September 13, 2019, 6:46 AM

Политическая колонка Александра Пирогова. Сказочный глава и всемогущий текст-процессор

Все персонажи и события вымышленные, все совпадения случайны.

В кабинете главы было двое. Мэр Екатеринбурга Александр Высокинский с горящими глазами осторожно поглаживал допотопный ноутбук, такой невероятно древний и нелепый, что смотрелся на лакированном столе будто пришелец из другого мира. Руки мэра едва заметно дрожали.

- Илья, ты уверен, что это именно он?

- Ну, конечно, Александр Геннадьевич, даже не сомневайтесь, - отозвался председатель избирательной комиссии Екатеринбурга, листая сборник рассказов Стивена Кинга. - Вот и инструкция к нему имеется. Это самый настоящий Всемогущий текст-процессор из известного рассказа, прибор, предназначенный для изменения нашей реальности и выполнения любых желаний.

 Достаточно написать «Я хочу, чтоб…» и свое желание, а потом нажать Enter, и вскоре оно исполнится. А если нужно что-то удалить, то нужно снова написать, а потом нажать Del. Вот сюда.

Часы на городской ратуше пробили полночь. Окна во всей администрации были темны и безжизненны, как пустые глазницы. И только таинственное голубое мерцание озаряло окно кабинета главы. Шла первая неделя его новой работы.

- Я слышал о нем, но не верил, думал - городская легенда. Где ты его взял?

- Александр Геннадьевич, ну я же не спрашиваю, где вы взяли контроль над Водоканалом или как стали главой… Много лет назад этот ноутбук оказался у Владимира Тунгусова, и он использовал его возможности на всю катушку. Примеры нужны или сами догадаетесь? Понятно теперь, почему он всегда и всех переигрывал?

- Да, но думу-то он проиграл, город потерял, почему? Не сработало волшебство? - в голосе главы слышалось плохо скрываемое недоверие и подозрительность.

- Дело в том, что весной 2018-го, накануне выборов, этот прибор у него исчез. Прямо из кабинета. Подробностей не расскажу, но в итоге он оказался у Виталия Кочеткова и помог его товарищам провернуть одно дельце. Теперь он ваш, считайте это подарком от Виталия Васильевича и гарантией будущих успехов. Хотите попробовать?

- А что там в инструкции написано, что загадывать можно?

- Да что угодно, главный герой инструкции, то есть рассказа Кинга, сначала «наколдовал» себе золотых монет, потом избавился от нелюбимого сына, стер ненавистную жену и создал себе новую, счастливую семью.

- Золото – это хорошо, значит, сначала повышу себе зарплату, избавлюсь от всех тунгусовцев, построю колесо обозрения и огромную статую… а потом… ух, сколько же всего хочется! - глава покосился на председателя избиркома и заставил себя замолчать. – Ну все, Илья, спасибо за подарок! Давай уже закругляться, а то завтра с утра расширенная аппаратная, да и вообще… ну сам понимаешь…

Захаров все понимал. Он вышел из мэрии, с трудом сдерживая радость: «Наконец-то и мне повезло. Появился шанс, и я его не упустил!»

Понять и даже разделить его радость было несложно: Илья Викторович очень хотел стать начальником облизбиркома. Более того, он был как никто другой достоин этой должности, и то, что он успел написать свое главное желание на Всемогущем текст-процессоре за те короткие пять минут, что нес его до главы, было вовсе не наивной надеждой на чудо, а просто небольшой подстраховкой. На всякий случай. Осталось лишь немного подождать. Впереди открывались блестящие перспективы.

***

- Илья, что происходит?! - Высокинский в бешенстве метался по своему кабинету. – Почему он не работает??? Ничего, ты слышишь, ничего не получается!!! Я уже себе все пальцы смозолил! Печатаю-печатаю, и ни черта не исполняется! Он, похоже, сломан! Вы что, издеваетесь надо мной?

- Не кипятитесь, Александр Геннадьевич, объясните нормально, что произошло?

- Каждый раз одно и то же! Я пишу: хочу повысить себе зарплату, как ты и говорил, все четко - по инструкции. Нажимаю Enter. Прибор жужжит, желание принято к исполнению. Дума - за. Но потом что-то происходит. Как будто глюк программы! Повышение зарплаты отменяется! Пишу – очистить город от снега, и снег, которого ползимы не было, начинает валить как сумасшедший…

Затеял реформу транспорта – теперь полпред требует вернуть маршрутку. Весь город уже надо мной смеется! В общем, жду тебя через час у себя в кабинете, приходи и все исправляй! – глава отключил телефон и раздраженно схватился обеими руками за густую шевелюру.

Илья Захаров грустно смотрел на пустую стену своего маленького кабинета и не очень понимал, что ему делать. Рассказать главе про то, что его собственное назначение сорвалось точно так же внезапно и необъяснимо, он не мог, партнеры в городской думе от инструкций уклонялись, версия, что он подсадил главу Екатеринбурга на нерабочий аппарат, выглядела довольно нелепо и чуть-чуть страшно.

 «Ладно, - решился глава избиркома. - Если аппарат не работает, то его надо возглавить. Бог не выдаст – свинья не съест».

