August 23, 2019, 4:09 AM

Политическая колонка Александра Пирогова: мусорный пиар

ЧП с самолетом «Уральских авиалиний» на прошлой неделе вбросило позитива в информповестку. Причем сразу по двум причинам: а) естественно - дала повод гордиться нашими летчиками, б) неожиданно - поставило крест на планах строительства мусоросортировочного завода с полигоном близ аэропорта Екатеринбурга.

Причина - птицы. Почти как у Хичкока, они стали воплощением случайности и непредсказуемости, опасности и нестабильности, бессмысленности и абсурда.

Однако жизнь внесла свои правки и противопоставила киношной хичкоковской неотвратимости сопротивление человека и его победу, пусть и временную. Причина стала следствием, а следствие - причиной.

 Птицы повлекли аварию самолета, авария тысячекратно усилила аргументы людей, выступающих против строительства мусорного завода, и заставила чиновников пересмотреть планы.

Так или иначе, правительству Свердловской области в ближайшее время предстоит найти места, где разместить 12 мусоросортировочных заводов, новые полигоны и прочие сопутствующие прибамбасы. Строить надо, планы утверждены, сроки поджимают, и никакой Хичкок их не остановит.

Мусор сам себя не уничтожит, это понятно. Вот только соседства с его переработкой не хочет никто. Экологические протесты идут по всей стране. То тут, то там возмущенные горожане блокируют любое мусорное строительство.

Власти в растерянности и не могут понять, что делать. Давить через колено? А вдруг протест - и отчитывайся потом перед Москвой. Общественные обсуждения, как обычно? Опять же обман-протест-федеральная повестка. Учитывать мнение по-настоящему? Тогда вообще никогда ничего не построить, все будут против. Строить на отшибах? Тариф будет выше – люди злее. Нужна какая-то золотая середина.

А что, если подойти к этой задаче как к выборам, представив, что мусоросортировочный/перерабатывающий завод - это очень и очень непопулярный кандидат?

План действий

1. Отстройка от мусора. Благозвучное название

Помойка, гниль, смрад, черви, крысы, паразиты, яд, опасность, заражение почвы и водоемов - вот с чем ассоциируется у большинства россиян тема захоронения и переработки отходов.

Мусорная реформа за восемь месяцев своего существования никак не изменила это представление. Тема мусора стала ближе, придя в каждый дом под видом квитанций, но точно не позитивнее. «Сладость или гадость?» - требует новый налог, липко намекая на то, что если и уйдет без подношения, то за подмогой позовет своего старшего брата Дерьмодемона из культовой Догмы.

Власти запоздало попытались переименовать мусорную реформу в экологическую, но бесполезно: слово улетело в народ, не выловить.

 Строительство инфраструктуры (заводов, полигонов) прямо сейчас, пока не поздно, необходимо спасать от негативной окраски слов «мусор, реформа» и иже с ними. Нещадно вымарывать, начиная с документов, планов и пресс-релизов.

Мусоросортировочный завод может стать фракционносортировочным предприятием, распределительно-логистическим терминалом или вибрационно-сепараторным комбинатом.

2. Образцовое предприятие. Положительный опыт

Игра слов не даст никаких преимуществ без поддержки фактами. Необходимо построить хотя бы один-единственный образцово-показательный мусоросортировочный завод (с благозвучным названием). Реально работающее предприятие могло бы стать информационно-пропагандистским флагманом для всей области и особенно территорий, где будет разворачиваться аналогичное строительство.

Какими бы красивыми ни были аргументы, они остаются просто словами, если их нельзя потрогать. Чиновники спотыкаются на том, что их доводы никто не воспринимает всерьез: «Какой нафиг завод в центре Вены, вы издеваетесь?», «Какие безопасные технологии? Да построят, как обычно, из говна и палок, вот и все технологии, а вы тут рассказываете».

 Во-первых, потому, что нет доверия - тысячу раз обманывали.

Во-вторых, халву надо есть, а не болтать о ней. Чтобы люди поверили, что новые заводы - вершина технологической мысли и абсолютно безопасны, их нужно показать. Как, например, ЧТПЗ показал белую металлургию через белые халаты на простых рабочих.

Постоянные экскурсии, в том числе онлайн, круглосуточные камеры, стримы в соцсетях, школьники и студенты на практике, мониторинг воздуха, земли, довольные жители и регулярный бесплатный автобус до предприятия, который реально нужен, чтоб набрать грибов или порыбачить, «потому что вода здесь чистая»… Максимальная открытость, максимальная безопасность.

