампанию. Если всерьез, то мы, конечно, увидим яркие, неожиданные ходы с обеих сторон этого эпического противостояния. Первой преградой, пусть для условного Буркова, станет проблема прохождения муниципального фильтра. Обычно действующая власть активно «засоряет» его, расставляет ловушки – для преодоления потребуется мощная организационная, лоббистская и информационная кампания. Если по условиям договорного матча нужно «слить», то можно на этом же самом фильтре показательно окараться, немного пошуметь для виду, получить оговоренное – и покурить в сторонке.

Третий сценарий реализуется в случае президентского решения назначить временно исполняющим обязанности кого-то, но не Куйвашева. В этом случае мы увидим тоже достаточно скучную и предсказуемую кампанию. Серьезные игроки не захотят поднимать забрало и идти в лобовую против ставленника Путина. Предпочтут адаптироваться к новым политическим реалиям, поискать ключики и отмычки к новому игроку. Сейчас подобное происходит в соседнем Пермском крае, кстати.

- Алексей, какие тезисы выберут в штабе кандидата в губернаторы - «Свердловская область – территория будущего» или «Средний Урал – оплот державы и Кремля»? И на чем будет основан этот выбор?

- Кандидатов в губернаторы все же будет несколько. Значит, и штабов, пусть и управляемых при инерционном сценарии кампании из одного мозгового центра, будет тоже несколько.

Что касается идеологии кандидата №1, кандидата, изначально имеющего лучшие шансы на победу, то поживем-увидим. В любом случае политтехнологи всегда оперируют категориями будущего и надеждами на изменения к лучшему. Другое дело, что это «будущее» трудно развернуть без точек опоры в менее привлекательном «настоящем». Значит, будет востребован самый широкий спектр идеологем, якорей массового сознания. И «опорный край державы» в их числе.

P.S. Вскоре после этой беседы было принято решение, что проходящую с прошлого века под Нижним Тагилом выставку Russia Arms Expo (RAE) перенесут в Подмосковье. По словам главы минпромторга РФ Дениса Мантурова, мероприятие будет проходить в парке «Патриот». Он объяснил решение тем, что площадок не должно быть много, а федерация не должна тратить бюджетные и внебюджетные ресурсы. Власти Свердловской области пока никак не прокомментировали это решение. За которым, как утверждают, стоят новые собственники УВЗ – Ростех и Сергей Чемезов.

Вопросы – Александр Родионов.

Комментировать