***

Настроение главы ухудшалось с каждым месяцем. Все шло из рук вон плохо. Мэр заметно изменился: стал раздражительным, мнительным. Перестал получать удовольствие от еды и доверять людям.

«Текст-процессор тут ни при чем, с ним все должно быть в порядке, - пытался разобраться глава. - Это и Захаров подтвердил, да и я сам так чувствую. Тут дело в другом, наверняка кто-то попросту мешает ему нормально работать, вредит. Это поправимо. Нужно только найти эту крысу».

Первым под подозрение попал Алексей Кожемяко. «Этот главный приспешник Тунгусова наверняка и есть источник моих проблем", - убеждал себя глава и даже попытался стереть их обоих из реальности, но неудачно. Даже исчезнув из вида, Тунгусов как будто всегда был где-то рядом и демонически хохотал над каждой неудачей мэра.

Следующим стал Анатолий Гагарин. Новый политконсультант надежд не оправдал и от проблем, преследующих главу буквально по пятам, спасти не смог. «Может, это Гагарин своей метафизикой сбивает тонкие настройки моего прибора?» Но нет. После удаления Гагарина проблемы не исчезли.

С Екатериной Куземкой дела вроде бы стали поправляться, только однажды глава проснулся от кошмара. Ему приснилось, что Куземка каждую ночь пробирается в его кабинет и редактирует написанные желания.

 «Зря я ей все рассказал, теперь и Вихаревы в курсе, и Володин, будь он неладен. А вдруг они как-то испортили или уже подменили прибор? – с ужасом вздрогнул глава, отгоняя от себя остатки сна сеточкой для волос. - А я ведь только вчера пожелал, чтоб храм построили в сквере, чтоб дума мне подчинялась, чтоб отчет депутаты приняли легко, а чиновники и горожане меня любили и уважали… Давай уже работай, чудо-машина, не подведи!»

И чудо-машина не подвела, она работала как часы, исполняя по своим алгоритмам ровно то, о чем ее попросят. Но только глава не знал, что в эти самые алгоритмы были внесены кое-какие изменения.

Команда «Я хочу» автоматически заменялась на «Я хочу, но нет». Любые пожелания главы начинали исполняться, но почти сразу же включалась программа коррекции, и исполнение откатывалось обратно.

Авторитетные бизнесмены, которые подарили Текст-процессор, конечно, доверяли главе, но не настолько, чтобы своими руками сделать его всемогущим, потому и сделали эту небольшую фичу. Да и смотреть на все происходящее было для них лучшим развлечением и подлинным удовольствием.

Жители города все чаще и чаще удивлялись странностям главы, его заявлениям то о второй ветке метро, а то даже и о третьей, о благоустройстве, о сильных главах районов и творчестве Покраса Лампаса. Многие и вовсе не понимали, о чем он вообще говорит, а кто-то уже начал подмечать расхождения слов и реальности, поначалу списывая это на обыкновенный популизм, свойственный многим политикам, но все чаще задумываясь и над причинами посерьезней. Кое-кто даже пытался сказать, что король-то голый, но его не послушали и обвинили в распространении фейков.

Администрация пришла в упадок. Многие поспешили покинуть эту обитель хаоса и неразберихи. Только политический блок работал на износ, буквально вытягивая всю работу мэрии на себе.

Радовал главу веселыми картинками в Интернете, теорией заговора в Telegram-каналах, неустанно выискивал и обличал виновных со страниц новой газеты «Сквер», которая заменила официальную «Вечерку». Ходили слухи, что пиарщики хотят оживить и очеловечить серый образ чиновников новым дресс-кодом: костюмами из картонных коробок и прочими дизайнерскими находками, но решили ограничиться раздачей цветного пластилина депутатам на заседаниях думы.

***

Незабываемый год пролетел быстро.

Глава отмечал годовщину своего избрания в одиночестве. За лето он немного освоился, окреп и уже не смотрел на Текст-процессор с прежним восторгом. Из диковиной игрушки он превратился в обычный рабочий инструмент, полезный, но глючный. Высокинский стал больше полагаться на свои силы. Он поверил в себя, мощь своих желаний, в правильность решений: «Как похорошел при мне город! Все благодаря отличной команде, которую я собрал. Скоро нами все будут гордиться и восхищаться. Мы многое уже сделали, и, пожалуй, это шайтан-ведро мне больше и не нужно. Ну ладно, так и быть, еще разок загадаю, но в этот раз точно - последний».

Глава без особой надежды посмотрел на мигающий зеленый квадратик первобытного текстового редактора, глубоко вздохнул и быстро застучал пальцами по раздолбанной клавиатуре:

«Хочу уже поскорей провести этот опрос и закрыть тему с храмом.

Хочу сохранить контроль над Водоканалом.

Хочу остаться главой до конца срока и еще на весь следующий срок».

Всемогущий Текст-процессор заискрился, внутри что-то хрустнуло, экран погас навсегда.

Часы на городской ратуше пробили полночь. «Это знак, теперь все точно сбудется», - подумал глава и выключил свет в своем кабинете. Все окна стали пустыми и безжизненными. В здании администрации воцарилась тьма.

Комментировать