3. Социологические исследования. Чего хотят люди?

Любые выборы начинаются с исследований территории. Стартуют обычно с экспертных опросов – там вычисляются лидеры мнений, протеста и прочие подводные камни, невидимые с высоких кресел.

Затем фокус-группы, когда небольшие аудитории (пенсионеры, рабочие, молодежь, чиновники и т.д.) откровенно говорят о том, что их беспокоит, о своих страхах и ожиданиях. Фокусированные интервью дают возможность найти ключик, как эти страхи смягчить или нейтрализовать, помогают выяснить основные проблемы городов и поселков, понять, готовы ли люди на уступки и что хотят взамен.

Следом за фокус-группами (или наоборот - в зависимости от ситуации) проводят опросы: какое количество человек выступает за распределительно-логистический терминал, а какое - против мусороперерабатывающего завода, где лучше строить, какие основные проблемы города и горожан, какие материальные бонусы смягчат позицию и т.д. и т.п.

На базе исследований легко создать стратегию и дорожную карту по каждому городу, рядом с которым будет построен завод, тем более что основные вызовы, с которыми уже сталкивались жители и власти других регионов, понятны и предсказуемы.

4. Анализ проблем. Сортировка протеста

За последние пять лет в стране было множество акций протеста против строительства мусорной инфраструктуры. Часть из них привела к отмене уже принятых решений. Необходимо учитывать этот опыт и не повторять чужих ошибок. Тем более что даже поверхностный анализ легко позволяет понять, что именно становилось причиной народного возмущения:

  • некачественная проработка мест размещения объектов (близость рек и водоемов, природоохранных зон, заповедников, предприятий сельского хозяйства и животноводства, аэропортов, населенных пунктов), урон здоровью жителей и окружающей среде;
  • фальсификация общественных обсуждений, игнорирование общественного мнения, вынесение проекта на обсуждение уже после его одобрения всеми инстанциями, административное давление, неубедительная аргументация чиновников, сокрытие информации, страхи жителей;
  • противозаконные действия инвесторов, подрядчиков, нарушения технических требований СНиПов и СанПиНов, нарушение законодательства об экологической экспертизе.

Когда основные риски понятны, настроения, страхи и желания жителей измерены со всех сторон, есть что показать и предложить, надо переходить к формированию общественного мнения.

5. Формирование общественного мнения

Привести к победе непроходного кандидата – пожалуй, самая сложная задача. Однако и она вполне выполнима, если есть должная подготовка. Силой навязывать людям то, чего они не хотят и боятся, – заранее провальный вариант. С людьми необходимо разговаривать и договариваться.

Власти твердят, что заводы нужны, каждый раз повторяя одну и ту же ошибку: убеждают себя, а не людей. Логистика, эффективность, финансовая целесообразность - это все для себя. Так слона не продать. Абстрактные угрозы из уст министра, что через пять лет будет экологическая катастрофа, не работают. Жили же как–то всю жизнь - и ничего.

Нужна нормальная, человеческая аргументация, для каждого конкретного места, для каждого жителя.

Лучший аргумент – финансовый. Например, освободить жителей населенных пунктов, рядом с которыми будет строиться мусорный завод, от мусорного налога (как вариант - сделать его минимальным, субсидировать и/или софинансировать вместе с инвестором). Это автоматически заставит тщательно выбирать места строительства, подыскивая населенные пункты с минимальным количеством населения, чтобы уменьшить расходы.

Другой финансовый аргумент – убедив людей в безопасности нового завода на конкретном примере (см п.2), показать, какую дополнительную выгоду может получить город от строительства. Например: чистая вода, комплексное благоустройство, новые парки или медицинские специалисты в поликлинике. В чем больше всего нуждаются люди – покажет социология, а правительство может гарантировать дополнительное финансирование на эти проекты.

Эмоциональные аргументы должны сочетаться с рациональными доводами, частная выгода - с общественной пользой. Люди должны увидеть все возможные плюсы, принять их, буквально пощупать проект (например, в виде макета), оценить картинки благоустроенного города, пообщаться с агитаторами, депутатами и главой, получить приглашение войти в наблюдательный общественный совет и, возможно, высказать свое мнение на общегородском опросе. По сути - это такая же избирательная кампания, и, если подойти к избирателям с должным вниманием и уважением, терпеливо убеждать, не пытаясь обманом или из-под палки навязать нужное решение, то люди откликнутся. И вряд ли будут выступать против. Что, собственно, и требуется.

Фото: pixabay.com